Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Библиотека Экология. Конспект лекций Экологические ограничения экономического развития

Экологические ограничения экономического развития

Необходимым предварительным условием анализа экологического равновесия в биосфере является определение критических уровней антропогенных воздействий на природную среду, превышение которых ставит под угрозу поглощающую и регенерационную способность природных ресурсов. Разница между фактическими значениями воздействий и пороговыми уровнями позволяет судить о степени экологической опасности для здоровья населения и окружающей среды.

Как было показано выше, экономика и экология находятся в неразрывном единстве и взаимосвязи. В свою очередь, эколого-экономические системы (ЭЭС), складывающиеся в ходе естественной эволюции, тонко сбалансированы. Имеются такие границы, которые нельзя переступать, не создавая угрозы для жизнедеятельности системы в целом. В последние десятилетия человечество вплотную подошло ко многим из этих порогов, поэтому важной задачей является формирование системы экологических граничений, в рамках которых должна развиваться экономика. Очевидно, что экономический рост после превышения границы допустимых возмущений стал выступать как основной дестабилизирующий фактор для окружающей среды, а через нее — и для человека.

Виды экологических ограничений

Следует отметить, что развитые страны с рыночной экономикой для обеспечения своего экономического роста еще в начале XX в. разрушили естественную природу на своих территориях: на территории США сохранилось только 5% ненарушенных хозяйственной деятельностью площадей, а в Европе — всего 4% (только за счет Скандинавских стран и Исландии). В 80-х годах человечество вплотную столкнулось не столько с недостатком того или иного продовольственного или материального ресурса, сколько с недостатком экологического ресурса или ресурса хозяйственной емкости биосферы. Существует ряд стран, которые давно потребляют сохранившиеся природные системы (экологическое пространство) других территорий через использование их ресурсов, вложение капитала, экспорт загрязняющих и природоемких производств, отходов. В то же время, как было показано выше, имеются страны, которые сумели сохранить крупные нетронутые площади естественной природы, например, Канада и Россия через использование их ресурсов, вложение капитала, экспорт загрязняющих и природоемких производств, отходов. Таким образом, реализация концепции устойчивого развития предполагает установление ограничений, которые зависят от способности биосферы противостоять негативным последствиям человеческой деятельности.

В известной мере исследования и доклады Римского клуба, в частности, Д. Медоуза «Пределы роста» и Дж. Форрестера «Мировая экономика» и разработанная на их основе теория «нулевого роста» дали толчок к проведению соответствующих исследований в ряде стран. Как следствие докладов Римского клуба Совет по науке Канады уже в 1973 г. ввел термин «общество консервации», что было связано с необходимостью проведения научно-исследовательских разработок по выявлению экономических, политических и технологических сдвигов в развитии общества, которые способствовали снижению потребления природных ресурсов и отрицательного воздействия на окружающую среду.

В отечественной научной теории и практике также начиная с середины 80-х годов XX в. активно обсуждались и разрабатывались идеи введения экологических ограничений для экономического роста. Исследования в этом направлении получили ускоренное развитие с созданием системы природоохранных органов. В качестве экологических ограничений, исходя из разработок Госкомприроды СССР (впоследствии — Госкомэкологии России), предлагалось принять лимиты выбросов (сбросов) загрязняющих веществ в окружающую среду и размещения отходов по территориям, предприятиям и отдельным экосистемам, а также лимиты предельно допустимого использования (изъятия) природных ресурсов из отдельных экосистем.

Исходя из особенностей экосистем предлагалось учитывать и другие ограничения, однако эта работа в целом затруднена неразработанностью в полной мере соответствующих критериев равновесия экономики и пределов устойчивости экосистемы. В рамках научной дискуссии по данному вопросу предлагалось, к примеру, ввести в хозяйственную практику понятие потенциального экологического резерва производства, характеризующее возможности снижения вредного воздействия на состояние окружающей среды за счет улучшения технологии. Механизм управления потенциальным экологическим резервом производства предлагалось осуществлять при помощи введения для каждого предприятия экологического паспорта. Необходимость установления экологических ограничений вытекает из анализа причин деградации отдельных экосистем, а также из анализа экологической обстановки по отдельным регионам.

Первый вид ограничений, впервые предложенный в России в 1988 г. представляет собой годовые объемы выбросов (сбросов) загрязняющих веществ и размещения отходов по территориям и экосистемам с учетом их ежегодного снижения и доведения в конечном итоге до нормативного уровня. Такие ограничения могли устанавиваться исходя из экологической емкости территории на основе региональных экологических программ.

Данные ограничения (лимиты) устанавливаются в настоящее время территориальными органами МПР России в виде выдачи разрешений на выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в окружающую среду, размещение отходов и другие виды вредного воздействия. Следует учитывать, что указанные экологические ограничения могут устанавливаться как для конкретного предприятия, так и для города в целом, бассейна реки и т. д. К примеру, в г. Обнинске Калужской области разрешения на выбросы, сбросы загрязняющих веществ в окружающую среду для всех хозяйствующих субъектов определяются исходя из городского тома ПДВ (предельно допустимый выброс) с учетом экологической емкости территории.

