Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Основные формы связей в биоценозе

Печать

В каждой цепи питания от звена к звену происходит потеря энергии. У каждого последующего звена цепи количество усвоенной энергии примерно в 10 раз меньше количества, усвоенного предыдущим звеном. Кроме того, не вся пища используется на ро.ст особи, т. е. на накопление биомассы. Часть ее расходуется на удовлетворение энергетических затрат организма: на дыхание, движение, поддержание температуры тела и т. д. В результате в каждом последующем звене пищевой цепи наблюдается уменьшение количества биомассы.

Цепь питания можно представить как пирамиду, в которой каждая последующая ступень меньше предыдущей. Иными словами, биомасса каждого последующего звена пищевой цепи меньше, чем у предыдущего, служащего ему пищей. Это явление было разработано Элтоном и названо пирамидой чисел или пирамидой Элтона.

Различают пирамиду численности (особей), пирамиду биомассы и пирамиду энергии. Основание пирамиды образуют растения-продуценты. Над ними располагаются фитофаги. Следующее звено представлено консументами второго порядка. И так далее до вершины пирамиды, которую составляют наиболее крупные хищники. Высота пирамиды обычно соответствует длине пищевой цепи. Поскольку на верхние этажи пирамиды энергия доходит в очень малых количествах, она редко состоит более чем из пяти звеньев.

Экологическая пирамида.

Правило экологической пирамиды универсально и объективно отображает биологический круговорот веществ и поток энергии в биосфере. В масштабе всей биосферы оно никогда не может быть нарушено. Правда, на небольших участках это правило иногда нарушается. Такое нарушение имеет место при вспышках массового размножения некоторых вредителей, когда может быть полностью уничтожена вся зеленая масса растений. В этом случае на какой-то ограниченной территории на короткий период разрушается цепь питания и в движение приходит все сообщество животных и растений, связанных между собой пищевыми отношениями.

По характеру питания все организмы могут быть поделены на несколько групп. Прежде всего зеленые растения и животные вместе с бесхлорофильными растениями резко отличны друг от друга по способу питания и составляют две группы организмов — автотрофов и гетеротрофов. Автотрофы синтезируют органические вещества из неорганических и являются созидателями (продуцентами) первичного органического вещества на Земле. Гетеротрофы питаются готовыми органическими соединениями и создавать последние из неорганических, как автотрофы, не могут. По характеру питания гетеротрофы в свою очередь также распадаются на несколько групп. Все организмы, которые могут питаться различными кормами, т. е. проявляют широкую пищевую специализацию, составляют группу эврифагов. Они очень неприхотливы к выбору пиши и поедают самые разнообразные корма. В отличие от эврифагов организмы с узкой пищевой специализацией, питающиеся ограниченным кругом кормов, принято называть стенофагами.

Между этими крайними формами пищевой специализации имеется ряд переходных форм, причем в различные периоды жизни и в различных условиях одни и те же организмы могут изменять свою пищевую специализацию. Так, животные, питающиеся однородной пищей (например, тутовый шелкопряд, поедающий только листья белой шелковицы, или филлоксера, которая живет только на виноградной лозе), называются монофагами или одноядными. За монофагией, явлением крайне узкой пищевой специализации, следует олигофагия, или разноядность, когда организмы способны питаться различными, но все же ограниченными видами корма, например растениями, принадлежащими к одному семейству. Типичные олигофаги — капустная белянка и капустная моль, гусеницы которых питаются не только капустой, но и листьями очень многих крестоцветных растений.

Организмы, употребляющие самый разнообразный корм, принято называть полифагами или всеядными (многоядными). Так, многие саранчовые, гусеницы озимой совки поедают очень разнообразные растения. Но все же, даже при самой широкой пищевой специализации, у каждого вида имеется какой-то наиболее излюбленный вид корма.

Кроме того, все растительноядные организмы называются фитофагами; питающиеся только животной пищей — зоофагами. Организмы, использующие в пищу растительные остатки, называются сапрофагами, а те, что находят корм на трупах животных,—некрофагами; организмы, живущие на экскрементах животных, — копрофагами.

Следует иметь в виду, что такое разделение организмов по характеру питания является в высшей степени относительным, так как специфичность питания у различных видов весьма изменчива.

