Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Связи животных с растениями

Печать

В процессе возникновения жизни на Земле первичные живые существа разделились на две группы — автотрофов и гетеротрофов. Именно после того, как возникли первые автотрофы, открылись неисчерпаемые возможности для дальнейшей эволюции организмов, и эта эволюция привела к современному многообразию растений и животных.

Первичные гетеротрофы, т. е. организмы, питающиеся друг другом, органическими соединениями, не могли бы развиваться длительное время без автотрофов. В конце концов запас органического вещества был бы исчерпан. Для беспрерывного развития и протекания жизни необходим биологический круговорот веществ. Пополнение запаса органических соединений, потребных для гетеротрофов, и энергии, потребной для жизни вообще, осуществляется автотрофными организмами, зелеными растениями в первую очередь. Поэтому в современных условиях последние по праву считаются источником жизни во всем ее многообразии.

Но автотрофы в свою очередь не могут развиваться без гетеротрофов. Если органическое вещество, создаваемое растениями, не будет перерабатываться гетеротрофами до минерализации с освобождением простых неорганических веществ, то не сможет осуществляться круговорот веществ в биосфере. Без круговорота веществ не может быть жизни. Взаимное сосуществование автотрофов и гетеротрофов исторически закономерно, и только при этом условии может осуществляться круговорот вещества и энергии, могут протекать все жизненные процессы на Земле.

Животные и растения с первых дней своего возникновения развиваются совместно, обусловливая возможность существования друг друга. С незапамятных времен до настоящего момента растения и животные проходят свой эволюционный путь развития в тесной взаимосвязи и взаимозависимости, «рука об руку». В процессе такой совместной, сопряженной эволюции у различных видов растений и животных выработались обоюдные взаимные приспособления друг к другу, столь прочные, что раздельно существовать в современных условиях они уже не могут. В этом проявляется единство животного и растительного мира.

На различных участках Земли исторически сформировались свои сообщества растений и животных, биоценозы. Отдельные виды в них прочно связаны друг с другом и зависят один от другого. Биоценозы при постоянстве внешних условий являются устойчивыми образованиями. Эта устойчивость обеспечивается тем, что их основу обычно составляет группа видов растений, животных и микроорганизмов, возникших в одном месте и проделавших эволюцию в тесной связи друг с другом. Правда, в каждом сообществе можно встретить растения и животных, которые исторически возникли в других местах. Такие организмы в разное время входят в тот или иной биоценоз, но, как правило, не составляют его основу, зато более или менее тесно связывают различные биоценозы между собой.

Животные не могут жить без растений и существуют за счет автотрофов. Но и растения в своей жизни тесно связаны с животными. О связи растительных и животных организмов в биоценозе вполне определенно писал еще в 1912 году в классической работе «Учение о лесе» Г. Ф. Морозов: «...жизнь животных в лесу тоже тесно спаяна со свойствами леса... тоже находится в зависимости от леса, с одной стороны, а с другой стороны, влияет на жизнь леса. В лесу стихийной, или девственном, нет ни полезных, ни вредных животных,— там все полезны для леса; и белка, и сойка, и другие животные, поедающие желуди, не являются, однако, в силу этого истребителями дуба, а наоборот, агентами распространения его, факторами жизни и распространения леса. Лес есть не только общежитие древесных растений, он представляет собою общежитие более широкого порядка; в нем не только растения приспособлены друг к другу, но и животные к растениям и растения к животным; все это взаимно приспособлено друг к другу».

Примером таких исторически возникших глубоких взаимных приспособлений могут служить коадаптации насекомоопыляемых растений и насекомых-опылителей, орнитофильных растений и их опылителей- птиц. В природе широко распространена зоохория (разнос семян и спор животными), она играет важную роль в расселении многих групп растений и обеспечивается рядом исторически развившихся приспособлений как у животных, так и у растений. Все эти коадаптации в мире животных и растений возникли в процессе совместно проделанной эволюции и более подробно будут рассмотрены ниже.

Современный растительный покров степи, полупустыни, пустыни, тундры, леса и других ландшафтов сложился при взаимодействии различных групп животных, связанных с отдельными группами растений. Общий облик растительного покрова зависит от почвенно-климатических условий, но в то же время поддерживается деятельностью животных, в свою очередь зависимых от растений. Изменение животного населения в любом из ландшафтов приводит к перемене в растительности. Полное же исключение животных сопровождается гибелью сообщества. Причем сама почва, на которой произрастают растения, ее плодородие возникли в значительной степени в результате деятельности растений, животных и микроорганизмов. Таким образом, в понятия «степь», «тундра», «лес», «луг» необходимо включать и животное население, и растительность и не потому только, что они живут совместно, но потому, что они обоюдно необходимы друг другу.

Тесная зависимость растений от животных и животных от растений проявляется также и в том, что растения, исторически развиваясь вместе с животными, приспособились к существованию в условиях обязательных потерь вещества, расходуемого на прокорм фитофагов, т. е. приспособились к избыточному продуцированию специально на эти потери. Это происходит потому, что животные-фитофаги, поедая определенную часть зеленой массы растений, ускоряют круговорот веществ и перевод органического вещества в минеральные, которые, попадая в почвенные растворы, снова используются растениями на питание.

Наиболее наглядно способность производить продукцию, предназначенную для скармливания животным, проявляется, например, в создании растениями сочных плодов. Животные поедают плоды и тем самым способствуют распространению семян, находящихся в этих плодах. Естественно, что такое приспособление развилось исторически, в процессе совместно проделанной растениями и животными эволюции.

Отсюда напрашивается довольно интересный вывод о том, что мы не можем ставить перед собой задачу по созданию чистых фитоценозов. Таких растительных ассоциаций, свободных от животных-фитофагов, быть не может, ибо тогда исчезнет необходимое звено, обеспечивающее круговорот веществ. Однако это не значит, что мы не должны добиваться повышения продуктивности сельскохозяйственных и лесных растений за счет уменьшения потерь от вредителей.

При изучении взаимозависимости растений и животных наиболее легко обнаруживаются исторически возникшие связи растений с насекомыми. Так, Б. М. Мамаев указывает, что расцвет галлиц совпадает во времени с расцветом покрытосеменных, так как видообразование галлиц связано, причем тесно, с развитием в цветках. Именно появление цветка способствовало переходу галлиц от первичного способа питания (мицетофагии) к фитофагии, а затем к развитию в галлах.

Цветковые растения появились в меловой период. С. С. Станков пишет: «Обилие солнечных лучей, яркие и своеобразные цветки и армия насекомых вывели цветковые растения на первое место. Сохраняя свое господство, они всюду нас окружают и теперь!» Вместе с цветковыми растениями развились и насекомые-опылители, процветающая группа животных на современной Земле.

Наиболее тесно современные виды животных связаны с покрытосеменными растениями. Именно вместе с цветковыми растениями шла эволюция современных групп животного мира. «Появление покрытосеменных представило настоящую и глубокую революцию на поверхности земли, грань, начиная с которой жизнь не только растений, но и всех вообще живых существ на земле пошла и должна была пойти совершенно иначе, чем прежде»,— писал известный русский ботаник М. И. Голенкин. Обратив серьезное внимание на тесную взаимосвязь растений и животных, он еще в 20-х годах пришел к выводу о сопряженной эволюции двух царств органического мира: «Теперь для нас несомненно, что даже отдаленнейшие предки человека — большинство млекопитающих — были настолько сильно приурочены к покрытосеменным, что это делало их существование возможным только на фоне покрытосеменных растений. Если мы обратимся к другим современным животным, то и здесь найдем во многих случаях столь же выраженную связь с покрытосеменными. Особенно очевидной является эта связь с млекопитающими, птицами и насекомыми».

Палеонтологи считают, что млекопитающие появились несколько раньше покрытосеменных растений, в конце триаса, но бурное развитие их начинается с конца мелового периода и особенно в третичный период. А в середине мелового периода происходит пышный расцвет покрытосеменных растений. По этому поводу Голенкин пишет: «Трудно представить себе этот параллелизм в неожиданности и быстроте распространения покрытосеменных и млекопитающих, как совершенно независимые друг от друга процессы. Невольно хочется думать, что условия, оказавшие столь сильное влияние на расцвет покрытосеменных, явились благоприятными и для млекопитающих. Некоторое отставание в развитии млекопитающих делается понятным, если мы обратим внимание на зависимость большинства млекопитающих от покрытосеменных — их основного источника питания. Очевидно, сперва должен был развиться источник питания, затем мог появиться и потребитель».

На несколько более позднем этапе, когда уже сформировались первичные формы связей между покрытосеменными растениями и животными, эволюция и тех и других стала носить взаимозависимый характер Животные, особенно птицы, млекопитающие и насекомые оказали влияние на развитие ярко окрашенных цветков у растений, на эволюцию съедобных плодов, на формирование у растений защитных приспособлений анатомо-морфологического, биохимического и физиологического характера. С другой стороны, растения оказывали и оказывают сильное формирующее воздействие на животных. Именно в процессе сопряженной эволюции определились группы животных со специализированным питанием: плодоядные, семеноядные, питающиеся нектаром, зелеными органами растений и т. д.

О совместно проделанной эволюции животных и растений свидетельствует и приуроченность различных групп насекомых к определенным группам растении. К сожалению, у нас еще очень мало данных, которые позволили бы четко проследить исторические связи между отдельными группами насекомых и их кормовыми растениями.

Только рассматривая в историческом аспекте формирование коадаптаций растений и животных, можно понять их связи друг с другом, причем часто эти связи бывают столь прочны, что данный вид растения без данного вида животного (и наоборот) существовать не может.

ЗНАЧЕНИЕ РАСТЕНИЙ В ЖИЗНИ ЖИВОТНЫХ

Растения служат источником пищи для растительноядных животных, обусловливая их численность, географическое распространение, распределение по местам обитания. Кроме того, растения обеспечивают животных укрытием от неблагоприятной погоды, убежищем от врагов, создают определенные микроклиматические условия и т. д.

Н. А. Бобринский, отмечая важную роль климата в распространении животных по Земле, пишет, что лучшим его показателем служит растительность, которая сама по себе имеет исключительное значение для животных. «Поэтому вполне естественно ожидать зависимость распространения животных по земному шару от распределения по нему основных типов растительности». Растительность распределена на Земле поясами, по определенным природным зонам. Зональность, или поясность, растительности обусловливает и зональность географического распределения животных.