Граница возможной нагрузки на состояние окружающей среды территории, города и т. д. может корректироваться исходя из уровня достижения нормативного качества окружающей среды, состояния экологической инфраструктуры, финансовых возможностей по очистке существующих выбросов, экологических предпочтений населения на проживаемой территории и т. д.

Для нормальной регенерации загрязнения и воспроизводства качества окружающей среды, в том числе — на основе ассимиляционного потенциала территории, необходимо наличие определенного свободного пространства («экологического резерва») для развития. Кроме того, данный подход может быть использован при развитии системы торговли квотами на выбросы загрязняющих веществ, о чем будет сказано ниже.

Здесь же необходимо сказать следующее. Учитывая, что развитие и размещение производительных сил России осуществлялось в предыдущие годы без должного учета экологических факторов, в настоящее время в ряде городов страны концентрация загрязняющих веществ в атмосфере превышает предельно допустимый по санитарным нормам уровень в 10 раз. Среди городов с чрезвычайной экологической ситуацией можно, к примеру, назвать Ачинск, Братск, Кемерово, Красноярск, Магнитогорск, Челябинск, Читу и др.

Аналогично можно охарактеризовать ситуацию, связанную со сбросами загрязненных стоков в водоемы. По таким водохозяйственным системам как Волга, Кубань, Енисей сбросы загрязненных стоков превышали установленные санитарные нормы. Качество воды более чем в половине водных источников России в настоящее время не отвечает требованиям санитарных и экологических нормативов. В результате нерационального ведения водного хозяйства и, главным образом, загрязнения водоемов, значительно снизилась естественная рыбопродуктивность и уловы рыбы во внутренних водоемах и морях. Так, уловы ценных видов промысловых рыб снизились за последние 50 лет в Азовском море почти в 20 раз, в бассейне Каспийского моря — в 6 раз.

Второй вид ограничений характеризует предельно допустимый уровень годового изъятия природных ресурсов, при котором соблюдается экологическое равновесие в экосистеме. К примеру, биологические ресурсы должны использоваться лишь в пределах их природной способности к восстановлению. Деятельность в области сельского хозяйства, скотоводства, лесного хозяйства должна вестись с учетом особенностей и запасов природных ресурсов данных районов.

В условиях чрезмерного отлова и, следовательно, чрезмерного опустошения природных ресурсов и истощения целого ряда промысловых зон министры рыболовного хозяйства стран — членов ЕС сократили квоты на отлов рыбы. Так, к примеру, утвержденная квота на отлов палтуса в Северном море в 1997 г. составила 18 тыс. т. Существенно сокращены квоты и права отдельных государств на отлов трески, сельди, кильки, лосося в Балтийском море. Кроме того, ограничены квоты отлова 30 видов рыбы, включая треску, лосось и палтус. Аналогичные квоты (ограничения) по общему допустимому улову водных биологических ресурсов устанавливаются и в России.

По результатам научных исследований, натурных обследований водных биологических ресурсов в конкретных водоемах, в том числе — на основе траловой съемки, Экспертная комиссия Государственной экологической экспертизы МПР России вносит изменения и корректировку квот их улова как в сторону увеличения добычи, так и наоборот.

Следует отметить, что в настоящее время Россия расширяет практику продажи рыбных квот. Ежегодно на аукционных торгах продается около 15% национальных квот отлова рыбы. Такая аукционная продажа зарубежным фирмам проводится с целью получения максимальной выручки, средства от которой используются для модернизации рыбного флота и рыбной промышленности. Так, например, часть российской квоты на отлов трески и пикши в акватории Баренцева моря (около 60 тыс. т) куплены норвежцами. Из 2,6 млн т российской квоты годового отлова тресковых пород в Северной Атлантике, право на отлов 400 тыс. т также выставляется на продажу. Нарушение указанных ограничений ведет к подрыву отдельных видов животного и растительного мира.

В книге «Методология определения экологических затрат регдона», подготовленной Т.Б. Бардахановой, А.С. Михеевой, СД. Пунцуковой, Б.Л. Раднаевым (2001), приводятся интересные сведения и примеры по лимитированию омуля в озере Байкал.

В регионе неоднократно предпринимались меры по регулированию промысла омуля (прекращение добычи, изменение ячейности в орудиях лова и т. д.), которые в конечном итоге не увенчались успехом. В начале 60-х гг. имело место значительное увеличение шага ячеи в орудиях лова, что отрицательно сказалось на уровне воспроизводства, а ухудшение экологической обстановки в бассейне озера Байкал усугубило последствия нерационального ведения омулевого промысла.