На базе пищевых и пространственных связей формируются биокомплексы растений и животных, возникают взаимосвязанные и взаимозависимые сообщества — биоценозы, а в биоценозах между различными видами животных и растений, точнее, между популяциями видов складываются определенные и в то же время разнообразные межвидовые отношения. Помимо межвидовых отношений, в биоценозах возникают также определенные отношения между особями одного вида. Такие формы связей называются внутривидовыми отношениями и рассматриваться нами не будут, так как имеют много специфичного и требуют специального исследования.

ХИЩНИК И ЕГО ДОБЫЧА

Взаимоотношения между хищником и его добычей, или жертвой, являются одной из форм межвидовых отношений, при которой один вид наносит ущерб другому и не может жить без него. Как правило, хищник вначале убивает свою жертву, а затем уже поедает ее, т. е. в основе отношений между хищником и добычей лежат пищевые связи.

Прежде чем использовать свою добычу как пищу, хищник должен ее поймать. Поэтому хищник так или иначе приспособлен к ловле своих жертв. Но у животных, составляющих добычу хищника, выработались различные защитные приспособления. В конечном итоге на Земле сложились вполне определенные группировки организмов: специализированные хищники и их добыча. Например, коршун-слизнеяд употребляет в пищу только некоторые виды моллюсков, скопа питается только рыбой, основной пищей рысям служат зайцы, а волк — типичный многоядный хищник.

Хищничество, как и другие формы межвидовых отношений, характерно не только для животных, но и для типичных растений. Мы уже рассматривали насекомоядные растения как пример сходства растений с животными. Кроме того, некоторые формы отношений животных с растениями также носят характер хищничества, если его понимать как потребление в пищу живых, вернее, свежеубитых организмов. В. Н. Беклемишев поэтому предложил термин «плотоядие», понимая под ним применение в пищу вещества живого тела любого организма.

Как правило, хищник не нападает на представителей своего вида. Но иногда, при недостатке пищи или когда самка не в состоянии прокормить свое большое потомство, наблюдается поедание одних представителей своего вида другими. Такое явление получило название каннибализма. Так, например, в тех водоемах, где нет никаких других рыб, кроме щук, последние питаются особями своего вида. То же характерно и для окуня. Часто поедают свое потомство крольчихи. Пожирают своих детенышей гадюки, некоторые хищные птицы. Но обычно все виды животных и растений живут за счёт других видов, и явление каннибализма — исключение из общего правила.

Распространено мнение, что все хищники — вредные животные и их нужно уничтожать. Это глубоко ошибочное представление часто приводит к исключительно нежелательным явлениям, наносит большой ущерб как дикой природе, так и хозяйству человека. Примеры варварского, непродуманного уничтожения хищников широко известны.

Так, Бернгард Гржимек, страстный борец за охрану природы Африки, с горечью рассказывает, к чему привело неразумное истребление леопардов: «После того, как леопарды были уничтожены почти во всей Восточной Африке, павианы так размножились и осмелели, что на плантациях и огородах местных жителей с ними не стало никакого сладу. Павианы стали нападать на молодых антилоп и домашних коз и пожирали их. Поэтому уже несколько лет леопарды снова находятся под охраной».

Уничтожение выдры с целью сохранить рыбу часто приводит к снижению количества самой этой рыбы. Происходит это потому, что выдры поедают преимущественно больных и ослабленных рыб и таким образом содействуют оздоровлению рыбьих стай.

В 1953 году в штате Колорадо (США) начали уничтожать койотов, как вредителей скотоводства. Однако сейчас же в массе размножились кролики, ставшие настоящим бедствием для фермеров. Истребление койотов было прекращено. Еще совсем недавно у нас повсеместно призывали к уничтожению хишных птиц. В одном только 1962 году в нашей стране, по данным охотничьих хозяйств, было перебито 1 154 700 хищных птиц А дичи, которую хотели сохранить, стало меньше. Оказалось, что хищники, уничтожая больных и ослабленных птиц, сдерживают распространение болезней и эпизоотий. И так везде.