В зависимости от климатических и почвенных условий формируются такие основные ландшафты, как лес, степь, пустыня, тундра и другие более мелкие подразделения. Главным показателем ландшафтов служит их растительный покров. Вслед за растительностью и вместе с ней формируется и животное население этих ландшафтов. В результате мы можем говорить о лесных, степных, пустынных и других животных, которые, так же как и растения, являются элементами определенных ландшафтов.

Основные формы связей животных с растениями — пищевые. Растения служат пищей всем растительноядным животным. Поэтому распространение и размножение животных-фитофагов связано с наличием и количеством кормовых растений. Животные-хищники и паразиты питаются за счет растительноядных животных и, таким образом, косвенно также прочно связаны с растениями. В конечном итоге животные распределяются по Земле вслед за растениями, которыми питаются или среди которых находят себе пищу в виде других животных. Именно поэтому многие виды животных обитают на участках с определенным типом растительности. Так, в хвойном лесу живут тетерева, рябчики, белки, соболи; в тундре — северные олени, лемминги, песцы и т. д.

Пищевая специализация растительноядных животных чрезвычайно разнообразна. Одни фитофаги питаются вегетативными, зелеными частями растений, другие подгрызают корневую систему, третьи поедают сочные плоды, четвертые живут за счет сухих семян, пятые внедряются внутрь стволов и стеблей, высасывают сок или питаются нектаром и т. д.

В тесной связи с растениями как с пищей возникли различные группы животных, которые живут за счет определенных групп растений.

К питанию травянистой растительностью приспособились группы травоядных животных. Это в основном животные степных пространств с пышным травянистым покровом: копытные, многие грызуны, перепела, куропатки, ряд специализированных насекомых. У всех степных форм выработались приспособления к жизни на открытых пространствах (острое зрение, быстрый бег) и к питанию в основном грубыми кормами.

Специфичную группировку специализированных организмов представляют лесные животные. Клесты, питающиеся семенами хвойных пород, имеют особое строение клюва и распространены только там, где есть достаточное количество их кормовых растений. При этом в зависимости от характера пищи у клестов изменяется строение клюва. Наиболее ярким примером в этом отношении являются гавайские цветочницы, у которых развиваются высокоспециализированные клювы в зависимости от характера пищи (нектар цветков, насекомые, сочные плоды или сухие семена).

С ареалом кедровой сосны связано местообитание кедровки. И клесты, и кедровки, так же как и многие другие животные, при неурожае кормовых растений вынуждены совершать далекие миграции в поисках пищи. Во время таких миграций часто наблюдается массовая гибель животных, сокращение численности вида. Недостаток пищи вследствие неурожая растений или уничтожения последних конкурирующими видами вызывает колебания численности животных. В этом явлении наиболее сильно дает себя знать зависимость животных от растений. Примеров, подтверждающих эту зависимость, сколько угодно. Так, численность лесных, желтогорлых и полевых мышей зависит от урожая орехов лещины, желудей дуба, семян липы и клена. Чем выше плодоношение этих растений, тем больше корма для грызунов и тем плодовитее становятся последние. Наблюдается закономерная синхронность, тесная связь таких явлений, как плодоношение названных деревьев и плодовитость мышевидных грызунов. Точно так же в годы низкого урожая семян ели и сосны клесты почти не размножаются и ведут кочевой образ жизни, перемещаясь на большие расстояния в поисках пищи.

Очень характерно колебание численности белок в тайге в зависимости от урожая семян хвойных пород. Причем количество белок, как правило, возрастает на следующий за урожайным год. Установлено, что массовое размножение полевок происходит после теплой и влажной осени, так как при этом создаются благоприятные условия для массового прорастания семян. Образовавшаяся молодая зелень уходит под снег и обеспечивает хорошим кормом полевок, которые теперь могут размножаться даже под снегом. На первый взгляд может показаться, что температурный режим оказал непосредственное влияние на массовое размножение. На самом деле эти благоприятные условия в первую очередь повлияли на растения, а через них уже на полевок.

Одним из путей уменьшения зависимости животных от растений является выработавшаяся в процессе эволюции многоядность фитофагов. Монофагов в природе немного, и все они исключительно прочно связаны со своими кормовыми растениями. В случае неурожая или уничтожения кормового растения монофаги могут полностью погибнуть. Обычно узкоспециализированные в пищевом отношении животные обладают способностью передвигаться на большие расстояния в поисках пищи или переносить длительные голодовки. Таков, например, южноамериканский коршун слизнеяд, кокосовый краб и др. Но и эти животные не являются чистыми монофагами. Они скорее стенофаги, т. е. узкоспециализированные в кормовом отношении животные, питающиеся не одним видом корма, а ограниченным кругом растений и животных.

В менее зависимом положении оказываются животные, приспособившиеся питаться за счет нескольких видов (олигофаги) или многих растений (полифаги). Такие животные в случае исчезновения по каким- либо причинам их основного корма могут употреблять в пищу и другие растения. «Для видов,—пишет Н. П. Наумов, — питающихся разнообразными кормами или такими, запасы которых в природе подвержены лишь небольшим количественным и качественным изменениям, пища реже играет роль непосредственного регулятора численности».

Примером зависимости животных от растений являются также периодические и непериодические миграции обитателей умеренного климата. Обычно первопричиной, вызывающей перелеты птиц, кочевки млекопитающих, считается похолодание, снижение температуры осенью. Но смена времен года в первую очередь влияет на растения. Многие животные, перемещающиеся с наступлением холодов на юг, в более теплые края, легко могли бы перенести зимние температуры. Но зимой исчезают их обычные корма и животные вынуждены преодолевать иногда огромные расстояния в поисках пищи..

Широко распространены вертикальные миграции животных в горах. Горные козлы, бараны, кабаны, куропатки зимой спускаются с горных вершин туда, где выпадает меньше снега, где легче из-под снега добывать себе пищу. За фитофагами спускаются с гор и хищники.

В поисках корма, за планктонными организмами, постоянно мигрируют многие морские рыбы, ракообразные. Известны миграции в поисках пищи у белок, леммингов, степных пеструшек и многих других животных. Следовательно, растения, обеспечивая пищей фитофагов умеренного климата неравноценно в течение года, часто являются причиной своеобразного образа жизни животных, вызывая их кочевки, как периодические (сезонные), так и непериодические (связанные с урожаем кормов).

Конечно, не все виды миграций животных вызываются сезонным изменением кормовых запасов. Есть еще немало причин, обусловливающих миграции животных. Одни из них хорошо изучены (миграции в целях размножения), другие еще не выяснены. Но среди причин массовых перемещений животных кормовые условия имеют значительный удельный вес.

Многие виды животных в зоне умеренного климата приспособились к питанию в различные сезоны различной пищей. Так, северный олень зимой питается ягелем, «оленьим мхом», а летом травой, листьями и молодыми побегами кустарников, ест грибы. Сезонная смена корма позволяет некоторым животным вести оседлый образ жизни. Тетеревиные (рябчик, тетерев, глухарь), например, летом кормятся на ягодниках, поедают плоды различных растений, а зимой, когда эти корма пропадают, переходят на питание почками деревьев и хвоей, причем потребляют их в огромных количествах. Так, по данным Г. А. Новикова, пять рябчиков только за одну кормежку уничтожают до 6000 почек и черешков. Таким образом, они в течение круглого года находят себе пищу в одном месте и не мигрируют в ее поисках.

Изменение запасов и качества корма но сезонам года вызывает и ряд других особенностей в поведении, в образе жизни животных. Например, бурый медведь на зиму впадает в так называемый зимний сон. Этим самым он как бы пережидает неблагоприятное время, когда его основные корма исчезают. Однако если у него в организме не отложено достаточного количества энергетического материала, главным образом в виде жира, то медведь не спит. Такие медведи-шатуны всю зиму рыщут по тайге в поисках пищи. Особенно много их бывает после малокормного лета, в течение которого медведи не смогли запастись достаточным количеством питательных веществ.

В зимнюю спячку впадают и многие другие животные: суслики, хомячки, хомяки и т. д. Первопричиной зимней спячки ряда животных является не снижение температуры, как это кажется на первый взгляд, а исчезновение основных кормов.

У насекомых умеренного климата исторические связи с кормовыми растениями обусловили такое явление, как диапауза. Понижение температуры осенью, сокращение светового дня и прекращение вегетации растений, т. е. исчезновение корма, заставляет насекомых приостанавливать свое питание и развитие на весь зимний период. Как указывает А. С. Конников, своевременное прекращение питания (еще до появления отрицательных температур осенне-зимнего периода) служит у насекомых- фитофагов необходимым моментом пищевой адаптации. Самые различные изменения во внешней  среде в осенний период, в том числе и «изменения химического состава кормовых растений, поедаемых гусеницами, — все эти сигналы вызывают у насекомых, уходящих в зимовку, прежде всего прекращение питания».

Зависимость географического распределения от распространения кормовых растений особенно наглядно проявляется у насекомых. Например, тополевый и осиновый листоеды встречаются только там где растет осина: ольховый листоед связан с ареалом ольхи. Рыжий и обыкновенный сосновые пилильщики встречаются только в сосновых насаждениях а капустная белянка и капустная совка широко распространены в районах возделывания капусты Свекловичный долгоносик приурочен к районам возделывания сахарной свеклы, а хлебный жук кузька и злаковые мухи в массе встречаются на посевах зерновых.

Расселение многих видов животных в современных условиях тесно связано с деятельностью человека. Примеров тому, как человек создает благоприятные или неблагоприятные условия для самых различных животных, имеется множество, причем такое расселение одних видов животных или исчезновение других зависит в первую очередь от тех изменений, которые человек вносит в растительный покров Земли.

Распашка степей и возделывание на огромных площадях различных сельскохозяйственных культур создает неблагоприятные условия для коренных степных обитателей. Их ареалы сокращаются. Повсеместно в степях, окультуренных человеком, снизилась численность диких копытных, дроф и стрепетов. Но зато увеличилось поголовье мышевидных грызунов, которые находят на обширных площадях зерновых культур неисчерпаемые запасы корма. На полях, созданных человеком в обширных степных районах, нашел благоприятные условия для массового размножения хлебный жук кузька, он стал опасным вредителем именно со времени возделывания зерновых культур на больших площадях.