Рыбная промышленность изымала в 2—2,5 раза больше омуля, чем воспроизводилось. Кроме того, искусственный подъем уровня воды в Байкале в среднем на 1 м по сравнению с многолетней среднегодовой величиной повлек за собой расширение берегов. Это в свою очередь отрицательно сказалось на воспроизводстве бычка- желтокрылки, нерестующей в прибрежной зоне, который является основным видом корма омуля.

Поскольку основным фактором, который привел к депрессии численности омуля был его перелов, научная общественность добилась установления запрета на его промысловый лов, что и было осуществлено в 1969 г. В конце 60-х гг. в бассейне озера была введена система регламентации хозяйственной деятельности рыбопромышленных предприятий, в соответствии с которой ежегодно устанавливаются размеры вылова байкальского омуля, а также режим лимитированного промысла. В 1998 г. по статистическим данным в Байкале было выловлено 2419 т омуля, в том числе юридическими лицами — 2148 т, физическими — 271 т.

Следует отметить, что наряду с лимитированием промысла не менее важное значение уделяется орудиям лова и срокам вылова рыбы.

Если рассматривать процесс в динамике, то можно наблюдать следующую картину (интересные данные приведены в книге Кожовой О. М. и Бейм А. М. «Экологический мониторинг Байкала», №93 г.): в 1936—1963 гг. вылов рыбы в Байкале составлял в среднем 95 гыс. ц в год, из них омуля — 54 тыс. ц. В 1960-1980 гг. годовой улов омуля составил 20 тыс. ц. В этот же период резко снизился вылов эндемического бычка-желтокрылки с 16—18,5 тыс. ц в 1954— 1956 гг. до 3,6 тыс. ц в 1968 г. и до 0,5 тыс. ц в 1969—1971 гг.

Установление лимитов вылова рыбы в озере Байкал позволило несколько стабилизировать и улучшить ситуацию, наряду с принятием других природоохранных мер.

Данный пример является показательным, когда в природопользовании во главу угла берется не потребительский подход «Байкал — омулевая бочка», а разумная, обоснованная система экологической регламентации хозяйственной деятельности.

Аналогичные квоты (ограничения) устанавливаются на заготовку леса, добычу пушнины и т. д.

Так, по оценкам нормы промысловой нагрузки на популяции различных промысловых видов составляют: для водоплавающей дичи — 35%, лося — 20—25%, оленя — 10—15%, косули — 10—15%, кабана — до 50%. В условиях Восточной Сибири предельный размер отстрела животных может колебаться в следующих размерах: косуля — 30%, лось — 15%, изюбр — 20% от промыслового (осеннего) запаса стада.

К чему приводит нарушение экологических ограничений по изъятию природных ресурсов можно видеть на примере Аральского моря, регион которого может стать наглядной иллюстрацией неустойчивой модели развития экономики в глобальном масштабе. В результате сверхдопустимого забора воды на орошение из рек Амударья и Сырдарья в Приаралье произошла экологическая катастрофа.

Динамика речного стока и средний уровень Аральского моря за 1910—2000 гг.

Годы

Речной сток в Аральское море, км3/год

Средний уровень Аральского моря, м

Объем моря на 1 января , км3

1910-1960

56,0

53,0

1064

1965

29,9

52,4

1029

1970

38,5

51,5

973

1975

10,1

49,1

843

1980

8,3

45,9

665

1985

0,0

42,0

476

1990

0,0

40,0

306

1995

0,0

38,0

301

2000

0,0

37,0

300

В период 1910—1960 гг. в Аральское море в среднем поступало около 56 км3 воды в год, а уровень его составлял 53 м при площади водного зеркала 66 тыс. км2. С начала 60-х годов в связи с интенсивным развитием орошения площадь орошаемых земель за период с 1960 по 1985 годы возросла с 3 до 7,2 млн га, приток к морю стал сокращаться, что сказалось на уровне моря и объеме воды в нем. Изъятие стока рек на орошение сверх экологически допустимого предела ведет к постепенной гибели Аральского моря.

За последние 30 лет уровень моря понизился более чем на 13 м, его площадь сократилась с 66 до 33,1 тыс. км2, а соленость возросла более чем в 2,5 раза. В результате быстрого роста безвозвратного водопотребления и регулирования речного стока в Аральское море поступило воды меньше вероятного поступления в естественных условиях, что привело к нарушению его водного и солевого баланса. Так, если в 1961—1970 гг. средняя интенсивность снижения уровня моря составляла примерно 0,21 м в год, в 1971—1980 гг. — 0,58 м в год, то с конца 70-х годов темпы усыхания моря составляли в отдельные годы от 0,89 до 1,09 м в год. Уже к концу 1987 г. уровень моря снизился на 13 м и достиг критической отметки.