Известны случаи, когда истребление копытных в степях приводило к перерождению степной растительности. Оказывается, злаки основные степные растения, могут развиваться и расти только в том случае, если их, объедая, «подстригают» копытные. Как только травоядные'копытные исключаются из степного ландшафта, злаки начинают вырождаться, происходит глубокая перестройка в растительном сообществе степи. В данном случае, если рассматривать травоядных копытных как хищников по отношению к злаковым растениям, становится очевидно, что между теми и другими исторически сложились определенные межвидовые связи, благодаря которым растения и животные приспособились к совместному существованию. На основе этого сосуществования и взаимного влияния и сформировался определенный степной биоценоз. Естественно, что в составе степного биоценоза рассматривать копытных и злаки изолированно от других видов растений и животных нельзя. Но тем не менее в этом биоценозе им принадлежит значительная роль.

Взаимоотношения между хищником и жертвой сложились исторически, и они не всегда вредны для вида в целом. «В природе между различными видами животных и растений за миллионы лет их совместного существования установилось естественное равновесие,— пишет И. Акимушкин.— Поэтому безрассудное уничтожение разных зверей и птиц нарушает это равновесие, и в результате могут погибнуть другие животные и даже растения, расплодятся вредители и сорняки...»

В деталях с Акимушкиным можно спорить, но по существу он, безусловно, прав. Нельзя безрассудно уничтожать животных, объявлять их вне закона только потому, что они хищники. Это чревато отрицательными последствиями. Примером может служить проблема волка. «Во всем мире бросаются из одной крайности в другую,— пишет академик В. Соколов,— то истребляют волка, то начинается кампания в защиту волка как необходимого регулирующего фактора экосистем». Все это свидетельствует о том, что проблема взаимоотношений хищников и их добычи не так проста, как это кажется на первый взгляд. Необходимо установление разумных пределов численности хищников в различных экологических и экономических районах.

Паразитизм — это такая форма межвидовых отношений, при которой один вид, поселяясь на поверхности тела или внутри представителей другого вида, живет за счет тканей, соков или переваренной пищи своего хозяина. Паразит в отличие от хищника не убивает своего хозяина, а длительное время питается за счет живого организма.

Как у животных, так и у растений, ведущих паразитический образ жизни, выработались многочисленные приспособления к паразитированию. Эти приспособления связаны с особенностями строения тела (анато- мо-морфологические приспособления), с физиологическими особенностями и с образом жизни.

Одна из форм приспособления к паразитированию — упрощение организации паразита по сравнению со свободно живущими предками. Так, у многих червей (гельминтов) из класса ленточных, паразитирующих в кишечнике млекопитающих, редуцируются органы пищеварения и органы чувств в связи с тем, что они как бы купаются в пищевом бульоне и всасывают пищу всей поверхностью тела. Многие паразиты из насекомых утрачивают крылья (блохи, вши). У неполных паразитов- растений сокращается число зеленых органов, а у полных паразитов хлорофиллоносные органы полностью исчезают.

Примеры такого упрощения, доведенного до крайности, можно встретить и в животном, и в растительном мире. Среди животных известен паразит из ракообразных — саккулина, все тело которой состоит из мантии, половых желез, наполненных половыми продуктами, и упрощенной нервной системы. Саккулина паразитирует на крабах и имеет вид небольшого мешочка на нижней стороне брюшка своего хозяина, от которого внутрь тела краба, наподобие корней, идут тонкие выросты, пронизывающие все органы и ткани хозяина. В мире цветковых растений крайняя степень упрощения наблюдается у раффлезии арнольди — паразита лианы циссус (остров Суматра). Из органов у нее сохранился лишь цветок, а все остальное тело превратилось в клеточные нити, которые внедряются в промежутки между клетками хозяина и напоминают мицелий гриба. Поразительное сходство между растением-паразитом и животным-паразитом!

Почти у всех паразитов, как у растений, так и у животных, появляются специфичные органы фиксации, которые позволяют им прикрепляться и удерживаться на теле или в органах и полостях хозяина. Это различного рода крючки, зацепки, присоски, хоботки и пр. В связи с необходимостью обязательного контакта с хозяином у паразитов в процессе развития сформировались приспособления, обеспечивающие выживание вида. Для примера рассмотрим цикл развития печеночного сосальщика.

Яйца, выделенные взрослым паразитом, находящимся в печени, например, овцы, для своего дальнейшего развития обязательно должны попасть в воду. Естественно, что огромное количество яиц в воду не попадает и зародыши в них погибают. Из яйца, попавшего в воду, выходит личинка мирацидий. Но если мирацидий не встретит малого прудовика, то он обречен на гибель. Из малого прудовика, промежуточного хозяина печеночного сосальщика, через некоторое время выходит следующая личиночная стадия — редия, а затем из редии — церкарий, который оседает на прибрежные растения и превращается в адолескарий. Взрослый паразит разовьется из адолескария, как только он вместе с растением будет проглочен овцой или другим травоядным животным.