В этой связи вызывает интерес колебание численности осотной мухи. В первые послевоенные годы в Белоруссии в широких масштабах культивировался каучуконос кок-сагыз. Эта новая для республики культура вначале не имела никаких вредителей. Затем осотная муха, личинки которой повреждали осот, перешла на кок-сагыз, нашла там исключительно благоприятные условия, в массе размножилась и стала вредителем этой культуры. Когда кок-сагыз перестали выращивать, резко упала и численность осотной мухи. Теперь в Белоруссии она встречается в таком же незначительном количестве на сорном осоте, как и прежде, до возделывания кок-сагыза, и не имеет никакого значения как вредитель.

Вместе со своим кормовым растением виноградом из Америки в Европу была завезена филлоксера, которая в новых условиях изменила свой образ жизни и стала настоящим бичом виноградников.

В военные годы из Америки был завезен в Европу колорадский картофельный жук, который, как и филлоксера для винограда, стал одним из самых опасных вредителей картофельных полей. Поучительна история распространения этого вредителя. Еще в 40-х годах XIX столетия колорадский жук встречался только на восточных склонах Скалистых гор, где кормился на диком картофеле. Затем, когда посадки культурного картофеля расширились и дошли до мест обитания колорадского жука, он перешел на питание культурными сортами и быстро размножился, расселившись по всей Америке. Через Атлантический океан в Европу колорадскому жуку также помог перебраться человек. И в настоящее время этот опасный вредитель упорно движется с запада на восток, несмотря на чрезвычайные меры, применяемые для его уничтожения. Как видим, решающим фактором широкого распространения колорадского жука являются не климатические и другие условия, а распространение кормового растения. Такие примеры, когда происходит расширение прежних мест обитания и увеличение численности различных вредителей вслед за расширением посевных площадей, встречаются повсеместно и в большом количестве.

Вслед за фитофагами расширяют ареалы и хищники этих фитофагов, и их паразиты. Таким образом, рост площадей под одними видами и сортами растений и сокращение количества других растений приводит к изменению границ ареалов и численности многих животных.

Прокладывание лесозащитных полос в степных ландшафтах создает возможность для проникновения с севера на юг типичных лесных обитателей — птиц, зверей, насекомых. С другой стороны, уничтожение лесов, вырубка, раскорчевка их и дальнейшая распашка сокращают ареалы лесных животных и способствуют продвижению на север типичных степных обитателей (заяц-русак, хомяк, перепел, полевой жаворонок, серая куропатка, ряд степных насекомых).

Расширение посевных площадей в степной и лесной зонах, создание лесных полос в степи приводят к изменению в растительном покрове Земли. Эти изменения в растительности в свою очередь ведут к количественным изменениям в животном мире. И здесь проявляется тесная зависимость животных от растений.

ЗНАЧЕНИЕ ЖИВОТНЫХ В ЖИЗНИ РАСТЕНИЙ

Выше уже говорилось о том, что зеленые растения и животные исторически развивались в тесной взаимосвязи друг с другом, проделали совместную, сопряженную эволюцию, в результате чего у тех и у других выработались взаимные приспособления друг к другу. В процессе эволюции растения приспособились к созданию излишков первичного органического вещества для прокорма животных-фитофагов. Если бы этого не происходило, то создаваемое растениями органическое вещество беспрерывно накапливалось бы. В конце концов весь материал, из которого растения строят органические соединения, был бы исчерпан. Прекратился бы круговорот веществ, необходимый для осуществления жизненных

процессов в биосфере. Животные же, являясь необходимым звеном в цепи питания, перерабатывают органические соединения, созданные растениями, и через ряд других звеньев в пищевой цепи переводят их в исходные неорганические вещества, за счет которых зеленые растения вновь и вновь могут создавать органическое вещество. Следовательно, животные и растения необходимы друг другу. Они могут существовать только вместе, в тесной взаимосвязи. Роль животных в жизни растений часто бывает замаскирована и не бросается в глаза. Но она чрезвычайно велика и ее крайне необходимо учитывать. Недооценка значения животных для растительных ассоциаций или даже для отдельных растений работниками сельского и лесного хозяйства часто приводит к необратимым изменениям в природных биокомплексах.

Животные, питаясь растениями, повреждают их: обгрызают и обламывают листья, побеги, ветви. У ряда растений выработалась своеобразная защита от этих повреждений, выражающаяся в восстановлении утраченных частей. Вегетативное размножение многих растений, по всей вероятности, и является защитным приспособлением. Обломанная или съеденная животным часть растения может вновь отрасти, восстановиться. Сравнительно легко отращивают поврежденные побеги рябина, малина, крушина, черемуха и др. Почти все лиственные породы —как деревья, так и кустарники — способны к порослевому возобновлению. Хвойные же деревья, наиболее древние растения, развившиеся в середине мезозоя, т. е. в тот период, когда еще не было животных, питающихся их семенами, такой способностью не обладают.

Н. П. Наумов и другие экологи считают, что способность порослевого возобновления у лиственных пород развилась под влиянием животных, которые, уничтожая семена и плоды растений, поставили последние в такие условия, когда им могла грозить гибель, если бы не способность к вегетативному размножению. Некоторые деревья из-за массового уничтожения их семян совсем не могут размножаться этим способом. Например, желуди дуба почти полностью поедаются грызунами и насекомыми в годы их массового размножения. По подсчетам П. А. Свириденко, один зверек из группы мышей или полевок за день может уничтожить до 3,9 желудя, до 215 летучек остролистного клена, до 278 семян липы или около 5880 семян березы. А сколько этих грызунов встречается в лесах и на полях! В результате в природе выработалась периодичность высокого плодоношения многих древесных пород, да и других растений. И эту периодичность следует понимать как приспособление растений к животным. Действительно, обильные, так называемые семенные годы, как правило, совпадают с годами малой численности животных-семяедов.

Такая периодичность закономерно обусловлена. Если семян мало, то животные, питающиеся ими, страдают от недостатка кормов. В результате у них снижается плодовитость, падает численность. Когда численность животных-семяедов снижается, наступает период высокого урожая семян. Малочисленные животные не в состоянии уничтожить весь урожай, и часть семян прорастает. Животные же на богатых кормах начинают в массе размножаться, и на следующий год их численность значительно возрастает. Но теперь снижается урожай семян, а это приводит к сокращению численности животных.

В природе и наблюдается правильное чередование годов высокого урожая семян и низкой численности животных, питающихся этими семенами, с годами низкого урожая семян и высокой численности животных. Через определенные промежутки времени растения продуцируют такое количество семян, которое не может быть полностью уничтожено животными, часть из них прорастает, давая начало новым поколениям. Такая периодичность в жизни растений в значительной степени возникла под влиянием животных.

Животные оказывают существенное влияние на формирование определенных ландшафтов. Широко известна роль слепушонки в глинистых пустынях — такырах. Роясь в почве, слепушонки выбрасывают на поверхность холмики разрыхленной земли. На, этих выбросах семена растений прорастают, а в обычных условиях такыров молодые ростки не в состоянии пробиться через твердый слой засохшей глины. Постепенно, заселяя холмики разрыхленной слепушонками земли, растения покрывают некогда безжизненные пространства глинистых пустынь, создавая благоприятные условия для произрастания других растений и жизни животных. Слепушонки изменяют ландшафт, способствуют озеленению такыров.

Классический пример, иллюстрирующий роль животных в жизни растений,—история острова Святой Елены, на который в 1513 году португальцами были завезены козы. Быстро размножившись, козы уничтожили всю траву, а затем кустарник и подлесок. Козы не давали возможности прорастать семенам, уничтожали всходы. Старые деревья постепенно отмирали, а новые вырасти не могли. Плодородный слой почвы, лишенный растительного покрова, был смыт дождями. Некогда цветущий остров превратился в безжизненную пустыню. Так животные уничтожили растительность, а вместе с растительностью исчезли и животные. Уже потом люди завезли на остров новые растения и животных, и на нем сформировался новый биоценоз.

Растительный покров самых различных ландшафтов складывается под влиянием животных. В степях, тундре, лесах своеобразные растительные ассоциации возникли и развились при тесном взаимодействии с различными группами животных. Н. А. Бобринский описывает характерный случай, происшедший в Аскания-Нова. Там было решено сохранить участок девственной степи. Этот участок огородили и прекратили на нем выпас скота. Но растительность вдруг стала быстро изменяться, одни растения исчезали, появлялись новые, изменился весь травостой. Степь начала перерождаться. Типичный степной ландшафт без копытных животных не смог сохраниться. Пришлось вновь разгородить этот участок.

Произошло это потому, что типичная степная растительность складывалась под воздействием копытных и других степных животных. Копытные утрамбовывают землю, поедают одни растения и не трогают другие, удобряют почву мочой и экскрементами и т. д. Создаются специфичные условия для произрастания растений. Исключение фактора, создающего условия, к которым степные растения исторически приспособились, в данном случае копытных, привело к тому, что степь начала перерождаться. Жизнь, условия произрастания степных растений находятся в зависимости от жизнедеятельности животных.

Такие роющие животные, как дождевые черви, многие муравьи, термиты, млекопитающие-землерои, разрыхляют и перемешивают почву, удобряют ее отбросами своей жизнедеятельности и собственными трупами, создают аэрацию почвы и т. д. Животные обеспечивают растения определенными условиями, растения приспосабливаются к этим условиям и к самим животным.

Очень характерным примером зависимости растений от животных является описанный во многих книгах случай с завозом в Австралию кактуса опунции. Опунция там неимоверно расплодилась и стала настоящим бедствием. Заросли ее выжигали, вырубали, но растения упорно и очень быстро размножались вегетативным путем. В конце концов был образован специальный комитет по борьбе с опунцией. Длительное время искали насекомых, которые могли бы задержать катастрофическое размножение растения. Наконец была обнаружена бабочка кактусовая — огневка. Гусеницы бабочки проникают внутрь тканей кактуса и серьезно его повреждают. В Австралию бабочка была завезена примерно в 1928— 1930 годах. И уже к концу 1936 года гусеницы этой бабочки освободили от сорняка около 10 миллионов гектаров земли. Человек не мог справиться с опунцией, а насекомое за сравнительно короткий срок приостановило усиленное размножение сорняка и теперь удерживает его на уровне, не вызывающем опасений земледельцев.

