Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Библиотека Книга Жизни Павлиний глаз, папоротник, пауки, пеликаны, пенницы и др

Павлиний глаз, папоротник, пауки, пеликаны, пенницы и др

Павлиний глаз

Размах крыльев самки большого ночного павлиньего глаза — пятнадцать сантиметров. Сколько же надо нектара ей, чтобы насытиться?! Оказывается, ни капельки! Ни цветочного нектара, ни какой-либо другой пищи не надо ей — за всю свою жизнь бабочка ничего не берет в рот. Да и рта-то у нее нет. А живет большой ночной павлиний глаз за счет запасов, накопленных гусеницей.

Бабочка эта довольно обычная. Ее можно увидеть и в лесу, и в парке, и даже в сквере большого города. Причем увидеть тогда, когда других насекомых еще очень мало,— ранней весной. Павлиний глаз, как и некоторые другие бабочки, зимует. Сядет такая бабочка, развернет вишнево-красные крылышки — и будто глянут на тебя четыре переливающихся глаза.

«Глаза» — это большие яркие пятна. Особенно красивы «глаза» на передних крыльях, в них как бы смешались желтые и красные, синие, черные и бурые тона. Наверное, потому, что «глаза» напоминают яркие пятна на хвостах павлинов, и назвали бабочку павлиньим глазом.

Ну как не залюбоваться этой бабочкой? И как не схватить за руку какого-нибудь «охотника», который приготовился накрыть ее сачком? Павлиний глаз не вредитель, массового размножения у этих бабочек не бывает, к тому же гусеницы ее часто живут на сорных растениях. И не надо тянуть к ней руку, когда она садится весной на только что появившийся цветок, не надо взмахивать сачком, если бабочка пролетела мимо. Пусть живет и радует всех, кто любит природу, кто умеет видеть и ценить красоту.

Есть еще одна бабочка, прозванная за пятна на крыльях павлиньим глазом. Но они не родственники, а просто «однофамильцы», или тезки. Полное имя этой бабочки — большой ночной павлиний глаз. Ночным она названа потому, что летает в сумерках или ночью, а большим потому, что она — самая крупная бабочка не только в нашей стране, но и на всем Евроазиатском континенте. В полете ее вполне можно принять за какую-нибудь птицу или летучую мышь.

Прославилась эта бабочка не только своей величиной. Именно она заставила ученых обратить внимание на удивительное чутье насекомых. Знаменитый французский ученый Ж.А. Фабр — в прошлом веке, наверное, лучший в мире знаток насекомых — даже не мог поверить, что эти бабочки прилетают за несколько километров, почувствовав запах, идущий от крошечной капельки жидкости, которую выделяет появившаяся из куколки самка. Потом-то люди узнали, что и другие насекомые обладают удивительной чувствительностью к запахам. Но первым «подсказал» это ученым большой ночной павлиний глаз.

Гусениц иногда можно видеть на груше, вишне, яблоне, ясене. Но так как гусениц всегда мало (ведь большой ночной павлиний глаз — бабочка достаточно редкая), то никакого вреда они не приносят.

Папоротник

Вот ведь удивительная судьба у этого растения. Появилось на Земле чуть ли не раньше всех других — триста миллионов лет назад, встречается чуть ли не повсюду, очень разнообразно (существует не менее десяти тысяч видов папоротников), а люди его все-таки мало знают. Даже ботаники признаются, что и им еще не все известно о папоротниках. И в то же время не найдется человека, бывающего в лесу, который скажет, что он не знает папоротника.

Древние славяне поклонялись богу Яриле. Ярило, как гласит предание, видно, за почтительное к себе отношение или просто от щедрот своих сделал людям божественный подарок — даровал им огонь. А вот дальше не очень понятно: Ярило зачем-то ежегодно дублировал свой подарок — то ли не надеялся на способность людей сохранить огонь, то ли еще по какой-то причине, но каждый год в ночь на Ивана Купалу он вновь посылает огонь людям. Разгорается этот огонь в папоротнике и имеет вид огненного цветка. (Отсюда и название папоротника — «огнецвет», «царь- огонь», «цвет-огонь».) «Глядь, краснеет маленькая цветочная почка и, как будто живая, движется. В самом деле, чудно.

Движется и становится все больше и краснеет, как горячий уголь. Вспыхнула звездочка, что-то тихо затрещало, и цветок развернулся перед его очами, словно пламя, осветив и другие около себя» — так описывает Николай Васильевич Гоголь фантастическое событие, происходящее в ночь на Ивана Купалу. И вот если человек отыщет цветущий папоротник, то приобретет множество полезных свойств: станет понимать язык цветов и птиц, деревьев и зверей, может стать невидимым, а главное, начнет видеть сквозь землю и, конечно, найдет все клады, спрятанные в земле.