Таким образом, для того чтобы из яйца образовался взрослый паразит, необходимы определенные условия: наличие водоема, в водоеме обязательно должен быть промежуточный хозяин — малый прудовик, по берегу водоема обязательно должна расти трава, на которой удерживается последняя личиночная стадия печеночного сосальщика - адолескарий; эту траву с адолескарием обязательно должен съесть окончательный хозяин сосальщика.

В природе не все эти условия соблюдаются. Как правило, огромно количество яиц и личинок, не находя подходящих условий для развития, погибает. Поэтому у паразитов часто наблюдается огромная плодовитость: чем больше яиц, тем больше вероятность выживания вида. У рассмотренного нами печеночного сосальщика в связи с этим исключительного развития достигает половая система. Особь за свою жизнь продуцирует до 45 000 яиц, каждое из которых способно развиться в мирацидий.

Мирацидий в промежуточном хозяине превращается в спороцисту, в которой из зародышевых клеток партеногенетически, т. е. без оплодотворения, развивается до 8 редий. Каждая редия в свою очередь партеногенетически способна произвести до 15—20 церкариев. Следовательно, каждый мирацидий в малом прудовике может дать около 160 церкариев. Потомство же 45 000 возможных мирацидиев, вышедших из яиц, мо- ж.ет дать 7 200 000 экземпляров сосальщиков. Естественно, что это теоретически возможное потомство от одного сосальщика никогда практически не реализуется из-за большой гибели яиц и личинок на различных стадиях развития. Лишь небольшое количество яиц развивается до взрослой особи следующего поколения.

Огромной плодовитостью обладают и другие паразиты. Подсчитано, что аскарида за 5—6 месяцев жизни продуцирует до 50—60 миллионов яиц, общий вес которых в 1700 раз превышает вес самки. Свиной цепень за год выделяет около 600 миллионов яиц, а живет до 18 лет, за всю свою жизнь продуцируя до 10 миллиардов яиц.

Огромное количество семян развивается из цветка раффлезии. Колдунья трава стрига, распространенная в Африке, Южной Азии и Австралии и поражающая корневую систему многих злаков, продуцирует до 500 000 семян, которые способны пролежать в земле, не прорастая, до 20 лет. Но как только рядом оказывается растение-хозяин, семя стриги трогается в рост и проникает в его корень. Естественно, что из такого огромного количества яиц и семян организмов-паразитов какая-то часть их всегда найдет подходящие условия для развития.

Между паразитами и их хозяевами исторически сложились своеобразные взаимоотношения. Паразит приспосабливается к своему хозяину, а хозяин борется со своим паразитом. В организме хозяина вырабатываются самые различные защитные реакции против паразитов. Паразиты же приспосабливаются к этим защитным реакциям. Процесс взаимного приспособления идет постоянно. Эти приспособления, со стороны хозяина уменьшающие патогенность паразита, а со стороны паразита усиливающие его агрессивность, привели к условной вредности одних паразитов, односторонней полезности других и к обоюдной полезности паразита и хозяина. В других случаях отношения паразитов и хозяев могли все более обостряться. При этом паразитирование привело к гибели хозяина. Развитие таких антагонистических отношений, которые называются «паразитированием на убой», наблюдается у многих паразитов (наездники и уничтожаемые ими насекомые). Большое разнообразие взаимоотношений паразита и хозяина, различные оттенки в этих отношениях отражают различные пути возникновения паразитизма. «Паразит и хозяин,— пишет академик Е. Н. Павловский,— являются повседневными партнерами в жизненных отношениях».

Паразитируют не только растения на растениях или животные на животных. Имеется множество паразитов-растений, хозяевами которых служат животные, так же как и многие животные являются паразитами растений. Ниже мы подробнее рассмотрим некоторые формы отношений насекомых-фитофагов с кормовыми растениями,напоминающими отношения паразита и хозяина.

Паразитизм как форма межвидовых отношений, возникшая на основе пищевых и пространственных связей животных и растений, не представляет собой резко обособленного явления в природе. С паразитизмом тесно переплетаются другие формы межвидовых отношений: различные виды сожительства животных с животными, растений с растениями и животных с растениями.