Иссушение моря привело к обеднению животного и растительного мира: из 178 обитавших здесь ранее видов животных к настоящему времени сохранилось всего 38. Ранее в нем вылавливались ценные виды рыб (сазан, лещ, вобла, жерех и др.) в количестве 40— 45 тыс. т в год. Теперь Арал полностью потерял свое рыбохозяйственное значение. Гибнут также тростниковые заросли, занимавшие мелководье озер и ежегодно затоплявшиеся поймы рек. Это были основные высокопродуктивные пастбища и сенокосные угодья низовьев Амударьи. За период с 1960 г. по настоящее время площадь их сократилась с 800 тыс. га до 30—50 тыс. га, а продуктивность упала в два-три раза. Дно бывшего моря превращается практически в пустыню, что приводит к резкому ухудшению климата не только в близлежащих, но и удаленных на сотни километров районов. Кроме того, оно является очагом выноса солей: ежегодно в атмосферу региона поднимается от 15 до 75 млн т пыли и разносится на расстояние более 200 км. В результате экологических перегрузок в Приаралье сложилась экстремальная социально-экологическая и санитарно-эпидемиологическая ситуация, опасная для здоровья и жизнедеятельности людей.

Обстановка усугубляется еще и тем, что в водоемы этого бассейна продолжает сбрасываться со сточными водами большое количество загрязняющих веществ, что отрицательно сказывается на снабжении населения качественной питьевой водой. Если не принять соответствующих мер, здесь может произойти экологическая катастрофа глобального масштаба. После полного усыхания Аральского моря образуется солончаково-песчаная пустыня площадью около 70 тыс. км2. Уже сейчас можно представить, какое страшное бедствие ожидает этот и смежные с ним регионы, если три пустыни — Аральская, Каракумы и Кызыл-Кум — соединятся в одну в условиях глобального потепления климата и увеличивающейся засухи. С целью предупреждения дальнейшего развития экологической катастрофы в регионе, связанной с глобальным потеплением климата опустыниванием, необходимо установить лимит изъятия воды из рек Амударья и Сырдарья такой, чтобы обеспечить заданный приток воды к морю и соответственно пересмотреть развитие и размещение производительных сил в регионе. Тем самым именно экологический фактор должен диктовать развитие данного региона с учетом глобальных процессов.

Экологически обоснованные лимиты забора воды, в соответствии с которыми должно осуществляться развитие и размещение производительных сил, необходимо установить также и по бассейнам всех других рек. Это обязательно нужно сделать, чтобы не повторить судьбу Арала. К примеру, ранее ежегодный пресный сток в Аральское море составлял 43 км3, а сейчас — около 30 км3, что находится на нижнем пределе функционирования экосистемы моря. Дальнейшее резкое уменьшение притока воды и, соответственно, фронта водообмена приведет к образованию застойных зон, «цветению воды», резкому ухудшению ее качества и другим весьма серьезным негативным последствиям.

Кроме указанных ограничений, могут применяться и другие. Так, например, в степных районах Калмыкии важное значение имеет соответствие овец продуктивной емкости пастбищ. В условиях засушливого климата постоянная перегрузка пастбищ привела здесь к повсеместному развитию процессов опустынивания. Ежегодно площадь развеваемых песков увеличивается на 40—50 тыс. га и этот процесс нарастает.

В свою очередь экосистемы тундры очень чувствительны не только к различным видам загрязнений, но и техногенным нагрузкам на землю. След, оставленный в тундре от гусеничного трактора, не зарастает растительностью много лет. Для других экосистем могут быть иные, присущие только им экологические ограничения на определенные виды воздействий. Любое вмешательство в природу не должно приводить к нарушению установленных экологических ограничений.

Подходы к системе экологических ограничений

С принятием в 1991 г. Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» были созданы законодательные предпосылки для введения экологических ограничений хозяйствования в форме лимитов природопользования. Данные лимиты являются системой экологических ограничении по территориям и могут устанавливаться предприятиям-природопользователям на определенный срок с указанием объемов предельного использования (изъятия) природных ресурсов, выбросов и сбросов загрязняющих веществ в окружающую среду и размещение отходов.

Определение уровня экологических ограничений в виде лимитов природопользования должно исходить из поэтапного достижения нормативных показателей: нормативного использования (изъятия) природных ресурсов, а также предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду с учетом экологической обстановки в регионе. При этом установление лимитов природопользования должно увязываться с показателями государственных и региональных экологических программ, что позволяет реализовать принципы экологически устойчивого развития.

При формировании территориально-производственных комплексов, развитии промышленности, энергетики, сельского хозяйства, строительстве и реконструкции городов, управлении демографическими процессами также необходимо устанавливать и учитывать предельно-допустимые нагрузки на окружающую среду с учетом потенциальных ее возможностей, уровня использования природных ресурсов и отходов с целью обеспечения наиболее благоприятных условий жизнедеятельности населения, недопущения разрушения естественных экологических систем и необратимых изменений в окружающей среде. Сложность проблемы заключается в том, что до настоящего времени в методологическом плане отсутствуют четкие количественные и качественные критерии определения таких экологических ограничений. В значительной мере указанные трудности могут быть преодолены при помощи показателя экологической емкости территории.