Правда, только на одно везение рассчитывать не приходилось. Поскольку Ярило посылал огонь на короткое время, надо было это время не упустить. Кроме того, чтобы увидеть цветущий папоротник (а зацветал он после полуночи), надо было совершить множество магических обрядов, иначе волшебный цветок не покажется. Наконец, надо было быть очень смелым, потому что разные нечистые силы всячески стараются помешать храбрецу.

Есть и другие легенды и поверья, связанные с папоротниками. И родились они, безусловно, потому, что растения эти необычные. Листья у них крупные и красивые, а стебля нет (или он не виден). А главное, на самом деле папоротник никогда не цветет. Народ не мог поверить в это, вот и создавал легенды...

Папоротник действительно не цветет. И размножается он не семенами. На нижней стороне листьев у одних папоротников можно увидеть темные полосы, а у других — «точки» или «запятые». Это так называемые сорусы — мешочки, в которых хранятся мельчайшие пылинки (так просто, без увеличения, их не увидишь) — споры. В определенное время сорусы лопаются, и споры разлетаются. И можно предположить, что, попав на землю, они прорастут. Но это маловероятно: чтобы споры проросли, нужно идеальное сочетание многих условий. А такое сочетание бывает очень редко. Не случайно же папоротник высевает миллионы, даже сотни миллионов спор — авось хоть какая-нибудь да прорастет!

Может быть, действительно одна из неисчислимого количества спор и прорастет. Но молодой папоротник из нее не вырастет: спора — не семя, из которого появляются молодые растения. Из спор появляются сначала «личинки» — маленькие плоские пластиночки, которые называются заростками. И лишь потом из каждого заростка начнет расти папоротник.

Так же как споры — не семена, так и листья папоротника, строго говоря, не листья, ведь обычно листья растут, увеличиваясь, от основания. А у папоротника растут верхушки, что свойственно лишь стеблям. Но это и не стебли. Поэтому ботаники придумали для листьев папоротника особое название — вайи. По-гречески «вайя» — пальмовая ветвь.

Сам папоротник получил свое имя за сходство с крыльями птицы. В старославянском языке папоротник когда-то назывался «папорть». Слово это — производное от слова «порть» — крыло а частичка «па» указывает на подобие. «Папорть» — подобие крыла. В названии одного из самых распространенных у нас папоротников сходство с птичьими крыльями подчеркнуто дважды —- папоротник-орляк. (Правда, есть и другие версии относительно происхождения второго имени, но все они так или иначе связаны с орлом.)

Когда-то папоротники были огромными — до тридцати метров в высоту — деревьями. Сейчас древовидные папоротники сохранились лишь в тропиках. В умеренной зоне самый крупный из папоротников — орляк, его вайи в длину бывают до полутора метров.

Орляк, как и все папоротники, должен размножаться с помощью спор. Но это теоретически, практически же в средних широтах споры у орляка почти не образуются. Размножается он при помощи своего мощного корневища. Корневище ветвится, расползается в разные стороны, и папоротник-орляк таким образом захватывает большие территории. И держится на них крепко: ни морозы, ни пожары ему не страшны — корневище сидит глубоко в земле и легко переносит все невзгоды.

Осенью вайи орляка отмирают, а весной появляются молодые. Они туго скручены и похожи на больших плоских улиток. Когда-то в России корни орляка использовали вместо мыла, листья употребляли в пищу. В Японии и сейчас это очень популярное блюдо.

О значении орляка нет единого мнения. Одни ученые считают его присутствие в наших лесах нежелательным: орляк заглушает, угнетает многие растения. Другие утверждают, что иногда папоротник может оказаться очень нужным: в случае пожаров, например, или каких-то других бедствий, когда гибнет вся растительность на определенных участках, папоротник своими корневищами укрепляет землю, не позволяет воде смывать плодородный слой, препятствует образованию оврагов.

В умеренной зоне России растет около трех десятков видов папоротников.

Но наиболее распространены, кроме орляка, еще пять — семь. Среди них — щитовник мужской.

Если орляк предпочитает почву не очень плодородную, то щитовник, наоборот, любит почвы богатые. И где попало расти не будет. Чаще всего он встречается в дубравах, лиственных или кленовых лесах. Этот «аристократ» — один из немногих папоротников, которые используются в медицине. Но полезен щитовник не только этим, он служит отличным кормом многим домашним и диким животным. Особенно любят его лоси. Щитовник можно узнать по тому, что на черешках его листьев (мы, конечно, помним, что правильнее говорить — вайи) хорошо заметны темно-рыжие чешуйки. Больше всего чешуек в нижней части черешков. Там они и самые крупные.

А папоротник, который называется страусником, легко узнать по расположению листьев: внизу, у земли, они собраны пучком, в верхней части — плавно расходятся в стороны. По-французски папоротник «фужер». В русский язык это слово пришло от французского папоротника, но получило иное значение. Однако очень точное: сосуд, называемый фужером, похож на фигуру, образуемую вайями страусника. Страусником же он назван потому, что из его «фужера» часто торчат коротенькие листья, похожие, как считают многие, на перья страусов. На этих «страусовых перьях» и находятся мешочки со спорами. А зеленые листья-вайи заняты лишь одним: добыванием пищи.