Взаимоотношения в системах хищник — добыча и паразит — хозяин обусловливают прогрессивное развитие и одной и второй стороны. Это важный фактор естественного отбора. Борьба хищника (паразита) и жертвы (хозяина) — это борьба взаимно противоположных начал, являющаяся движущей силой эволюции как хищника (паразита), так и жертвы (хозяина).

НЕЙТРАЛИЗМ, СИМБИОЗ, КВАРТИРАНТСТВО И ДРУГИЕ ФОРМЫ СВЯЗЕЙ

Различные формы межвидовых отношений в биоценозе часто обозначаются как сожительства и возникают в результате совместного обитания и сходного или совместного питания. При сожительствах организмов должна отсутствовать случайность. Иногда какие-нибудь сидячие формы животных поселяются, например, на раковинах моллюсков. Но эти же организмы могут жить и на других предметах. Временные пространственные связи не будут сожительством. Здесь налицо случайное поселение одного животного на другом. При таком чисто пространственном сближении устойчивых отношений между видами не возникает.

Если совместное сожительство не имеет случайного характера и сочетание двух или более организмов систематически повторяется, то возникают определенные формы межвидовых отношений. Различают несколько типов таких сожительств.

Нейтрализм — безразличные отношения, при которых виды не связаны между собой ни пищевыми, ни пространственными связями. Но часто на первый взгляд нейтральные отношения между двумя видами косвенно все же оказывают влияние друг на друга. Так, выясненные еще Дарвином отношения между домашними кошками и клевером лишь кажутся нейтральными. На самом же деле кошки, уничтожая мышей, которые разрушают гнезда шмелей, опылителей клевера, могут существенно повлиять на урожайность этой культуры.

Симбиоз, или мутуализм,— обоюдополезное сожительство разных видов. Классический пример мутуализма — сожительство рака-отшельника и актинии. Оба вида получают взаимную выгоду от такой связи. Рак- отшельник пользуется тем, что актиния отпугивает от него врагов своими стрекательными клетками. Актиния же, неподвижное животное, использует рака как своеобразный «транспорт», к тому же и питается остатками его пищи. Форму симбиоза носят отношения многих муравьев и тлей: муравьи защищают тлю от врагов, а тли дают муравьям в пищу сахаристые выделения. В кишечнике термитов живут жгутиковые, которые находят там обилие пищи и другие благоприятные условия. Термиты же без этих жгутиковых не могут усваивать клетчатку, которой питаются.

Примеров симбиотических отношений в природе чрезвычайно много. Встречается симбиоз не только животных с животными, но и растений с растениями, а также животных с растениями. Широко распространенные лишайники есть не что иное, как симбиоз между водорослями и грибами. В телах гидры и губки-бадяги поселяются некоторые водоросли. И водоросли (растения), и животные извлекают из такого сожительства обоюдную пользу.

Интересный пример мутуалистических отношений дает сожительство тропического растения мирмекодии с муравьями. Мирмекодия поселяется

на стволах других растений. Нижняя часть ее стебля сильно расширяется и здесь образуются каналы, сообщающиеся друг с другом. В них-то и поселяются муравьи, которые приносят мирмекодии пользу, отпугивая ее вредителей.

В тропических лесах Индии, Китая и других стран встречаются до 3000 видов таких мирмекофильных растений. Явление мирмекофилии представляет собой тесную взаимосвязь растений и животных, которая сформировалась не только на основе пищевых отношений. Здесь тесно переплетены пищевые и пространственные взаимоотношения: растения предоставляют муравьям не только пищу, но и убежище, а муравьи обеспечивают растения дополнительным питанием (отходами своей жизнедеятельности) и защищают от врагов.

Мирмекофилами называют не только растения, живущие в симбиозе с муравьями, но и многих животных, находящих в муравейниках укрытие питающихся различными отбросами муравьев, гниющим строительным материалом гнезда, а также являющихся нахлебниками или даже своеобразными паразитами и хищниками муравьев. Известно свыше 2000 видов мирмекофильных животных. При этом между мирмекофилами и муравьями формируются исключительно сложные взаимоотношения.