Известно, что поддержание устойчивых темпов экономического и социального развития страны возможно лишь при условии соблюдения эколого-экономических балансов в различных ее регионах. Как отмечает Н.П. Тихомиров, методические подходы к разработке нормативов, определяющих эколого-экономический баланс или граничные условия размещения производственных структур в природных комплексах, к сожалению, разработаны крайне слабо. Между тем, по мнению Т.А. Акимовой (Моисеенковой), концепция эколого-экономической системы требует такой соорганизации экономики и сбалансированности производственных и природных потенциалов, при которой сам рост производства приобретал бы природосберегающую функцию.

Однако, до настоящего времени основные усилия по территориальному экологическому нормированию направлены не на критерии эколого-экономической сбалансированности, а на критерии выявления экономической сбалансированности, а на критерии выявления зон экологического бедствия.

При формировании системы экологических ограничений окружающая среда может рассматриваться как:

  • а) производственный базис для размещения производительных сил
  • б) источник ресурсов для материального производства;
  • в) среда, в которой формируются условия жизнедеятельности населения;
  • г) среда, где происходит воспроизводство экологических благ включая сохранение биоразнообразия.

Система ограничений должна включать такие из них, достижение которых обеспечит экологическую безопасность населения на данной территории, необходимые масштабы воспроизводства и сохранения качества природных ресурсов, а также соблюдение санитарно-гигиенических норм. Такое соблюдение режимов регламентаций и ограничений природопользования должно надежно гарантировать соблюдение допустимых порогов воздействия хозяйственной деятельности на состояние окружающей среды. Как справедливо отмечает Г.А. Фоменко, недопустимость нарушений регламентаций и ограничений режимов природопользования должна быть социально гарантирована наравне с гарантиями прожиточного минимума и другими социальными стандартами.

В настоящее время существуют различные подходы по классификации ограничений и регламентаций хозяйственного развития. Так, С.Н. Бобылев считает, что можно выделить по крайней мере три ограничения развития народного хозяйства: экологические, экономические и социальные. Как отмечалось выше, природные ресурсы наряду с трудовыми ресурсами и средствами производства являются важным фактором экономического и социального развития. В то же время экологические ограничения все более лимитируют экстенсивный рост производства. Деградация и разрушение «природного базиса» экономики уже получили свое проявление в ряде регионов.

Суть экономических ограничений развития состоит в том, что для поддержания темпов экономического роста в условиях экстенсивного типа производства необходимо было бы выделять все больше средств в природоэксплуатирующие отрасли. Истощение отдельных видов природных ресурсов требует, в свою очередь, значительных капитальных вложений для поиска и разработки новых ресурсов или эксплуатации уже имеющихся.

Социальные факторы, связанные с обострением экологических условий проживания, ухудшением здоровья населения, качества сельскохозяйственной продукции, питьевой воды и продуктов питания также можно рассматривать как определенного рода ограничение. С другой стороны, систему экологических регламентаций и ограничений можно классифицировать по видам. По мнению Б.В. Пояркова, это охватывает следующие направления:

  1. Регламентации и ограничения в виде выбора систем природопользования (например, лесопользование, водосбережение, пользование недр и т. п.).
  2. Регламентации и ограничения, связанные с ранжированием хозяйственных функций территории по уровню приоритетности. Такое ранжирование регламентирует структуру, объем и форму многоцелевого использования природно-ресурсного потенциала территории. Этот тип ограничений должен предупреждать столкновение интересов конкурирующих способов использования природных ресурсов.
  3. Регламентации и ограничения, отражающие общее предельно допустимое воздействие хозяйственной деятельности на окружающую среду. В качестве последних целесообразно принимать лимиты выбросов (сбросов) загрязняющих веществ в окружающую среду и изъятия природных ресурсов, что было показано выше.

Региональные экологические нормативы и ограничения должны определяться на основе комплексного изучения и анализа состояния природных систем и устанавливать допустимые значения потребления природных ресурсов и воздействия на окружающую среду.

Одним из подходов по установлению экологических ограничений является нормализация экологической обстановки в конечном водоеме стока, в соответствии с которым на основе анализа экологической обстановки в конечном водоеме стока могут устанавливаться квоты изменений всех характеристик стока в устьевых створах рек, впадающих в конечный водоем стока. При этом должны согласовываться также приоритеты и альтернативные направления в использовании ресурсов отдельных частей водосборного бассейна (гидроэнергетика, орошение, развитие рыбного хозяйства, водного транспорта, рекреации и т. д.).