У некоторых папоротников к названию добавлены слова: «мужской» или «женский». К размножению это никакого отношения не имеет. Просто у одних папоротников вайи сравнительно жесткие, грубые — их и назвали мужскими папоротниками. У других — нежные, тонкие, изящно вырезанные. Такие получили название женских папоротников. И если сравнить, например, щитовник мужской с кочедыжником женским, то легко заметить: у кочедыжника женского листья легкие, аккуратные, изящные. Правда, слово «кочедыжник» не очень благозвучно и как-то не вяжется с этим довольно милым папоротником. И вообще непонятно, что оно означает.

Да, сейчас первоначальное значение слова «кочедыжник» мало кто знает. А когда-то его знали все сельские жители, без кочедыжника трудно было обойтись, потому что кочедыжник — инструмент, с помощью которого плели лапти. Так вот, если осенью осторожно оторвать вайю папоротника-кочедыжника, у основания черешка можно увидеть кривое острие, по форме и размеру очень похожее на инструмент — кочедыжник. Наблюдательные люди давно заметили эту особенность строения папоротника и дали ему имя — кочедыжник.

Ну, а теперь о папоротнике, который «цветет». Неужели все-таки есть такой? Тогда у него должны быть и цветки, и семена? И значит, ошибся К. Линней, который за таинственность и необычность размножения назвал папоротники «тайнобрачными»?

Нет, Линней не ошибся, и папоротники действительно никогда не цветут. Но существует один очень редкий папоротник, который может ввести людей в заблуждение.

Мешочки, в которых находятся споры, у разных папоротников располагаются в разных местах. У большинства — на нижней стороне листьев, а у папоротника-ужовника — на вытянутой части вайи. И похожи эти мешочки на бутончики маленьких цветков. Именно это и может ввести в заблуждение не очень осведомленного человека. В прошлом, видимо, «бутончики» ужовника и дали толчок народной фантазии. И появились легенды о цветущем папоротнике — «ключ-траве», или «разрыв- траве».

А за длинные, узкие выросты на вайях этого папоротника прозвали его еще «змееязычным».

Пауки

О всех пауках в этой книге мы, естественно, рассказать не сможем — ведь сейчас известно не менее двадцати семи тысяч видов этих животных. (Возможно, их гораздо больше, просто еще не все открыты учеными.) Безусловно, пауки отличаются друг от друга и размерами, и окраской, и приспособленностью к различным условиям обитания... Есть пауки маленькие — менее миллиметра, и есть гиганты. На Дальнем Востоке, например, встречается крестовик, брюшко которого — с грецкий орех. Среди пауков есть скромно окрашенные, есть и «щеголи» — красные, зеленые, желтые, розовые. Встречаются пятнистые и полосатые пауки.

Размеры и окраска не единственное, чем различаются пауки. Есть сильно уплощенные или вытянутые, есть и такие, которых часто трудно бывает отличить от насекомых — божьих коровок, ос, муравьев. Но все это скорее исключения, а не правило. Как правило же, пауки все в основном похожи друг на друга. Во-первых, «фигурой». Голова у пауков срослась с грудью, образовав так называемую головогрудь, поэтому у них нет шеи, а брюшко (оно больше головогруди) соединено с головогрудью тоненькой «талией» — стебельком, как говорят зоологи.

Второе, характерное для всех пауков условие — количество ног. Их восемь. Правда, кое-кто может усомниться: а не десять ли? Действительно, у пауков видна еще одна пара ног, только поменьше. На самом деле это не ноги, а, скорее, руки — ими пауки ощупывают все вокруг, ими и работают (например, самка зашивает швы коконов с яйцами), ими же пауки поворачивают добычу, когда обвязывают ее паутиной. Называются они «хелицеры». Хелицеры состоят из двух члеников, и, сгибаясь, одна половинка крюка входит в другую, как складываемый перочинный нож. Когда нужно, «нож» раскрывается, и острые крючья вонзаются в жертву.

И, наконец, третье, что объединяет пауков,— отсутствие усов. У насекомых — пара усов, у раков — две пары, а у пауков — ни одной.

Необычно у пауков и количество глаз, их, как правило, восемь. Шести, четырех, двуглазые и слепые (живущие в пещерах) пауки — исключение.

Пауки — животные таинственные, хранящие множество тайн. Например, установлено, что они слышат, но органы слуха у них до сих пор не найдены. Может быть, эти слуховые аппараты настолько необычны, что люди видят их, но не понимают, что это такое? Или принципиально новая, еще непонятая людьми, возможность воспринимать звуки?

Необычно у пауков и зрение. И еще у них много необычного, неизвестного, непонятого пока людьми. Уже одно это обязывает бережно относиться к паукам. Но главное все-таки то, что пауки играют огромную роль в борьбе с вредящими насекомыми.