В жизни растений чрезвычайно велика роль насекомых-фитофагов. Достаточно вспомнить огромное количество вредителей, которые уничтожают растения, снижают урожаи сельскохозяйственных культур. Наиболее характерны массовые размножения вредителей на культурных полях. Но нередко насекомые в массе распложаются и в естественных биоценозах, где повреждают растения, сдерживают их рост и размножение, а иногда приводят и к гибели. Так, сибирский шелкопряд, монашенка, некоторые пилильщики и другие насекомые способны уничтожить лес на огромных территориях.

Защитные приспособления, которые предохраняют растения от полного уничтожения животными, могут быть как активными, так и пассивными. Особенно широко распространены пассивные приспособления. Специфическое защитное свойство растений, выработавшееся в борьбе против определенных видов микробов, растений-паразитов и животных,— наличие фитонцидов, или биологических антисептиков. Проведены опыты по производству смешанных посевов вики и растений с хорошо выраженными фитонцидными свойствами (лук, чеснок, конопля). Такие посевы в значительно меньшей степени подвержены нападению акациевой огневки.

Растительные яды (эфирные масла, глюкозиды, алкалоиды) имеют аналогичное биологическое значение, содействуя защите растений от поедания их животными. Правда, эти защитные свойства, выработавшиеся в процессе межвидовых отношений животных и растений, являются относительными. Так, например, атропин в белладонне надежно предохраняет ее от жвачных, но некоторые насекомые питаются листьями этого растения. На мухоморе, ядовитом для мух, всегда можно найти большое количество слизней, питающихся его тканями. Домашний скот не ест молочая, но на нем кормятся гусеницы молочайного бражника Воробьиные птицы питаются многими ядовитыми для других животных ягодами и семенами.

Следовательно, химизм растений — это своего рода защитное приспособление. И хотя эта «химическая защита» весьма относительна и не спасает растения абсолютно от всех животных, тем не менее имеет немалое значение, так как снижает число прокормителей. С другой стороны, животные, приспосабливаясь к питанию определенными видами растений, распределились между различными растениями. У животных уменьшилась конкуренция за пищу, так как животных со сходным питанием стало меньше, а у каждого вида растений стало меньше прокормителей и появилось больше шансов на выживание в борьбе с врагами. Развились группы растений и их фитофагов, взаимно приспособленные друг к другу. Так, например, у гусениц молочайного бражника практически нет конкурентов, ибо поедать молочай другие животные не приспособлены, а у молочая, кроме гусениц молочайного бражника, почти нет врагов.

Такая узкая специализация относительно химического состава растительного корма у животных — явление далеко не редкое. У каждого животного можно найти излюбленное кормовое растение, основной вид корма. У каждого растения, с другой стороны, имеются свои основные вредители. В результате достигается некое упорядочение во взаимоотношениях между конкретными видами животных и растений, при котором у каждого вида растений сокращается число врагов, а у каждого вида животных ограничивается круг кормовых растений. При этом значительно уменьшается опасность полного уничтожения животными растений. точно так же, как и вероятность гибели животных от бескормицы. В основе таких взаимоотношений лежит исторически возникший под влиянием животных строго определенный химизм растений.

Другая форма защиты растений от поедания животными — анатомоморфологические особенности строения. Механической защитой от животных растениям служат кожистые листья, волоски, щетинки, твердая кора, шипы, колючки, клейкие выделения и т. д. Все эти образования делают отдельные виды растений недоступными для поедания. Правда, и эта форма защиты является относительной, так как многие животные приспособились к ней. Так, верблюд легко поедает многие колючие растения. То, что колючки защищают растения от поедания животными, долгое время вызывало сомнения. Но Бербанк рассеял эти сомнения. Он вывел кактус без колючек. И если раньше домашний скот кактуса в пищу не употреблял, то новые кактусы без колючек стали с успехом использоваться как кормовое растение.

Такая пищевая специализация животных, когда определенные их виды питаются определенными видами растений, поддерживает строгое соотношение количества одних растений относительно других. Избирательное уничтожение тех или иных видов растений поддерживает определенное соотношение их в сообществе. Копытные животные в степи в основном питаются дерновинными злаками, не трогая другие виды. Прекращение выпаса скота приводит к быстрому накоплению мертвых растительных остатков; образуется плотный слой растительной «ветоши», через который молодые побеги не могут пробиться. Дерновинные злаки начинают погибать, а вместо них разрастаются сорняки. Таким образом, существование дерновинных злаков невозможно без постоянного объедания их копытными. Копытные «подстригают», т. е. выедают наземные части злаков, вытаптывают растительную ветошь и создают условия для сохранения степной растительности, обеспечивают видовое разнообразие растительного покрова степи в определенном соотношении.

Примерно такую же роль играют копытные на полупустынных и пустынных пастбищах. Если они периодически не объедают полыней, то последние стареют и отмирают, и типичный ландшафт с определенным растительным покровом быстро перерождается. «Растительный покров степи, полупустыни, пустыни, лугов и тундры,—пишет Н. П. Наумов, — не только исторически сложился под воздействием животных, но его облик и устойчивость постоянно поддерживаются их деятельностью. Изменение численности и видового состава животных приводит к переменам и в растительном покрове, а их полное исключение сопровождается гибелью сообщества». Это указание справедливо и по отношению к другим растительным ассоциациям. Повреждая отдельные виды растений неравномерно, избирательно, животные поддерживают нормальное соотношение видов в сообществе.

В любом биогеоценозе между количеством и качеством животного населения и растительности должна сохраняться определенная пропорция. Если увеличивается количество фитофагов, они уничтожают больше растений, и в конце концов остаются без пищи, обрекая самих себя на гибель. Академик С. С. Шварц указывает, что «...максимальная продукция северных травостоев отмечается не тогда, когда она полностью ограждена от потребителей, а тогда, когда «пресс консументов» достигает определенной нормы. Лишь при численности грызунов около 1000 на гектар продукция травостоя опускается ниже «спокойной нормы».

Исключительно глубокие взаимные приспособления растений и животных, коадаптации, в которых наиболее наглядно проявляется зависимость растений от животных и наоборот, можно проследить у цветковых растений и животных-опылителей. Животные, особенно насекомые, способствуют размножению многих растений, и без опылителей большинство современных цветковых растений не в состоянии размножаться. Кроме того, животные распространяют семена и споры многих растений, помогая им расселяться.

Но в опылении цветковых растений и распространении плодов животными проявляется такое глубокое и тонкое взаимное приспособление этих групп органического мира, что это требует специального рассмотрения.

ЖИВОТНЫЕ-ОПЫЛИТЕЛИ И ОПЫЛЯЕМЫЕ ИМИ РАСТЕНИЯ

Опыление растений животными, преимущественно насекомыми, с давних пор привлекало внимание ученых. Наиболее глубоко это явление описал Дарвин в своих классических работах «Различные приспособления, при помощи которых орхидеи опыляются насекомыми» (1862) и «Действие перекрестного опыления и самоопыления в растительном мире» (1876), впервые объяснив биологическое значение взаимных приспособлений у насекомых и растений.

В процессе эволюции у растений изменился способ оплодотворения. На первых этапах развития наземных растений, таких, как мхи и папоротники, для слияния половых клеток требовалась вода. Затем у голосеменных растений водная среда заменилась воздушной. На следующем этапе развития растений, с появлением покрытосеменных, их опылителями в большинстве случаев становятся животные, в основном насекомые.

Э. К. Гринфельд, как и многие исследователи, считает, что опыление при посредстве насекомых развилось еще в каменноугольном периоде (карбоне), ибо уже тогда имелись насекомые, питающиеся пыльцой растений. «Насекомые стали совершать перекрестное опыление лучше, чем это достигалось с помощью воды и ветра. В итоге возникла обоюдная связь и взаимозависимость между насекомыми и растениями, и нельзя полностью понять эволюцию насекомых, как и эволюцию растений, без учета этой связи... В отличие от ветроопыления, энтомофилия с самого начала таила в себе огромные возможности. При ветроопылении может эволюционировать и приспособительно изменяться только одна сторона — растения, ветер же остается величиной неизменной. При энтомофилии эволюционируют оба компонента: как растения, так и насекомые. Эволюция эта вначале, вероятно, была медленной и малозаметной, но впоследствии темпы ее чрезвычайно возросли. С этой точки зрения энтомофилия таила в себе неисчерпаемые потенциальные возможности как для эволюции насекомых, так и для эволюции растений, которые с огромной силой проявились впоследствии».

Энтомофилия, т. е. опыление растений насекомыми, возникла в глубокой древности, на основе пищевых взаимоотношений. Постепенно между цветками и опылителями выработались изумительно тонкие приспособления и взаимосвязи. В настоящее время в Европе до 80 процентов видов покрытосеменных растений опыляются насекомыми, 19 процентов—ветром и около 1 процента — другими способами.

Древние насекомые были хищниками. Затем, с пышным развитием растительности, многие из них стали фитофагами. Причем первоначально они питались самыми различными растениями, были типичными полифагами. И в современной фауне сохранились еще такие насекомые. Это некоторые прямокрылые, гусеницы ряда бабочек.

Со временем у насекомых выработалась пищевая специализация, и многие из них связали свою судьбу с определенными группами или даже видами растений.

На первых этапах развития фитофаги-насекомые лишь потребляли части растений, причиняя последним только вред. Но уже тогда некоторые из них, перелетая с цветка на цветок и перенося на своем тельце пыльцу, начали оказывать растениям содействие в перекрестном опылении. Особенно большую роль в этом деле стали играть насекомые, приспособившиеся питаться пыльцой. Для растений, особенно цветковых, такая деятельность насекомых оказалась выгодной. К этому времени уже многие насекомые перешли к питанию пыльцой, которую они находили в цветках в большом количестве.

Несколько позже в цветках появились нектарники. Насекомые нашли здесь отличный корм. Забираясь в цветки за нектаром и пыльцой, а затем перелетая на другие растения, насекомые переносили на своем теле пыльцу и способствовали перекрестному опылению в первую очередь тех растений, у которых развились цветки с большим количеством нектара и пыльцы. Так у растений в процессе естественного отбора под влиянием насекомых постепенно развивались специальные приспособления для перекрестного опыления — яркие, сильно пахнущие, наполненные нектаром цветки. Насекомые в свою очередь стали все более полно приспосабливаться к питанию в строго определенных цветках. Такие насекомые-опылители перестали быть врагами растений, а стали их необходимыми помощниками в процессе опыления.