Методы экологической регламентации хозяйственной деятельности в последнее время получают развитие за рубежом. К примеру, в Швейцарии и других странах введены ограничения на дополнительный отвод новых земельных площадей для дорожного строительства и ограничения на выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду, в том числе от автотранспорта. В США на сброс сточных вод выдаются разрешения в рамках Национальной системы сброса загрязняющих веществ в водную среду. Соответствующие лимиты рассчитываются Агентством по охране окружающей среды на основе методов вероятностного моделирования, учитывающего динамику качества воды и величины водного потока.

Оценка экологической емкости территории является одной из приоритетных задач эколого-экономических исследований, без решения которой невозможна выработка научно обоснованной системы экологических ограничений. Само понятие экологической емкости за последнее время претерпело значительные изменения Так с увеличением концентрации производства и ускорением урбанизационных процессов понятие территориальной емкости расширяется, вводится понятие экономической плотности населения При проведении экологической экспертизы проектов предпринимались попытки увязать демографическую емкость с оценкой репродуктивного потенциала флоры и фауны через понятие экологической емкости территории, которая оценивалась по наличию земель, пригодных для строительства, по объему ресурсов поверхностных и подземных вод, наличию рекреационных ресурсов и по условиям организации пригородной сельскохозяйственной базы. В расчетах, связанных с проектированием городов, предлагается использовать понятие «зона экологического равновесия», которые необходимо создавать с целью воспроизводства основных элементов окружающей среды. Размеры таких зон могут рассчитываться на основании численности населения, необходимости компенсации кислорода воздуха и чистой воды, перспективной потребности в топливе, биологической продуктивности ландшафта и т. п.

Методические подходы к определению экологической емкости отличаются разнообразием. Так, некоторые авторы определяют экологическую емкость как совокупность показателей демографической емкости и репродуктивной емкости территории, учитывающей оптимальные параметры экосистем. В последнее время появились исследования, связанные с оценкой факторов техноемкости, самоочищения экосферы и на основе энергетического подхода. В этом случае экологическая техноемкость территории представляет собой обобщающую характеристику территории, количественно соответствующая максимальной техногенной нагрузке, которую может выдержать и переносить в течение длительного времени совокупность реципиентов и экологических систем без нарушения их структурных и функциональных свойств. Это показатель способности природной системы к регенерации изъятых из нее ресурсов и к нейтрализации вредных воздействий. С другой стороны, данный показатель можно рассматривать и как меру допустимого вмешательства человеческой деятельности в природные процессы. Попытки оценки экологической емкости территории на основе энергетического подхода предпринимались для районов Московской области. Однако проведение таких расчетов связано с трудностями информационного характера и дает лишь общее, вероятностное представление о происходящих эколого-экономических процессах.

Экологическая емкость территории, в свою очередь, может определяться объемами основных природных резервуаров (воздушного бассейна, совокупности водоемов и водотоков, земельных площадей и запасов почв, биомассы флоры и фауны, рекреационным потенциалом территории), так и масштабностью потоков биохимическое кругооборота, обновляющих содержание этих резервуаров (скорость атмосферного газообмена, пополнение объемов чистой воды, почвообразование и продуктивность биоты). К этому подходу примыкает оценка экологической емкости, основанной на соотношении способности природного комплекса территории к воспроизводству основных элементов природной среды и техногенном расходовании этих элементов (кислорода воздуха, воды, биомассы).

Изъятие природных ресурсов и вовлечение их в хозяйственный оборот можно рассматривать двояко: с одной стороны — как прямое уменьшение количества атмосферного кислорода, чистой воды, почвы и биомассы, а с другой — когда оцениваются дополнительные объемы природных ресурсов, необходимые для разбавления (ассимиляции) загрязнений до нормативного уровня. По оценкам, для территории бывшего СССР в суммарном техногенном расходовании атмосферного кислорода прямое его изъятие при сжигании топлива составляет 75%, а расход на разбавление вредных выбросов в атмосферу до уровня ПДК — 27%. Прямое изъятие свежей воды составляет 1/3 суммарного расхода, 2/3 которого идут на разбавление загрязненных стоков.

Следует отметить, что экологическая нагрузка в высоко урбанизированных территориях значительно превышена. Для этих территорий оценка их экологической емкости не имеет особого значения, ввиду значительного превышения граничных показателей. Важным критерием оценки экологической емкости территории могут служить региональные квоты потребления природных ресурсов отдельными странами (например, вылова рыбы, вырубки древесины) и глобального загрязнения окружающей среды, которые базируются на рекомендациях международных организаций. Сюда, в частности, относятся лимиты эмиссий вредных выбросов в окружающую среду (кислых неорганических продуктов, летучих органических соединений, пестицидов), а также ограничения по техногенному потреблению кислорода, выделению углекислого газа и др.

Превышение уровней изъятия ресурсов из экосистемы ведет к снижению ее продуктивности. Это можно проиллюстрировать на примере динамики вылова осетра в Каспийском море.