Люди издавна были несправедливы к паукам. Может быть, потому, что очень уж живуча легенда об их ядовитости, на самом же деле опасны для человека лишь десятка два с половиной из всех двадцати семи тысяч видов пауков, а в РОССИИ лишь тарантул представляет опасность. Может быть, внешность пауков отталкивает людей, может быть, не любят пауков потому, что они как будто символизируют неаккуратность или запустение (паутина по углам), хотя подавляющее большинство пауков живет не по углам, а в лесу или в поле. Тем не менее считалось и сейчас часто считается, что убить, раздавить паука — благое дело. Когда-то даже верили: тому, кто убьет паука, простится сорок грехов.

А ведь пауков не убивать надо, а всячески охранять!

Начнем с того, что пауки очень прожорливы. Некоторые ученые считают: в погожий день с рассвета до заката один паук съедает пятьсот насекомых (главным образом мух). Пусть эта цифра завышена, пусть дневная норма паука даже в десять раз меньше — пятьдесят мух. Вычтем ненастные дни, какие-то непредвиденные обстоятельства, время на починку поврежденной паутины и сократим дневной рацион паука еще наполовину, оставим им по двадцать пять мух в день. А теперь займемся другой арифметикой. Ученые считают, что пауки — самые многочисленные животные на Земле. Возможно, это и так. Во всяком случае, для подобного мнения есть основания: некоторые исследователи утверждают, что в средней полосе Европы живет примерно семь-восемь миллионов пауков на одном гектаре. Поскольку другие считают, что это слишком завышенная цифра, сократим число пауков, ну хотя бы в средней полосе Европы, и вместо восьми оставим только два миллиона или даже миллион. И перемножим количество пауков на ежедневную добычу одного паука. Получается, по самым скромным подсчетам, двадцать пять миллионов. Такое количество насекомых ежедневно уничтожает паучье население только на одном гектаре леса. Конечно, все эти расчеты очень приблизительны. Тем не менее некоторые ученые полагают, что пауки истребляют вредящих насекомых больше, чем все остальные животные, вместе взятые. Может быть, тут и есть некоторое преувеличение, но то, что пауки уничтожают огромное количество насекомых, в частности мух, факт неоспоримый. Мы уже говорили, с какой быстротой способны насекомые размножаться. И в том, что они до сих пор не захватили нашу планету и не погубили жизнь,— огромная заслуга пауков.

А ведь пауки уничтожают не только мух, они, как заметил один немецкий ученый, «без особой шумихи уничтожают огромное множество вредителей, покушающихся сожрать наш урожай».

Сейчас ученые всерьез разрабатывают методы переселения и привлечения пауков в нужные места. Но на сегодняшний день наша главная задача — не губить пауков. И не только их самих, но и не портить их паутину.

Самый обычный паук — крестовик. И его ловчая сеть, натянутая вертикально, самая обыкновенная. Или, точнее, наиболее знакома нам. На самом деле паутина крестовика (как и всякая другая) очень необычна. Достаточно сказать, что она в два раза прочнее стальной нити того же диаметра, гораздо эластичнее самой лучшей резины.

Кроме крестовиков, есть и другие пауки в наших лесах. Их паутину тоже часто (даже гораздо чаще, чем паутину крестовика) можно увидеть в лесу. Например, паутину паука-прядильщика. Натянута она не вертикально, как у крестовика, а горизонтально и немного похожа на гамак. Если в паутину крестовика мухи влетают с разгона и запутываются в ней, то в паутину прядильщика падают, ударившись об очень тонкие и прочные нити, натянутые над гамаком.

Но далеко не все пауки прядут ловчие сети. Нередко можно увидеть небольшого, бурого, под цвет земли, паучка. Это паук-мешконос, названный так за то, что самка носит яички в коконе с собой. Мешконосы — пауки-бродяги, они не сидят в ожидании добычи в укрытии, а сами разыскивают ее. Увидев муху, мешконос прижимается к земле и медленно, осторожно начинает подкрадываться к ней. Настоящий охотник. Недаром таких пауков называют еще пауками-волками.

Не плетет ловчих сетей и другой паучок, которого мы часто видим не только в лесу, но и на стенах деревянных домов, на заборах всюду, где могут посидеть, погреться на солнышке мухи. Эти небольшие, темно-серые или бурые с белыми пятнышками паучки называются скакунчиками. В отличие от пауков-волков, они не подкрадываются очень близко, а делают длинные для таких крошек прыжки и ловко вскакивают мухе на спину.

Живут вокруг нас и другие пауки, мы их не всегда видим или замечаем. Но они есть. И пусть живут!

Пеликаны

«Пелика» по- гречески — мешок. Кто же из пернатых ходит с мешком? И даже имя свое получил за это? Ясно, пеликан. Узнать его можно сразу: только у него такой огромный, раз в пять-шесть больше головы, клюв, а под клювом — та самая знаменитая пелика.

В нашей стране живут два вида птиц с пеликами — кудрявый и розовый пеликаны.