Своих нахлебников (симфилов) муравьи кормят жидкой пищей, как и собственных личинок. Симфилы же выделяют вещества, которыми питаются муравьи. Классическим примером мирмекофила является жук ломехуза, встречающийся только в муравейниках. С помощью специальных желез он выделяет летучую ароматическую жидкость, обладающую неимоверной притягательной силой для муравьев. В муравейнике личинки ломехуз поедают яйца и личинок муравьев, но последние их не трогают, а бережно ухаживают за ними и даже подкармливают своими же личинками. Иногда муравьи так много внимания уделяют ломехузам, что собственная их семья приходит в упадок, деградирует и нередко погибает. Сущность таких доведенных до крайности взаимоотношений до конца еще не выяснена.

Группа беспозвоночных животных, ведущих подобный образ жизни в термитниках, получила название термитофилов. Хотя биология мирмекофилов и термитофилов изучена слабо, все же форму связи их с муравьями можно охарактеризовать как своеобразный симбиоз, а в отдельных случаях как паразитизм.

Между некоторыми муравьями и грибами сформировались и такие чрезвычайно сложные взаимоотношения, как возделывание «грибных садов». Обитающие на юге США, в Центральной и Южной Америке муравьи-листорезы срезают челюстями кусочки листьев, но не питаются ими и не строят из них жилье. В муравейнике листья тщательно пережевываются и смешиваются с экскрементами и слюной. Полученная масса складывается в специальные камеры, где образуются своеобразные «грядки», на которых вырастают гифы грибов. На свободных концах гиф образуются многочисленные скопления коротких и вздутых ветвей, называемых «кольраби». Они и являются пищей муравьев, а формируются следующим образом. Муравьи подгрызают, прищипывают концы гиф, чтобы на них не развивались плодовые тела. На об кусанных гифах и образуются раневые наплывы, наполненные белковыми веществами — «муравьиными кольраби», которыми муравьи выкармливают своих личинок и питаются сами. Молодые самки, покидая муравейник, всегда забирают с собой кусочки грибницы и при постройке нового муравейника сразу же приступают к возделыванию «грибных садов».

Всего известно до 100 видов муравьев, возделывающих «грибные сады». Одни виды поселяются в пустых раковинах или во вздутых листьях растений, а грибную плантацию размещают глубоко под землей, где выращивают .желтые дрожжи, удобряя грядки экскрементами гусениц. Другие возделывают «грибные сады» на компосте из древесной пыли и экскрементов жуков-дровосеков. Установлено, что в гнездах муравьев произрастает много таких грибов, которые больше нигде не обнаружены. Все это позволяет сделать предположение, что в «грибных садах» в процессе естественного отбора образовались особые виды «муравьиных грибов».

Своеобразные грибные плантации находятся также в гнездах многих термитов. Чаще всего термиты разводят плесневые грибы, но гриб тер- митомицес известен только из термитников и больше нигде не встречается. «Грибные сады» разводят и некоторые жуки. Например, самка непарного короеда, покидая гнездо, в специальных карманчиках уносит кусочки грибницы. Прогрызая ходы в новом дереве, короед. рассеивает там и грибницу в специальных грибных камерах. Жук поддерживает в этих камерах определенную влажность, смачивает грибные грядки выделениями своего тела, которые стимулируют рост полезных и уничтожают сорняки. Личинки этого короеда питаются не древесиной, а белыми образованиями, созревающими на свободных концах гиф гриба и напоминающими «муравьиные кольраби». Эти грибы нигде, кроме жилищ короедов, не растут. При этом если из гнезда удалить самку, ухаживающую за «грибным садом», то вскоре возделываемые грибы зарастают сорными и погибают, а вслед за ними погибают от голода и личинки короеда.

Такой своеобразный симбиоз короедов с грибами обнаружен пока у небольшого количества видов. Кроме жуков, известны и некоторые виды комаров, разводящие грибы в галлах на зонтичных и бобовых растениях. Между насекомыми и разводимыми ими грибами складываются взаимоотношения типа симбиоза, т.е. взаимовыгодного сожительства. Грибы дают насекомым богатую белковую пищу и одновременно получают от насекомых все условия, необходимые для роста и развития. Не случайно поэтому многие виды грибов встречаются только в муравейниках или термитниках. Здесь налицо теснейшая взаимозависимость, невозможность раздельного существования ни животных, ни грибов.