Нельзя считать, что цветок и нектар в нем образуются только для того, чтобы привлечь насекомых-опылителей. Нектар нужен самим растениям. Это сконцентрированные питательные вещества, которые расходуются на рост цветка, а позже на рост плода. Но в момент цветения нектар временно не нужен. Излишки его и просачиваются наружу. Насекомые используют эти излишки как пищу.

Собирая нектар в различных цветках, насекомые разносят пыльцу и способствуют оплодотворению растений. Посещая цветки с нектаром, насекомые как бы обеспечивают выживание только тем растениям, у которых вырабатываются в момент цветения излишки нектара, они способствуют интенсивному размножению только этих растений. Так в процессе естественного отбора растения, в цветках которых вырабатывается мало нектара, получают меньше шансов для выживания, они вынуждены перейти к самоопылению, опылению при помощи ветра или погибнуть; растения с излишками нектара оказываются победителями. Именно поэтому цветковые растения широко расселились по Земле. А вместе с ними и насекомые-опылители, среди которых также действует постоянный естественный отбор.

Итак, в процессе эволюции сохранялись те растения, которые давали насекомым больше пищи в виде нектара. В дальнейшем такие растения попали в полную зависимость от насекомых. Для того чтобы выжить, они должны были развить приспособления, привлекающие насекомых- опылителей к своим цветкам.

Палеонтологические исследования свидетельствуют о том, что первые цветки были невзрачными. Насекомые брали с них только пыльцу. Затем некоторые цветки стали выделять излишки нектара, и это оказалось полезным для растений, так как нектар привлекал насекомых- опылителей.

«Для привлечения насекомых-опылителей,— пишет И. Васильков,— нужен был сигнал, нужна была видимая на дальнем расстоянии кричащая вывеска: летите сюда, здесь есть нектар. Насекомые летели к более ярким цветкам, опыляли их, и они становились еще ярче, одевались в пышный, а иногда и пестрый наряд лепестков.

Только этим можно объяснить, что в окраске цветков иногда соединяются самые контрастные тона, оттеняющие друг друга. Иван-да-марья поместила свои желтые цветки посреди фиолетовых прицветников. Голубые цветки незабудок украшены ярко-желтыми пятнами в середине. А в цветках ромашки сочетаются ярко-желтый- и белый цвета. В этом случае мы имеем дело еще с одним приспособлением. То, что обычно называют цветком ромашки, собственно, уже не цветок, а целое соцветие. Мелкие желтые цветочки ромашки плотно собраны в середине, а по краям расположены белые лепестки. Это также отдельные цветки, но они неузнаваемо изменились и теперь служат только для привлечения насекомых.

Следовательно, как яркой окраской лепестков, так и образованием соцветий мы обязаны насекомым».

О роли окраски цветков в привлечении насекомых-опылителей свидетельствуют следующие факты. Растения, опыляемые ночными насекомыми, чаще всего имеют белые цветки. Дневными же насекомыми обычно опыляются ярко окрашенные цветки. Перепончатокрылые-насекомые посещают цветки фиолетовых оттенков, а дневные бабочки — единственные из насекомых, которые различают красный цвет. Большинство наших насекомых, кроме некоторых видов дневных бабочек и одного вида осы, не различают красного цвета, этим-то и объясняется чрезвычайно редкое распространение у нас красной окраски цветков без примеси фиолетового тона. Ярко-красные цветки широко распространены в тропиках и опыляются обычно птицами.

Кроме окраски, большое значение имеет запах цветков. Наиболее душистые цветки лучше привлекают опылителей. Причем трудно решить, что важнее для насекомых при отыскивании цветков — зрение или обоняние. Ослепленные пчелы не могут улететь от улья, но если их перенести на луг, то они отыщут цветки по запаху. На далеком расстоянии насекомые пользуются зрением, а на близком им помогает обоняние. Аромат цветков может быть самым различным. Некоторые цветки, как, например, раффлезия, издают сильный запах гниющего мяса и опыляются падальными и мясными мухами. Цветы в степи, где господствуют, ветры, почти или совсем не пахнут, а цветки, опыляемые ночными насекомыми, очень ароматны.

Среди опылителей, кроме насекомых, встречается большое количество птиц. Растения, опыляемые птицами, называются орнитофильными. Всего насчитывается до 1600 видов птиц-опылителей. Это колибри, нектарницы, попугаи-лори и др. Все они обитают в тропических странах и опыляют, как правило, ярко-красные цветки. Орнитофильные растения и птицы-опылители проявляют удивительные коадаптации. Например, самые крупные колибри по размерам не превышают ласточки, а самые мелкие такой величины, как наши шмели. Все они очень ярко окрашены и этим напоминают дневных бабочек. Колибри порхают над цветками, часто взмахивая крыльями; наподобие бабочек бражников, на лету опускают свой клюв в венчик цветков, откуда достают нектар или мелких насекомых, которыми и питаются.

Есть опылители и среди других животных. Некоторые летучие мыши тропических стран питаются нектаром и насекомыми, обитающими на цветках. Перелетая с цветка на цветок, они также производят опыление растений. Широко известное у нас растение селезеночник в основном опыляется улитками.

Но все же наиболее распространенными и основными опылителями являются насекомые. Коадаптации насекомых-опылителей и цветков часто столь глубоки и причудливы, что и по сей день остаются загадками природы. В течение длительного времени цветки приспосабливались к опылению насекомыми, а насекомые к этим цветкам. Результатом этих приспособлений и явилось формирование самых различных по строению тела и поведению насекомых. В конечном итоге возникли узкоспециализированные опылители и узкоспециализированные цветки.

Во взаимоотношениях между опылителями и опыляемыми растениями есть много специфического. Прежде всего такая специфичность проявляется в обоюдной выгоде этой формы межвидовых отношений. Причем самое интересное заключается в том, что эта выгода возникла на базе пищевых отношений. Насекомые, питаясь продукцией растений, приносят последним пользу. Здесь также наблюдается тесная взаимосвязь и взаимная приспособленность определенных видов насекомых и растений друг к другу, как и в случае пищевой специализации фитофагов, питающихся зелеными частями растений. Этим достигается как бы равномерное распределение опылителей между растениями и равномерное распределение пищи между опылителями. Тем самым избегается опасность, что какие-то растения останутся неопыленными, а каким-то насекомым не хватит пищи из-за конкуренции с другими видами.

Строение цветка той или иной группы растений позволяет проникать к нектару вполне определенной группе насекомых, делая его недоступным для других. Этим и обеспечивается равномерное распределение опылителей и перекрестное опыление растений. Если бы каждый вид насекомого посещал различные цветки, то опыление происходило бы очень редко, ибо один вид растения не может быть оплодотворен пыльцой другого вида. Исторически между растениями и насекомыми-опылителями сложились такие отношения, при которых шмели, например, облетают строго определенные цветки, не посещая других; иные растения опыляются пчелами, которые не посещают цветков, опыляемых ночными бабочками, и т. д.

Чтобы насекомые могли обеспечить перекрестное оплодотворение растений, у последних сформировались различные по строению цветки. Широко распространенным приспособлением такого рода является развитие специализированных мужских и женских цветков на одном растении. У тыквы, огурцов, кабачков и других растений развиваются тычинковые цветки, называемые пустоцветом, и пестичные. Насекомые в поисках нектара переходят с одного цветка на другой, а затем с одного растения на другое.

О роли окраски цветков в привлечении насекомых-опылителей сви­детельствуют следующие факты. Растения, опыляемые ночными насеко­мыми, чаще всего имеют белые цветки. Дневными же насекомыми обычно опыляются ярко окрашенные цветки. Перепончатокрылые- насекомые по­сещают цветки фиолетовых оттенков, а дневные бабочки — единственные из насекомых, которые различают красный цвет. Большинство наших насекомых, кроме некоторых видов дневных бабочек и одного вида осы, не различают красного цвета, этим-то и объясняется чрезвычайно редкое распространение у нас красной окраски цветков без примеси фиолетового тона. Ярко-красные цветки широко распространены в тропиках и опы­ляются обычно птицами.

Кроме окраски, большое значение имеет запах цветков. Наиболее душистые цветки лучше привлекают опылителей. Причем трудно решить, что важнее для насекомых при отыскивании цветков — зрение или обо­няние. Ослепленные пчелы не могут улететь от улья, но если их перенести на луг, то они отыщут цветки по запаху. На далеком расстоянии насе­комые пользуются зрением, а на близком им помогает обоняние. Аромат цветков может быть самым различным. Некоторые цветки, как, например, раффлезия, издают сильный запах гниющего мяса и опыляются падаль- ными и мясными мухами. Цветы в степи, где господствуют ветры, почти или совсем не пахнут, а цветки, опыляемые ночными насекомыми, очень ароматны.

Колибри на цветках.

Среди опылителей, кроме насекомых, встречается большое коли­чество птиц. Растения, опыляемые птицами, называются орнитофильны- ми. Всего насчитывается до 1600 видов птиц-опылителей. Это колиб­ри, нектарницы, попугаи-лори и др. Все они обитают в тропических странах и опыляют, как правило, ярко-красные цветки. Орнитофильные растения и птицы-опылители проявляют удивительные коадаптации. На­пример, самые крупные колибри по размерам не превышают ласточки, то столь глубоки и причудливы, что и по сей день остаются загадками природы. В течение длительного времени цветки приспосабливались к опылению насекомыми, а насекомые к этим цветкам. Результатом этих приспособлений и явилось формирование самых различных по строению тела и поведению насекомых. В конечном итоге возникли узкоспециали- зированные опылители и узкоспециализированные цветки.

Во взаимоотношениях между опылителями и опыляемыми растени­ями есть много специфического. Прежде всего такая специфичность про­является в обоюдной выгоде этой формы межвидовых отношений. При­чем самое интересное заключается в том, что эта выгода возникла на базепишевых отношений. Насекомые, питаясь продукцией растений, при­носят последним пользу- Здесь также наблюдается тесная взаимосвязь и взаимная приспособленность определенных видов насекомых и растений друг к другу, как и в случае пищевой специализации фитофагов, питаю­щихся зелеными частями растений. Этим достигается как бы равномер­ное распределение опылителей между растениями и равномерное рас­пределение пиши между опылителями. Тем самым избегается опасность, что какие-то растения останутся неопыленными, а каким-то насекомым не хватит пиши .из-за конкуренции с другими видами.