Кудрявый — у него действительно на голове «кудри», длинные, закручивающиеся перья — самый крупный изо всех пеликанов, весит килограммов двенадцать-тринадцать. Розовый чуть поменьше, вес его не превышает десяти- одиннадцати килограммов.

Гнезда у пеликанов большие, сделанные небрежно. Да и как же может быть иначе, если постройка продолжается не больше трех дней. Материал — трава, камыш, а иногда палки, ветки (у кудрявых). Строят гнезда самки, а самцы лишь доставляют материал: розовые притаскивают траву в горловом мешке, кудрявые носят материал в клюве. Розовые не могут таскать ветки и палки, а иметь такие строительные материалы хотят. И приходится идти на преступление — воровать у кудрявых. Воровать не очень сложно: гнездятся они близко, а то и вообще образуют смешанные колонии. Правда, кудрявые пеликаны обычно не склонны к таким большим сообществам, как розовые, которые нередко гнездятся колониями в несколько сот пар, но соседей все-таки терпят.

Надо сказать, что воровство очень развито среди пеликанов. Из-за этого часто возникают конфликты между птицами одного и того же вида. Конфликты продолжаются и позже, когда гнездо построено и воровать вроде бы уже и нечего и не к чему.

Вообще-то пеликаны добродушные птицы, но, построив гнездо, становятся почему-то очень склочными. Особенно молодожены. Они иногда только и делают что конфликтуют по разным поводам и без поводов с соседями.

У розовых пеликанов, как правило, два птенца, у кудрявых может быть и три, и даже четыре. Родители кормят их сначала полупереваренной пищей, потом приносят мелких рыбешек. Птенцы растут быстро и в короткий срок не только догоняют своих родителей по весу, но и перегоняют, становятся процентов на двадцать тяжелее их. Это так называемый «гарантийный запас», мало ли что может случиться? Но и тогда, когда толстые, повзрослевшие птенцы начинают ловить рыбу, вернее, пытаются это делать, родители еще недели четыре продолжают их кормить. Иначе птенцы умрут с голода, очень уж неумелые и неприспособленные они поначалу.

Зато взрослые пеликаны действуют очень ловко. Нырять они не способны: наполненные воздухом кости и воздушные мешки под кожей даже окунуться не позволяют птицам. Поэтому чтоб охота была удачной, пеликаны объединяются в «рыболовецкие бригады»: в подходящем месте становятся полукольцом и, хлопая крыльями, ударяя клювами по воде — в общем, производя как можно больше шума,— гонят рыбу к берегу или на мелководье. Постепенно полукольцо замыкается в кольцо, ряды загонщиков становятся все плотнее, и рыбе уже не прорваться сквозь цепь. Пеликаны — рыболовы удачливые, и у берега, куда они загоняют рыбу, вода часто буквально кипит от множества рыбин. Птицы хватают их, глотают, набивают «карманы» — мешки под клювом. Нередко так наедаются, что с трудом могут двигаться. Но вскоре снова чувствуют голод и опять отправляются на промысел.

Иногда охотятся не вкруговую, а перегораживают неширокие речки двумя цепями и двигаются навстречу друг другу. А бывает, за первой цепью идет вторая и даже, случается, третья. Прямо как мелким неводом прочесывают речушку.

В народе пеликанов называют иногда бабой-птицей, бабусей, а чаще — бабу- рой. Когда пеликаны охотятся, местные жители говорят: «бабура тянет», как бы подчеркивая этим «стиль» охоты птиц — «тянут невод».

Ловкие в воде, пеликаны на суше кажутся неуклюжими, и уж совсем трудно представить себе их в полете. Однако взлетает пеликан «...легко и после нескольких ударов крыльями и ногами по воде может взлететь почти отвесно. Летит он, неторопливо взмахивая крыльями, и хоть не очень быстро, но без видимого усилия. Временами парит на распростертых крыльях и, умело пользуясь восходящими потоками воздуха, поднимаясь спиралями, может уйти очень высоко. Парящая птица как бы плывет по воздуху, имея какой-то совершенно безмятежный и притом очень важный вид». Так описывал полет пеликана советский зоолог профессор В. Г. Гептнер.

Когда-то кудрявые и розовые пеликаны были очень многочисленны. Но постоянное преследование со стороны людей, браконьерство, выжигание тростниковых зарослей, изменение уровня воды в водоемах и ее загрязнение да и другие причины сделали пеликанов редкими птицами. Они занесены в Красные книги.

Пенницы

Бывает, идешь по лугу, а из-под ног выскакивают и разлетаются в разные стороны крошечные насекомые. Как брызги воды от удара по луже. Кто такие, и не разглядишь, очень уж маленькие и проворные.

Другие потревоженные насекомые падают «замертво». Их тоже в траве не увидишь. А вот личинок их разглядеть совсем не трудно.