В связи с разрушением среды обитания осетровых в Каспийском море Всемирный фонд дикой природы предлагает ужесточение квот на отлов осетровых, а также введение специальной маркировки на упаковке с икрой, полученной в соответствии с выработанной специалистами схемой отлова. В настоящее время 90% мирового производства икры обеспечивают Россия и Иран. Браконьерство и неподчинение правилам отлова рыбы привели к 75%-ному сокращению объемов официальных уловов осетра в Каспийском море.

По прогнозам Ассоциации независимых международных экспертов (Чили), которые с выездом на место проанализировали состояние и динамику развития этой отрасли в США, Италии, Франции, России, к 2005 году вылов осетровых в нашей стране может упасть практически до нулевой отметки. Следует отметить, что за рубежом в настоящее время интенсивно развивается товарное осетроводство, когда ценные породы рыб — от осетров до белуги — выращивают в искусственных условиях. В Италии за счет этого уже сейчас получают за год 1,5 т черной икры, во Франции — 2,5 т, в США — 5 т. В Китае разработана государственная программа развития товарного осетроводства, согласно которой к 2005 г. будет ежегодно выращиваться до 25 тыс. т осетровых. Отметим, что в настоящее время здесь производится промышленным путем до 5 тыс. т этой ценной породы рыб.

В 1997 г. конференцией сторон Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) осетровые были включены в специальное приложение. Это означает, что продажа продукции из осетровых, включая икру, подлежит строгому контролю со стороны мирового сообщества, т. е. строгий контроль должен осуществляться за экспортно-импортными операциями по всем видам осетровых. Учитывая, что Россия и другие страны бывшего СССР не осуществляют должные меры по контролю за выловом осетровых на Каспии, где в настоящее время браконьерские уловы в 10—15 раз превышают официальные, Постоянный Комитет СИТЕС в 2001 г. принял решение о приостановлении вылова осетровых прикаспийскими странами, за исключением Ирана, до конца 2001 г.

Хотя в течение 2001 г. квота России на экспорт черной икры будет сохранена на уровне 58 т, Россия может оказаться под запретом на вылов и экспорт этого продукта в будущем, несмотря на то, что наша страна выпускает в Каспийское море, Волгу и другие реки этого бассейна около 50 млн мальков осетровых ежегодно.

Следует отметить, что начиная с 2001 г. Россия (как и другие страны ареала осетровых) согласовывает объемы общих допустимых уловов осетровых и объемы экспортных квот на осетровые виды рыб и продукцию из них, включая икру, со странами Каспийского,Азовского или Амурского бассейнов. Введена специальная маркировка для данной продукции.

В настоящее время полномочные представители Азербайджана, Казахстана, России и Туркмении при распределении национальных квот вылова промысловых объектов (осетровые, кильки, каспийский тюлень) используют согласованные критерии. В соответствии с ними доля общих допустимых уловов осетровых для России составляет 70%, Казахстана — 17,6%, Азербайджана — 6,1%, Туркмении — 6,3%. В таблице 8.6 приведены национальные квоты (лимиты) экспорта икры осетровых видов рыб, принятые СИТЕС на 2001 г.

В 1996 г. Россия ввела квоты на производство озоноразрушающих веществ и создала систему регулирования их экспорта и импорта. Уже в 1997 г. квота производства для российских предприятий составила не более 52,7 тыс. т озоноразрушающих веществ. Из них 29,1 тыс. т были предназначены для поставки на внутренний рынок, 20,4 тыс. т — на экспорт в страны дальнего зарубежья и 3,2 тыс. т были предназначены для поставок в страны СНГ. Одновременно с введением данных квот предприняты меры по регулированию экспорта и импорта озоноразрушающих веществ и содержащих их изделий (холодильники, огнетушители, аэрозольные баллончики).

Очевидно, что различные типы природных комплексов обладают разной экологической устойчивостью, которую можно определить как емкость их допустимой нагрузки. При этом нужно учитывать способность окружающей среды к ассимиляции вредных выбросов и воспроизводству природных ресурсов. Таким образом, для каждого крупного региона, состоящего, как правило, из нескольких природных комплексов, существуют свои экологическая емкость и допустимая нагрузка. Отметим, что объектами управления природопользованием могут выступать не только природные ресурсы и состояние окружающей среды. В связи с интенсификацией производства, развитием межотраслевой интеграции объективно формируются природно-хозяйственные или эколого-экономические системы (ЭЭС), которые выступают объектами управления. Масштабы и формы хозяйственной деятельности, их сочетание с природными Условиями и ресурсами окружающей среды очень разнообразно, Разнообразны и типы ЭЭС. В качестве таковых можно рассматривать как речные бассейны, городские агломерации, озерные бассейны, контактные зоны «суша-море», так и отдельные предприятия, промышленные узлы, определенный аграрный, лесной или горный ландшафт и др.