Строение цветка той или иной группы растений позволяет проникать к нектару вполне определенной группе насекомых, делая его недоступным для других. Этим и обеспечивается равномерное распределение опыли­телей и перекрестное опыление растений. Если бы каждый вид насеко­мого посешал различные цветки, то опыление происходило бы очень ред­ко, ибо один вид растения не может быть оплодотворен пыльцой другого вида. Исторически между растениями и насекомыми-опылителями сло­жились такие отношения, при которых шмели, например, облетают стро­го определенные цветки, не посещая других; иные растения опыляются пчелами, которые не посещают цветков, опыляемых ночными бабочка­ми, и т. д.

Чтобы насекомые могли обеспечить перекрестное оплодотворение растений, у последних сформировались различные по строению цветки. Широко распространенным приспособлением такого рода является разви­тие специализированных мужских и женских цветков на одном растении. У тыквы, огурцов, кабачков и других растений развиваются тычинковые цветки, называемые пустоцветом, и пестичные. Насекомые в поисках нектара переходят с одного цветка на другой, а затем с одного растения на другие и переносят пыльцу из тычинковых цветков в пестичные, обеспечивая этим самым перекрестное опыление.

У ряда растений тычинки и пестики в цветках созревают в различ­ное время. Так происходит у резеды, адониса, наперстянки и многих

других растений. Насекомые, посе­тив цветок, в котором пыльца уже развилась, а пестик еще не созрел, собирают на своем теле эту пыльцу, а затем перелетают на другое расте­ние, в цветках которого пестик уже готов принять пыльцу, и опыляют его.

А у незабудки и первоцвета раз­виваются цветки двух форм. У од­них длинные тычинки и короткие пес­тики, у других же, наоборот, ты­чинки короткие, а пестики очень длинные. Поэтому в одном цветке насекомое вначале притронется к тычинкам, и пыльца пристанет к его телу, а потом уже дотянется до рыль­ца пестика. Перелетев на цветок с длинным пестиком, вначале при­тронется к пестику и стряхнет на не­го пыльцу, принесенную с первого растения.

У цветка шалфея тычинки устроены в виде длинного рычага. Когда насекомое садится на цветок, оно, нажимая на короткое плечо, стряхивает пыльцу на себя. У круцианеллы пестики с силой упираются в свод закрытого цветка. Когда насекомое садится на цветок, лепестки от сотрясения раскрываются, пестик с силой распрямляется и ударяет по пыльникам. Пыльники же от этого сотрясения разбрасывают вокруг пыль­цу, осыпая ею тело насекомого.

Цветки гречихи:

вверху — с сильно развитыми тычинками (/) и ко­ротким столбиком (2); внизу — с сильно развитым столбиком (2) и короткими тычинками (/); 3 — нек­тарники.

Своеобразные приспособления к обеспечению перекрестного опыле­ния с помощью насекомых наблюдаются у цветков орхидей, которые детально изучил еще Дарвин. Чтобы проникнуть к нектару, насекомое должно прикоснуться головой к тычинкам, на которых очень липкая пыльца собрана в виде продолговатых комочков. Эти комочки прилипают к голове насекомого в виде своеобразных рожек. При посещении другого цветка орхидеи эти рожки упираются в рыльце пестика и опыляют его.

Разнообразное и сложное строение цветков с лепестками различной формы, с симметричным и несимметричным их расположением, а также развитие различных соцветий (кисть, метелка, зонтик, щиток, султан, кор­зинка) способствует перекрестному опылению. Но, кроме того, различное строение цветков приспособлено к строению тела и поведению опреде­ленных групп насекомых. Выше уже упоминалось об этом явлении. И дей­ствительно, если насекомое будет посещать поочередно цветки различных растений, то оплодотворения последних не произойдет. Пыльца с цветка яблони не может оплодотворить цветок сливы или вишни. Вот у цветков и выработались приспособления, препятствующие проникновению беспо­лезных им видов.

Цветки наперстянки, например, с внутренней стороны венчика покры­ты волосками, которые становятся преградой для мелких насекомых, так как они не могут опылить это растение. А шмели, как по лестнице, забираются по ним внутрь цветка и производят опыление. Шмели же опыляют и льнянку, так как плотно сомкнутые губы этих цветков слабые насекомые разомкнуть не в силах. Вот более мелкие цветки донника опы­ляются пчелами; крупные насекомые, например шмели, не могут умес­титься на нижних лепестках этого цветка: мало места.

Цветки таких растений, как душистый табак, хлопушка, мыльнянка, ослинник, ночная фиалка, днем закрыты. Дневные насекомые их опылить не могут. Ночью же венчики этих цветков раскрываются, выделяют нектар и сильный аромат. Опыляются эти цветки только ночными насекомыми, в основном бабочками бражниками и совками.

Цветок одной из орхидей, растущей на Мадагаскаре, вырабатывает нектар на дне трубки длиною до 25 сантиметров. Опыляется такой цветок только одной бабочкой, хоботок которой столь же длинен и легко прони­кает за нектаром в эту тонкую трубку, недоступную для других насе­комых.

Интересные приспособления для перекрестного опыления имеются у цветков кирказона, устроенных в виде кувшинчиков. Привлекаемые за­пахом мелкие мухи заползают внутрь цветка, где находятся пестик и тычинки, а выбраться назад не могут, так как изнутри трубка венчика покрыта волосками, направленными своими остриями к основанию цвет­ка. Мухи становятся пленниками цветка и бьются внутри него. Созревают пыльники, тело мух осыпается пыльцой. Но цветок не выпускает их до тех пор, пока не прилетят мухи, уже побывавшие в другом цветке кирказона. Эти новые мухи и опыляют пестик. Только после того, как произошло оплодотворение, волоски засыхают и выпускают мух из плена, а сами цветки, до этого смотревшие вверх, опускаются книзу, и мухи в них уже больше не заглядывают. Осыпанные пыльцой насекомые за­бираются в новый цветок и становятся его пленниками, пока не произойдет оплодотворение. Такие же цветки-ловушки имеются и у ядовитого растения аронника.

Цветки дикой моркови, тмина, собранные в плотные зонтики, опы­ляются муравьями. Муравьи ползают по этим соцветиям и производят опыление. Более крупные цветки смолки муравьи опылить не могут. Но забравшись на цветок, муравей непременно слизал бы сладкий нектар. На такой цветок уже не сядет другое насекомое. И вот у смолки выра­боталось приспособление, препятствующее проникновению муравьев к цветкам. На стебле у нее выделяется клейкое вещество, и муравьи через этот ловчий пояс пройти не могут. Смолка опыляется только летающими насекомыми.

Исключительно тесные и прочные связи выработались у юкки и опыляющей ее юкковой моли; Самка юкковой моли щупальцами собирает пыльцу, скатывает ее в шарик и, держа его над головой, подлетает к другому цветку. Здесь она при помощи яйцеклада откладывает яйца в столбик пестика, а затем в углубление на рыльце пестика аккуратно укладывает принесенный шарик пыльцы. Развивающаяся из яйца личинка юкковой моли питается семенами юкки. Если бабочка не положит на рыльце пестика пыльцу, семена не будут развиваться и личинка погибнет с голоду. С другой стороны, юкка продуцирует большое количество семян, часть из которых личинка моли может уничтожить без ущерба для ра­стения. Такое исключительно сложное инстинктивное поведение юкковой моли обеспечивает и питание ее личинки, и плодоношение юкки. За­мечательно, что каждый вид моли спосо­бен опылять строго определенный вид юкки.

Подобные взаимоотношения сложи­лись между диким и некоторыми сортами культурного инжира и хальцидом бластофагой. Инжир без бластофаги не может давать семенную продукцию. Причем у инжира имеются два типа деревьев: каприфиги, которые не плодоносят и раз­вивают мужские и короткопестичные женские цветки, и фиги — с длиннопестичными цветками. Бластофага развивается в коротких пестиках цветков каприфиги. Цветоложе разрастается в галл, в полости которого бескрылые самцы оплодотворяют крылатых самок. Самки, выбираясь из галла, нагружаются пыльцой, перелетают на цветки фиги и опыляют их. Но, обладая коротким яйцекладом, самки не могут от­кладывать яйца в длинные пестики цвет­ков фиг. Осенью они возвращаются на цветки каприфиг и здесь зимуют. Весной самки бластофаги откладывают яйца в короткие пестики цветков.

До сих пор мы в основном рассматри­вали приспособления, развившиеся у цветков для обеспечения опыления насе­комыми. И у насекомых, в свою очередь, также сложились тонкие приспособления для опыления строго определенных цветков. В тесной связи со сбором пыльцы и питанием нектаром у них появились различного строения ротовые аппараты, специфичное строе­ние пищеварительного тракта, форма и размеры тела, позволяющие проникать в строго определенные цветки, особенности в строении ног, своеобразные формы поведения и т. д.

Многие насекомые, посещающие цветки в поисках пыльцы и нектара, не способны к опылению. Такие насекомые называются дистропными. Это большинство муравьев, некоторые жуки. У ряда растений вырабо­тались в процессе эволюции приспособления, препятствующие таким насекомым проникать в их цветки.

Насекомые, которые по своему поведению еще не приспособились к опылению, но иногда все же могут переносить пыльцу с цветка на цветок, называются аллотропными. Это некоторые мухи, любительницы полако­миться сладким нектаром.

Специфичные опылители (к ним принадлежат многие насекомые, особенно бабочки и перепончатокрылые) называются эвтрофными. У них-то мы и встречаем исключительно тонкие приспособления, на­правленные на обеспечение перекрестного опыления у цветковых расте­ний. О том, как постепенно вырабатывались все более тесные привязан­ности таких насекомых к определенным цветкам, можно проследить на примере перепончатокрылых.

Одиночные осы, а также осы, живущие семьями, являются типичными хищниками. Своих личинок они выкармливают другими насекомыми или паукообразными. Но во взрослом состоянии многие из них приспо­собились питаться сладким нектаром и поэтому играют некоторую роль в опылении. Правда, опылители они еще не совершенные: тело их голое и к нему плохо пристает пыльца. Кроме того, они облетают сравнительно небольшое количество цветков, так как нектар им нужен лишь для того, чтобы прокормить самих себя.

Одиночные пчелы уже не только сами питаются пыльцой и нектаром, но выкармливают этими продуктами и своих личинок. Поэтому им требу­ется собрать значительно больше нектара, а значит, они вынуждены облетать большее количество цветков. Кроме того, тело у них сильно опушенное и пыльца прочно на нем удерживается. Одиночные пчелы являются уже высокоспециализированными опылителями.