На зеленом фоне хорошо видны белые пенистые комочки, развешанные на травинках. Иногда их бывает много, особенно по берегам водоемов и на сырых лугах. В народе эти комочки называют «кукушкины слюнки». Если осторожно раздвинуть такой пенистый комочек, то внутри можно увидеть крошечное нежное зеленоватое существо. Это и есть личинка «прыгунчика» — пенницы обыкновенной или пенницы ольховой (два самых распространенных в средней полосе вида). А пена — за нее насекомое и получило свое имя — дом, который личинка построила собственными ногами. Да, в буквальном смысле слова: собственными ногами. Воткнув хоботок в травинку, личинка высасывает сок растения, затем выпускает его, добавляет капельки воздуха и, быстро-быстро работая ножками, взбивает эту жидкость. Получается пенистая «шапка». Личинка добавляет в пену вязкое вещество, и шапка не падает с травинки.

Конечно, такая шапка не очень надежная защита от врагов, но под ней все-таки безопаснее, а главное, нет угрозы высохнуть на солнце и погибнуть. Превратится личинка во взрослое насекомое и выберется из пенистого комочка. Она уже не нуждается в подобной защите.

Во-первых, покров взрослой пенницы не такой нежный, как у личинки, во-вторых, она не сидит на месте неподвижно, как личинка, и, если надо, укроется в траве от солнца. А при опасности быстро удерет или спрячется.

Пенницы — родственницы знаменитых цикад, обитателей жарких стран. Вообще-то они тоже цикады, но маленькие, поэтому называются цикадками. Поймать пенницу непросто. Но если все- таки цикадка будет поймана, она немедленно притворится мертвой. А есть такая, которая еще и продемонстрирует свои «кровавые раны» — красные пятнышки на брюшке и нижней стороне крыльев. За это ее так и называют — пенница раненая.

Не такие уж важные и значительные насекомые — цикадки. Но как-то веселей и радостней становится, когда идешь по лугу, а из-под ног в разные стороны летят веселые «брызги».

Перепел

Летним вечером на лугу или хлебном поле можно услышать звонкую перекличку. «Подьпороть, подьпороть»,— ясно выговаривает кто-то в зарослях травы. Впрочем, кому-то слышится и «спать пора, спать пора». Это перекликаются перепела — самые маленькие представители куриного племени (весят от пятидесяти до ста тридцати пяти граммов). Увидеть перепела (в быту его называют перепелкой), когда он на земле, не легко: окраска хорошо маскирует птицу, а вспугнутый перепел старается скрыться в каких-нибудь зарослях. При этом перепел бежит так быстро, что его трудно разглядеть. Взлетает он лишь в крайнем случае, причем делает это очень шумно (что, кстати, характерно для всех куриных), летит довольно быстро, держась всегда низко над землей. Вообще летуны перепела хорошие, летят на зимовки за тысячи километров. Это единственные среди всей куриной родни перелетные птицы.

Перепела любят открытые (или хотя бы относительно открытые) пространства. Поэтому живут на лугах и в степях (но обязательно с густой растительностью), вблизи лесов, на опушках, а если в самом лесу, то на широких полянах. Часто селятся на хлебных полях, сенокосных лугах — местах для перепелов опасных. И, будто зная это, птицы торопятся: насиживают яйца немногим более двух недель, а птенцы уже через месяц почти достигают размеров родительницы. Но это не спасает их, огромное количество перепелов гибнет под ножами сенокосилок. И очень жаль: основная пища перепелов — семена сорных трав. А во время выкармливания птенцов они уничтожают во множестве насекомых и их личинок. Да и молодые первое время питаются только животной пищей. Этим перепелки приносят большую пользу (так же, как уничтожением семян сорняков). А ведь кроме машин, губят их и браконьеры, и яды, которые применяют против вредящих насекомых. И сейчас перепелов становится все меньше и меньше.

Петров крест (растение - крот)

Собственно, сходство этого растения с кротом лишь в одном: оба живут под землей и их трудно увидеть на поверхности. Но крот — трудяга, день и ночь работает, добывая свой хлеб насущный, а петров крест — паразит, питается за счет других растений. И под землей ему это делать очень удобно. Но все-таки совсем не показываться из земли петров крест не может.

Ранней весной в лесу иногда встречаются довольно странные растения — листьев у них нет, и на голых, бледно- розовых стеблях красуются растрепанные кисти мелких малопривлекательных цветков. Но пчел и шмелей они все-таки привлекают: в лесу еще голодно, а у этих цветков есть нектар. После опыления лепестки цветков быстро опадают, и на их месте появляются коробочки с крошечными (с маковое зернышко) семенами. Рассеются семена, и на земле следа не останется от этого странного растеньица. А вот под землей продолжается «бурная жизнь» растения-«крота». Ведь основная его часть — могучая, толстая, мясистая — находится «в подполье». На подземном корневище имеются белые, бесцветные чешуйки-листья.