Синойкия, или квартирантство, пространственное сожительство, полезное для одного вида и безразличное для другого. При синойкии, как правило, не возникает непосредственных пищевых отношений. Так, например. мелкие организмы, поселяясь на крупных, используют последние как субстрат. Это рыба-прилипала на теле акулы, кишечнополостные на раковинах моллюсков, морские желуди на панцирях крабов, ракообразные на коже китов и акул и т. д. Мелкие организмы могут размещаться внутри крупных. Примером может служить рыба фиерасфер, живущая в водных легких голотурии; некоторые виды насекомых, обитающие в муравейниках и термитниках. Правда, ни муравейник, ни термитник не являются организмами, а служат жилищами, внутри которых поселяются и другие виды.

Часто мелкие слабоподвижные животные используют крупных для расселения. Так, некоторые мучные клещи, сами очень медленно передвигающиеся, временно прикрепляются к телу более подвижных насекомых или даже мышей и крыс и с их помощью переносятся в новые места обитания.

Взаимоотношения типа синойкии широко распространены между животными и растениями. Использование животными растительного субстрата для постройки жилищ (гнезда птиц, обитание в дуплах, в свернутых листьях, в расщелинах коры и т. д.) и укрытия, перенос семян и плодов растений животными (зоохория и т. д.) — все это примеры синойкии. Очень часто синойкия становится начальным этапом развития более тесных взаимоотношений типа симбиоза или паразитизма.

Комменсализм, или «нахлебничество», называемое также сотрапезничеством,— взаимоотношения на базе пищевых связей, при которых один из партнеров извлекает выгоду, а для другого партнера такое сожительство оказывается безразличным. Иногда между комменсализмом и синойкией очень трудно установить различия.

При комменсализме мелкие формы, поселяясь внутри крупных организмов или возле них, используют не только пространство, удобное для жизни, но также и остатки пищи. Примером могут служить некоторые плоские черви, живущие в жабрах мечехвостов и питающиеся их объедками; мальки некоторых рыб, поселяющиеся среди щупалец актиний и медуз. Многие птицы (жаворонки, куропатки, овсянки) кормятся из экскрементах копытных, выбирая оттуда непереваренные зерна растений. Песцы в тундре следуют за белым медведем и доедают остатки его пищи. Часто поедание пищи комменсалом становится уже вредным для партнера. Тогда комменсализм граничит с паразитизмом.

Конкуренция — взаимоотношения, при которых популяции в борьбе за пищу, местообитание и другие необходимые для жизни условия воздействуют друг на друга отрицательно. Классическим примером конкуренции является описанный Г. Ф. Гаузе опыт содержания популяций двух видов инфузорий на одном и том же ограниченном питании. Через некоторое время в живых оставались особи только одного вида, а другой вид полностью погибал. Выживший вид выстоял в конкурентной борьбе за пищу, так как быстрее рос и размножался.

Конкурентные отношения нередко носят характер прямой вражды, борьбы. Чаще же конкуренция проявляется косвенно. Конкурентные отношения возникают у организмов, потребности которых к пище и к другим условиям жизни очень близки. В биоценозах конкуренция уменьшается благодаря тому, что различные виды, занимая различные экологические ниши, пользуются различными факторами среды. Чем более разнообразны возможности организмов, составляющих биоценоз, тем менее напряженной будет конкуренция.

Аменсализм — взаимоотношения, при которых возникают отрицательные условия для одной или нескольких популяций. Он проявляется в том случае, когда один вид, выделяя в окружающую среду какие-то вещества, создает условия, подавляющие другой вид. Примером могут служить взаимоотношения между плесневыми грибами и бактериями. Аменсализм может рассматриваться как одна из форм антибиоза, т. е. невозможности существования одного вида в присутствии другого в результате интоксикации среды.

В естественных условиях в биоценозе, кроме рассмотренных форм межвидовых отношений, возникают различные переходные формы связей со всевозможными оттенками и деталями. Они могут быть постоянными и временными, прочными и непрочными и т. д. Межвидовые отношения в биоценозе очень разнообразны и характеризуются всеми переходами от чисто антагонистических до подлинной взаимопомощи.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

мобил 3000 5w40 моторное масло мобил 3000 5w40 отзывы
 
Накладка купить запчасть 6K0867171B54H Skoda Audi Volkswagen Seat
 
btc mixer
 
https://myfreemp3.click