Однако наибольшее значение как опылители имеют общественные пчелиные, такие, как шмели, дикие и домашние пчелы. У этих насекомых развились многие приспособления, направленные на лучшее и более полное использование взаимосвязей с цветками. Вот некоторые данные, характеризующие пчелиных как опылителей.

В среднем семья шмелей состоит из 100 рабочих особей. Каждый шмель в день совершает не менее 20 вылетов. За каждый вылет он посещает до 240 цветков, а за день — 4800. Если учесть, что рабочий шмель живет до одного месяца, то легко подсчитать, что за месяц семья шмелей может опылить не менее 10—12 миллионов цветков. Но семья шмелей существует значительно больше месяца, так как по мере гибели одних рабочих шмелей их место занимают новые, молодые.

Еще более внушительные цифры обнаруживаются при изучении опы­лительной деятельности пчелиной семьи. Собирая пыльцу и нектар на всю семью, пчелы обследуют огромное количество цветков. Подсчитано, что рабочая пчела за минуту облетает 12 цветков, а это значит, что за рабочий день она посетит не менее 7200 цветков. В слабой семье бывает до 10 тысяч рабочих пчел, а сильная семья насчитывает их до 50 ты­сяч. Даже приблизительные подсчеты показывают, что пчелы одной семьи в день опыляют не менее 360 миллионов цветков. А за все лето? А если пчелиных семей много? Переоценить опылительную деятельность пчел невозможно.

Вот интересный пример, подтверждающий значение опылителей в жизни растений. В Австралию был завезен красный клевер, но он дли­тельное время не давал семян. Семена приходилось завозить из Англии. Но вот в Австралию были доставлены шмели, основные опылители клеве­ра. С этого времени клевер стал давать богатые урожаи семян. Этот случай свидетельствует об узкой специализации насекомых-опылителей; именно в силу этого обстоятельства в Австралии, несмотря на большое количество насекомых вообще, не нашлось опылителей красного клевера.

В течение миллионов лет развивались связи насекомых с цветковы­ми растениями. Постепенно эти связи выразились в такой тесной взаим­ной зависимости опылителей и опыляемых растений, что раздельное их существование стало невозможным. В современных условиях многие растения уже не в состоянии давать плоды и семена без насекомых- опылителей, а насекомые без этих растений также не могут существо­вать: им нечем питаться.

Так исторически возникли тесные обоюдополезные отношения между растениями и насекомыми-опылителями. На примере этих взаимоотношений наглядно проявляется прочная связь животных с растениями, их взаимозависимость, невозможность раздельного существования на современной Земле.

ЗООХОРИЯ

Одной из форм межвидовых отношений животных и растений явля­ется зоохория — распространение семян и спор растений животными. Причем как у животных, так и у растений вырабатывается целый ряд специфичных для этого приспособлений.

При эктозоохории семена с помощью различного рода зацепок, крючков, щетинок, клейких веществ прикрепляются к шерсти млекопи­тающих, к перьям птиц, к телу насекомых и разносятся ими на далекие расстояния. Сброшенные животными, эти семена при наступлении бла­гоприятных условий, чаще всего весной, прорастают. Нередко мелкие семена пристают к телу животных с грязью. Затем грязь высыхает и вместе с семенами отваливается. Так распространяются многие степные, луговые, а также прибрежные и водные растения.

Различают так называемую активную эктозоохорию. В этом случае животные обычно делают запасы пищи и активно собирают семена, перенося их иногда на значительные расстояния. При этом часть запасен­ных семян ими теряется или «забывается». Чаще всего такие семена относительно крупны и не имеют специальных приспособлений для прикрепления к телу животных.

Так, кедровая сосна, часто неверно именуемая сибирским кедром, продуцирует тяжелые кедровые орешки. Такие плоды, да еще собран­ные в шишки, в основном могут разноситься только талыми водами. Но кедровые сосны часто встречаются там, куда вода никак не могла занести их семена. Вообще кедровая сосна распространена очень широко, и вряд ли это могло произойти только благодаря талым водам. Большую роль в расселении кедровой сосны играют различные животные. Осо­бенно преуспевает в этом кедровка, растаскивающая орешки по всей тайге. Часть из них она съедает, а часть теряет и этим самым произ­водит посев. Большие запасы кедровых орешков делает бурундук. Что-то из них теряется, что-то не используется в пищу из-за гибели зверьков и по другим причинам. Уцелевшие орехи прорастают в новые растения. Так происходит расселение кедровой сосны.

В распространении лесного орешника (лещины) очень деятельны белки. Они растаскивают орехи на большие расстояния. По дороге оре­хи нередко падают. Таким образом лещина расселяется на значитель­ных площадях. Интересно, что сами орехи до созревания имеют зеленую окраску, сливающуюся с фоном листьев. Созрев, они становятся бе­лыми и хорошо заметны. Орех, уроненный на землю, быстро буреет и делается невидимым среди опавшей листвы. Другим животным его уже трудно найти. Изменение цвета ореха по сезонам тоже является свое­образным приспособлением. Можно предположить, что в процессе борьбы за существование сохранились именно побуревшие орехи, замаскирован­ные под цвет среды, а не белые, хорошо заметные и в массе уничто­жаемые мышевидными грызунами и другими животными.

Даже такие мелкие зверьки, как мышевидные грызуны, делают ог­ромные запасы семян. По данным П. А. Свириденко, одна пара желто- горлых мышей уносила в день до 5 тысяч буковых орешков, а за две недели запасла их до 37 956 штук.

Огромную роль в расселении дуба играет сойка. Тяжелые желуди, как и кедровые орешки, не могут переноситься ветром, не имеют приспо­соблений для прикрепления к телу животных. Сойка же, питающаяся желудями, разносит их по всему лесу, прячет в мох, под кору пней, затем «забывает» про них и таким образом способствует расселению дуба. Описан случай, когда в воронежских лесах на одном гектаре сосняка, расположенного в нескольких километрах от дубравы, было обнаружено 522 молодых дубка, выросших из желудей, принесенных сойками.

Многие грызуны запасаются желудями на зиму. Часть из этих за­пасов остается неиспользованной, и желуди прорастают там, куда их заносят зверьки. Причем масштабы такого рода деятельности грызунов огромны. Свириденко подсчитал, что лесная мышь за шесть дней может утащить 1483 желудя, а самец желтогорлой мыши за 15 дней делает запас корма из 1492 желудей.

Муравьи также способствуют расселению многих растений. Они собирают около своих муравейников большое количество семян таких растений, как чистотел, хохлатка, чистяк, душистая фиалка, а также спор грибов, которые затем прорастают. Правда, муравьи перетаски­вают семена на сравнительно небольшие расстояния, но если учесть их количество, а также количество муравейников, то становится очевид­ной и их значительная роль в расселении ряда растений.

Семена растений, распространяемых муравьями, имеют интересное приспособление, привлекающее муравьев. Так, у семян чистотела — это большой белый мясистый придаток, который и поедается муравьями. Именно из-за этого придатка муравьи и собирают семена чистотела. Придаток они съедают, а семя не трогают, и оно на следующий год прорастает на значительном удалении от растения, на котором обра­зовалось. Семена с придатками, содержащими много жира, имеются у копытня, иван-да-марьи, перелески, гусиного лука. Все они в основ­ном распространяются муравьями. Как правило, такие плоды созревают в середин? лета, когда муравьи наиболее деятельны.

Многие насекомые распространяют споры грибов. Например, гриб веселка обыкновенная издает запах гниющего мяса, привлекая навозных

и падальных мух. Эти насекомые на теле и лапках разносят споры гриба. Насекомые, питающиеся пыльцой злаков, способствуют распро­странению спор паразитического гриба этих растений — спорыньи. Белки, мышевидные грызуны распространяют шляпочные грибы, растаскивая плодовые тела по лесу и рассеивая базидиоспоры. Споры многих грибов распространяют птицы, а расселению трюфелевых, грибов, образующих плодовые тела глубоко в почве, помогают роющие грызуны и дождевые черви.

Но активная эктозоохория все же распространена значительно реже и имеет относительно меньшее значение по сравнению с пассивной эктозоохорией. Причем разделение эктозоохории на активную и пас­сивную несколько сомнительно. При активной эктозоохории активны животные, а пассивны семена растений. При пассивной эктозоохории животные как бы пассивны, но зато «активны» сами семена растений, прикрепляясь к телу своих распространителей различного рода зацепка­ми, крючками и иными способами.

Плоды недотроги собраны в коробочки. Стоит прикоснуться к та­ким коробочкам, как створки их раскрываются, а семена с силой разбрасываются в стороны на расстояние до 1,5 метра. Если мимо проходит животное, то семена, имеющие липкую поверхность, прикле­иваются к телу животного и разносятся им. Еще более удивительное приспособление для разбрасывания семян развилось у так называемого «бешеного огурца», распространенного на южном берегу Крыма, на Кавказе и в некоторых районах Средней Азии. При малейшем при­косновении к созревшему огурцу из него с силой выбрасываются в струе слизи все семена. Длина такой струи достигает 6 метров. Обрызган­ные бешеным огурцом животные транспортируют на своем теле семена этого растения на многие километры. Разве это не активная эктозоохория?

Если внимательно рассмотреть свалявшуюся шерсть овец, собак и других животных, особенно ближе к осени, то в ней нетрудно обнару­жить множество самых разнообразных колючек. Все эти колючки, ко­торые при случае прочно цепляются и к одежде человека,— плоды и се­мена различных растений. Здесь и плоды череды — семянки с шипами, покрытыми загнутыми назад зубчиками, и плоды липучки в виде мелких орешков с несколькими рядами шипов, и более крупные цепкие «шишки» лопуха, и плоды подмаренника, ре­пейника и многих других расте­ний.

Причем прикрепляются они не только к шерсти домашних животных. Все дикие животные, особенно степные обитатели, разносят на своем теле не­исчислимое количество семян различ­ных растений. Даже тяжелые плоды водяного ореха (чилима) прочто цеп­ляются своими отростками к шерсти бобров, выдр, диких кабанов, а также к перьям водоплавающих птиц, и те распространяют их по разным водое­мам.

Самые различные приспособления выработались у растений для при­крепления их семян к телу зверей, птиц, насекомых. У гравилата, например, на каждом плодике есть крючок, плоды ложносытевидной осоки образуют цепкие щетинки и зубцы. У линнеи семена обладают клейкими железисты­ми волосками, а у полыни становятся липкими после дождя.