У всех наземных растений есть кормилец — хлорофилл. А петров крест обходится без него, кормится «разбоем»: присасывается к корням других растений (главным образом, лиственных деревьев) и живет за их счет. И не надо ему ни света, ни тепла, ни особой красоты, ни привлекательности. И если бы не забота о продолжении рода, вообще не показывался бы он из земли. Но так как размножаться и расселяться надо, приходится высылать своих «уполномоченных» на поверхность. «Уполномоченные», быстро выполнив свой долг, отмирают, а основное растение продолжает благоденствовать, увеличиваться в размерах, толстеть, так что иногда достигает веса в пять килограммов. И ни жара ему не страшна, ни морозы, ни сорвать его никто не может, ни затоп-

тать. Правда, в молодости петрову кресту приходится трудно: маленький про- росточек, появившийся из семечка, самостоятельно жить не может, ему нужен «хозяин», к которому надо присосаться. Но рано или поздно петров крест находит его, и на этом все трудности кончаются.

Корневище петрова креста растет в разные стороны, разветвляется, нередко образует, как говорят ученые, крестовидные соединения. Отсюда и название — петров крест. Научное же название растения (хотя сейчас и петров крест узаконен официально) — скрытый чешуйчатник. Есть у него и другие, народные названия. Потаенница, например. Понятно, откуда произошло это название. А вот имя «царь-трава» растение получило у суеверных людей за то, что ему приписывались магические свойства. Они считали, что такое странное растение не может быть обыкновенным. Вот и рождались легенды.

Сейчас уже доподлинно известно, что ни магической, ни целебной силой петров крест не обладает. Что же касается его паразитического образа жизни, то деревья сильные, и петров крест их не очень обременяет. Тем более, что растение это редкое и даже взято сейчас под охрану.

Пижма

Увидев хоть один раз это растение, сразу запомнишь его. Очень уж много у него характерных признаков. Высокое, стройное, с расположенными на одном уровне или в одной плоскости цветами. Но эти кругленькие, маленькие, величиной с горошину, цветы — сами целая корзиночка цветов — тоненьких крошечных трубочек, сидящих в корзинке, плотно прижавшиеся друг к другу.

Очень характерные у этого растения листья. По форме они напоминают листья рябины. Из-за них-то и получила пижма свое второе имя.

И наконец, запах. Он чуть терпкий, горьковатый. Если пижмы много (а бывает, растет она большими куртинами), запах ее чувствуется на солидном расстоянии.

У других растений запах служит для

того, чтобы привлекать насекомых, а у пижмы наоборот — чтобы отпугивать. Это давно заметили в народе и использовали пижму для отпугивания тараканов и прочих докучливых паразитов. Не последнее место занимала она и в народной медицине. И сейчас пижма служит сырьем для многих лекарств.

В общем, люди используют пижму довольно широко. Но ведь дело не только в практической пользе.

Пижма зацветает поздно — во второй половине лета. Цветет до осени. И когда уже на склоне лета многие травы отцвели, а деревья начали ронять свой наряд, желто-зеленые пуговки на стройном, высоком стебле очень украшают опушки и поляны. Да и потом, зимой — сорванные, высушенные,— они долго будут сохранять свои яркие краски, напоминать о теплых летних днях.

Недаром в народе зовут пижму еще и «бессмертной травой». СИБИРЯЧКА. Мы уже говорили о хвойных деревьях. И это стройное вечнозеленое дерево с густой кроной, начинающейся почти у самой земли, тоже хвойное. Но хвоинки у него особенные — плоские и на нижней стороне две белые полоски. Такие хвоинки только у пихты.

Из всех хвойных деревьев пихта самая теневыносливая, постоянный житель сибирской темной тайги. Она не погибает, даже оставаясь под пологом других деревьев, где царят вечные сумерки. Правда, тогда растет очень медленно. По росту дерево кажется совсем молодым. А на самом деле ему уже лет семьдесят...

Пихта не только теневыносливое, но и морозоустойчивое дерево. Вообще надо сказать, что у каждого дерева есть свои секреты. Есть они и у пихты. Если присмотреться, то легко заметить на ее коре множество вздутий-желваков. Их может быть несколько сотен — до семисот. Некоторые едва видны, другие побольше, с лесной орех. Это и есть секрет морозоустойчивости пихты. Внутри такого желвака прозрачная пахучая жидкость — пихтовая смола, или, как ее еще называют, бальзам. Зимой смола защищает дерево от холода, закрывая как панцирем его нежные почки. К тому же это прекрасная защита против насекомых, пытающихся проникнуть под кору дерева.

У пихты-сибирячки много «сестер», около сорока видов. Одни раскиданы по всему свету, другие живут в нашей стране. (Их девять видов.) У каждой «сестры» — свои особенности.

Например, пихта, растущая в средней полосе нашей страны, не отличается такой морозоустойчивостью. Даже наоборот — легко может пострадать и от небольших холодов. А у пихты кавказской такие мощные корни, каких нет ни у одной из «сестер». Они глубоко уходят в расщелины камней, иначе могучий ствол дерева не устоял бы под напором ветра — ведь «южанка» чуть ли. не в два раза выше своей сибирской тезки, она достигает семи — десяти метров в высоту.