Оптимизация взаимодействия общества и природы требует приведения в соответствие масштабов и форм антропогенного воздействия с естественными возможностями территории. Вместе с тем, как показывает анализ обширного фактического материала и литературных источников, степень остроты экологических проблем во многом зависит не только от антропогенной составляющей воздействия, но и от естественных возможностей природных комплексов противостоять этому воздействию. С этой точки зрения, экологическую емкость территории можно представить в виде граничной или предельной возможности ее природной среды противостоять деградации под воздействием хозяйственной деятельности, т. е. это способность природного комплекса или определенной ЭЭС поддерживать необходимое социально-экологическое равновесие на соответствующей территории. При этом территория рассматривается с присущим ей природно-ресурсным потенциалом, а также с учетом имеющихся в распоряжении мощностей по оздоровлению окружающей среды и природоохранных средств.

Количественно в агрегированном виде экологическую емкость определенного района можно выразить как произведение занимаемой им территории и предельно допустимой нагрузки на окружающую среду: величина предельно допустимой нагрузки зависит от количественного и качественного состава природно-ресурсного потенциала территории. При ее оценке должны учитываться все виды

природных ресурсов, имеющиеся на данной территории, а также природные условия (подвижность воздушного бассейна, направление и скорость ветра, климат, уровень осадков и другие). Данный показатель может определяться также исходя из существующих нормативов предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ (ПДК, ПДС) и других санитарно-гигиенических нормативов.

Предельно допустимая нагрузка может определяться как сумма допустимых антропогенных нагрузок на все виды локальных ЭЭС. При этом данный показатель отражает такую степень прямого и косвенного отрицательного воздействия на ЭЭС, которая не приводит к утрате ее способности к самовосстановлению. При сопоставлении экологической емкости определенного природного комплекса или ЭЭС с фактическими нагрузками следует выявить степень их социально-экологического равновесия, определить величину отклонения или несбалансированности, а в конечном итоге — территории с деградирующей природной средой. На локальном уровне, имея информацию о степени отрицательного воздействия на окружающую среду, можно одновременно разрабатывать комплекс необходимых мероприятий с целью оптимизации ЭЭС в соответствии с ее экологической емкостью. Принимая во внимание многократное превышение уровней допустимой нагрузки на окружающую среду в ряде регионов России, целесообразно поэтапное достижение экологических ограничений исходя из «достигнутого уровня», а также из уровня развития техники и технологии. Такой подход характерен прежде всего для уже действующих производственных объектов.

Если же при новом строительстве предполагаемые выбросы могут превысить установленные лимиты по территории, то необходимо рассмотреть альтернативные варианты развития или предусмотреть снижение выбросов на других предприятиях с тем, чтобы в целом по региону не выйти за рамки заданных экологических ограничений. В условиях трансформации экономики России при установлении экологических ограничений следует также учитывать технико-экономические возможности предприятий, предусматривать поэтапное снижение выбросов и доведение их до нормативного уровня. С учетом того, что в ряде регионов имеет место значительное превышение допустимых нагрузок для действующих предприятий, могут устанавливаться ступенчатые нормативы, при этом сроки и этапы перехода к нормативному природопользованию и устойчивому развитию должны увязываться с региональными экологическими программами.

Установление экологических ограничений по территориям и отдельным экосистемам в рамках соответствующих экологических программ будет способствовать структурной перестройке экономики, переходу народного хозяйства на малоотходные и ресурсосберегающие технологические процессы и производства.

В период административно-командной экономики конца 80-х годов XX в. применение экологических ограничений проявлялось в закрытии вредных производств и в затратах на ввод новых мощностей, на реконструкцию действующих предприятий в сложившихся промышленных центрах, в большинстве из которых уже были превышены нормы экологической нагрузки. Однако, такие запреты вынуждали вводить дополнительные мощности в новых районах, не обеспеченных природоохранной инфраструктурой, нередко с неустойчивыми природными системами и повышенными удельными затратами на все виды работ. Так, только в 1989 г., когда осуществлялось становление природоохранной системы в стране, по экологическим причинам приостанавливалась работа свыше 1000 крупных промышленных предприятий и производств. Однако неупорядоченный процесс вывода экологически опасных предприятий в начале 90-х годов вызвал цепную реакцию разбалансирования экономики.

Таким образом, очевидно, что стратегия устойчивого развития требует иного представления о сдерживающих экологических факторах. Стратегия, которая не основывается на их учете, может привести к обратным результатам и иметь необратимые последствия.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

купить mobil 1 5w50 rally formula mobil 1 5w50 rally formula интернет магазин автомасел
 
Хомут купить запчасть 6L0121136 Skoda Audi Volkswagen Seat
 
http://myhitmp3.top/mp3/atoma+skylight
 
btc mixing