Семена самых различных растений пристают к телу животных с илом, грязью и таким образом транспортируются иногда на тысячи ки­лометров. На такой способ расселения растений обратил внимание еще Дарвин, заметив на лапах куропатки присохшую глину. Позже был об­наружен ил на клюве, на лапах и перьях различных перелетных птиц. На основании этого Дарвин писал: «Таким способом семена могут подчас быть перенесены на значительные расстояния, и можно привести множество фактов, доказывающих, что почва почти повсюду перепол­нена семенами. Вспомним миллионы перепелок, перелетающих через Средиземное море; можем ли мы сомневаться в том, что земля, пристав­шая к их лапам, иногда содержит мелкие семена?» Перелетные птицы, ди и не только перелетные, оказались отличными агентами-распространителями растений. Без птиц многие растения не могли бы так широко расселиться по Земле.

Микроскопические семена самого крупного цветка раффлезии рас­пространяются самым крупным сухопутным животным — слоном. Слон, наступая на созревший плод раффлезии, раздавливает его. Семена приклеиваются к его ногам, и слон носит их по тропическому лесу, пока не наступит на выступающие из земли корни лианы циссуса — хозяина раффлезии. Как только семена с ног слона попали на эти корни, они прорастают в них, превращаясь в своеобразное паразити­ческое растение.

Еще более тесные взаимоотношения между животными и расте­ниями складываются при эндозоохории, когда животные переносят се­мена растений в пищеварительном тракте. Животные поедают ягоды растений, сочные плоды, а семена, содержащиеся в них, не перевари­ваются. Причем под воздействием соляной кислоты желудочного сока они не только не теряют способности прорастать, но всхожесть их даже повышается.

Сами ягоды и сочные плоды у растений развились под воздействием животных. В формировании таких плодов наиболее ярко проявляется способность растений продуцировать с выгодой для себя излишки ор­ганического вещества, идущего на прокорм животных. На это обратил внимание еще В. И. Талиев. Он писал: «Животный и растительный мир, если рассматривать их в целом, отнюдь не являются антагонис­тами, но лишь различным выражением одного общего процесса эво­люции... Поэтому при нормальном ходе вещей в природе само собой устанавливается равновесие, при котором производство органического вещества растительным миром не только обеспечивает с избытком его собственное существование и разрастание, но и служит общим фондом для всей остальной почти необъятной массы организмов».

Вещество плодов и ягод почти никакого значения для самих расте­ний не имеет, но привлекает животных, которые, питаясь ими, распро­страняют семена растений. Это еще один наглядный пример тесной вза­имосвязи и взаимозависимости животных и растений.

В распространении ягодников особенно велика роль многих воробьиных птиц. Питаясь ягодами земляники, бузины, калины, крушины, волчьего лыка, жимолости и других растений, птицы разносят семена, содержащиеся в этих ягодах, особенно во время осенних перелетов. Именно благодаря птицам в степи возникают своеобразные островки кустарниковой растительности. Присядет стая перелетных птиц отдох­нуть и вместе с экскрементами засеет место отдыха семенами растений, ягоды которых они съели где-то далеко на севере, в лесу. Так появ­ляются в степи заросли шиповника, крушины, черемухи и других растений.

Дрозд деряба распространяет семена омелы — паразита древесных пород. На Гавайских островах широко расселился сорняк — кустарник лантана, завезенный туда из Мексики. Распространение лантаны связано с акклиматизацией на Гавайях индийской птицы майны, которая поедает ягоды лантаны и рассевает затем с экскрементами семена этого растения по пастбищам.

Появление большинства деревьев на океанических островах связы­вают с деятельностью плодоядных птиц, особенно диких голубей. По­едая сочную мякость плодов на материке, эти птицы приносили в своем кишечнике косточки и высевали их на островах.

Через кишечник птиц могут проходить довольно крупные косточки. Автору этих строк приходилось наблюдать, как скворцы поедали в са­дах вишни. Косточки вишен свободно проходят через кишечник скворцов и выделяются с экскрементами совершенно неповрежденными.

Заслуживает внимания интересное явление, связанное с сезонной изменчивостью окраски ягод и сочных плодов. Пока ягоды не созрели, т. е. пока в них еще не развились семена, все они обладают зеленой окраской и не привлекают внимания животных, маскируясь под цвет листвы. Но к осени, когда семена готовы, плоды расцвечиваются в яр­кие тона. Происходит нечто подобное тому, что наблюдается у цветущих растений. Если в первой половине лета в зелени пестрят яркие цветки, зазывая к себе опылителей, то на исходе его не менее ярко выделяются разноцветные ягоды и сочные плоды, как бы приглашая животных полакомиться ими.

Ярко-красные плоды шиповника, калины, бузины, рябины, берескле­та, барбариса, брусники, костяники, клюквы и других растений резко выделяются, горят в осеннем лесу и привлекают к себе массу птиц. Заметьте, ярко-красные цветки распространены только там, где есть дневные бабочки и птицы-опылители. Птицы хорошо различают красный цвет. Правда, есть много ягод и сочных плодов, окрашенных в другие цвета. Всем хорошо известны черные ягоды черники, черемухи, сизые ягоды можжевельника, голубики и т. д. Но и эти темноокрашенные ягоды хорошо заметны на фоне светло-зеленых листьев.

Ягодники посещают разные птицы. Поздней осенью на ветвях ряби­ны и барбариса собираются стайки снегирей. До них здесь уже побыва­ли дрозды и унесли с собой семена далеко на юг. С севера прилетают красавцы-свиристели, о которых известный орнитолог М. А. Мензбир писал: «Присутствие или отсутствие свиристелей в известной местности зависит от того, есть ли для них достаточно пищи. Если ее достаточно, птицы остаются, если мало или совсем нет, то быстро пролетают далее. Во время .своих зимних кочевок они едят только различные ягоды и плоды, в короткое время уничтожая рябину, барбарис, ягоды шипов­ника, можжевельника, которыми, казалось, изобиловала местность». Беспрерывно кочуя в поисках пищи, свиристели рассевают по всему лесу семена растений, ягодами которых питаются.

Птицами поедаются ядовитые ягоды таких растений, как волчье лыко, вороний глаз, крушина, жимолость, ландыш, майник двулистный и др. Оказывается, у ряда птиц в пищеварительном соке имеются ве­щества, которые обезвреживают ядовитые плоды.

Ягодники часто связаны с определенными видами птиц. Так, ягоды можжевельника в основном поедаются дроздами и свиристелями. Из­любленной пищей реполовов служат плоды бересклета. Рябиной кормят­ся очень многие птицы. Но все же пищевая специализация птиц относи­тельно сочных плодов выражена не очень резко. Большинство птиц в этом отношении можно считать многоядными.

Не все птицы могут переносить в своем кишечнике и желудке семе­на растений. Куры, голуби, клесты, синицы, многие водоплавающие и некоторые другие птицы разрушают семена растений. В их желудках семена перетираются и усваиваются, как и другая пища. Но большин­ство птиц все же не повреждают семян. В помете ворон, галок, скворцов, дроздов всегда можно найти неповрежденные семена самых разнооб­разных растений.

Иногда семена могут распространяться и через несколько ступеней. На это обратил внимание еще Дарвин, который писал: «Я вносил семена разного рода в желудки мертвых рыб и затем кормил этими

рыбами морских орлов, аистов и пеликанов. По прошествии несколь­ких часов птицы извергали эти семена, и многие из них сохраняли свою способность к прорастанию». Следовательно, семена водных расте­ний, поедаемые рыбами, через рыбоядных птиц могут переноситься в другие водоемы.

Не только птицы, но и другие животные не в состоянии перевари­вать семена и поэтому так же, как и птицы, распространяют растения, выделяя их семена с экскрементами. Например, в Норвегии подсчитали, что со свежим конским навозом, вносимым как удобрения на поля из расчета 60 тонн на гектар, засевается на каждом гектаре до 899 750 сорных растений. Так рассеваются, например, семена ярутки, сохраняю­щие до 35 процентов всхожести при прохождении через пищеварительный тракт животных.

Овцы, лошади и другие домашние животные распространяют се­мена пастушьей сумки, овсюга, горчицы, дикой редьки, мокрицы. Ливингстон, исследователь Африки, описывает, как буры применяют овец в роли «живых сеялок» и с их помощью засевают кормовыми травами большие территории: «На ферму привозят несколько возов семян... немного прикрытых сверху жесткой травой, и ставят в том месте, куда загоняют на ночь овец. Так как овцы каждый вечер понемногу едят эти семена, то места, где они пасутся, усыпаются семенами таким простым способом и с такой регулярностью, которую можно превзойти только ценой неимоверных усилий. В течение нескольких лет такое место становится овцеводческой фермой, потому что на таком корму овцы достигают высшей степени упитанности».

На экскрементах лягушек часто встречается гриб базидиоболус, в распространении которого принимают участие лягушки и различные мелкие жуки. Жуки поедают спорангии гриба, а лягушки охотятся за этими жуками. В пищеварительном тракте лягушки жуки переваривают­ся, а спорангии дозревают и выделяются затем вместе с экскрементами, прорастают и образуют мицелий.

А. Г. Воронов указывает, что наибольшее значение в распростране­нии плодов и опылении растений имеют животные в лесной зоне. «Это связано с ослаблением силы ветра, что уменьшает шансы пере­носа им пыльцы и семян, а с другой стороны, улучшает условия сущест­вования многих плохо летающих насекомых, служащих опылителями. Особо следует отметить обилие растений, привлекающих животных своими сочными плодами, семена которых распространяются, пройдя через кишечный тракт птицы или млекопитающего».

Как видно, при зоохории наблюдается тесная взаимосвязь животных с растениями. В процессе становления этой взаимосвязи у животных и растений выработались определенные приспособления. Эти приспособ­ления, равно как и целый ряд других коадаптаций, еще более тесно связывают растительный и животный мир в единое целое, где каждая часть влияет на другую, обусловливает их взаимное существование.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

mobil 1 extended life 10w 60 mobil 1 extended life 10w60 1л
 
Направляюча скла дверцят купить запчасть 5P0839614A Skoda Audi Volkswagen Seat
 
http://myhitmp3.top/mp3/astral+vision+feat+wetter
 
btc fog