Кому же все-таки отдать предпочтение?

Сибирской пихте. Она не только самая распространенная, но и самая ценная...

Из пихтового лапника, веточек с хвоей, срезанных с нижней части растущего дерева, получают белую или зеленовато-желтую жидкость — пихтовое масло. А из этого масла приготавливают очень нужное людям лекарственное вещество — камфару. Камфара необходима для производства целлулоида и кинопленки. Очень важное сырье и пихтовая смола, или, как ее называют, сибирский бальзам. Эта прозрачная, как ключевая вода, жидкость преломляет лучи света так же, как и стекло. Бальзам используют для склеивания оптических стекол в микроскопах, биноклях...

Но у всех пихт есть и общие свойства. Во-первых, они очень требовательны к чистоте воздуха. Во-вторых, очень красивы. Поэтому стали постоянными «жителями» многих садов и парков. «МЫШОНОК». Маленький серенький комочек быстро покатился вверх по дереву. Но покатился как-то необычно — по спирали. Так мыши не бегают. Да и зачем мышонку забираться на дерево?

А он тем временем добрался почти до кроны и вдруг... упал. Нет, оказывается, не упал, а полетел и сел на соседнее дерево, у самого комля. И опять покатился вверх по спирали серенький комочек.

Это не мышь, это — птица. А как называется, можно легко понять, если прислушаться. Сидит птица — пищит, летит — пищит. Ну ясно — пищуха! Однако попискивание не мешает ей все время работать — отыскивать и вытаскивать из щелей коры насекомых и их личинок. Для этого и бегает пищуха по стволам деревьев.

Так работает пищуха летом, так же неустанно работает она и зимой. А когда в гнезде птенцы, трудится еще активнее.

В гнезде, устроенном в маленьком дупле или за отставшей корой, обычно пять — семь птенцов, и прилетают к ним пищухи раз по двести пятьдесят — триста в день.

Надо ли говорить, как полезны эти «мышата»?

Плаун

Чаще в хвойных, реже в смешанных лесах, где достаточно влажно, земля бывает покрыта сплошным ковром мхов. Но время от времени темно- зеленый ковер сменяется более светлым, да и сама «ткань» его становится иной: вместо короткого густого мохового ворса появляются длинные ползучие стебли, густо усаженные мелкими листьями. Это плаун — одно из самых древних растений на Земле.

Много миллионов лет назад существовали могучие растения — папоротники, огромные, вытянувшиеся на десятки метров ввысь хвощи и плауны. Даже трудно себе представить, что когда-то плауны были выше любого самого высокого дерева в нашем лесу.

Впрочем, и теперешний плаун, если приглядеться, не такой уж маленький. Только тянется он не вверх, а стелется по земле. Его ползучие, похожие на веревки стебли имеют несколько метров в длину. Может быть, из-за длинного ветвящегося стебля, может быть, потому, что плаун иногда образует целые заросли, кажется, что его много в наших лесах. Однако впечатление это обманчиво.

Плаун используют для изготовления лекарств. И собирают его для этих целей в больших количествах. Но часто срывают просто так, чтобы принести домой и украсить свою квартиру.

Растение действительно красиво и необычно. У него узкие, круглый год зеленые листья, похожие на чешуйки и не теряющие своего цвета, даже когда плаун высохнет, высокие тонкие колоски, отходящие от основного стебля. Собирая плаун, люди часто не обращают внимание на то, что выдирают его вместе с корнями, которые непрочно держатся в земле. А это не просто одно погубленное растение, это уничтожение плауна на многие годы. А может быть, в этом месте и навсегда.

Плаун, как и папоротник, размножается спорами. Они находятся в специальных мешочках на нижней стороне «листьев»-колосков — коротких веточек, которые так украшают растения и придают им столь необычный вид. Во второй половине лета колоски желтеют, и созревшие споры высыпаются на землю.

Правда, на споры у плауна надежда небольшая, тут та же история, что и с папоротником. Поэтому у плауна есть более надежный, хотя и более примитивный способ размножения: растет его плеть, увеличиваясь каждый год сантиметров на десять — пятнадцать. Молодые побеги стремятся вперед, укореняются, а старая часть растения отмирает. Двигается плаун и в стороны, но, главным образом, вперед, как бы наплывая на новую территорию. Поэтому и называется — плаун. (Раньше говорили: «плывун».) А англичане называют его «бегущая сосенка».

Однако и споры тоже важны. А люди часто собирают плаун до созревания спор. И тем самым уменьшают шансы плауна размножиться.

Но если споры и успеют созреть, и, попав в землю, окажутся в идеальных условиях, из них не появится еще молодой плаунчик. Появится, как и у папоротника, заросток. А потом потребуется не меньше десяти — двенадцати лет, чтоб из этого заростка образовался надземный стебель. Но и надземный стебель еще не настоящее растение; должно пройти еще десять — пятнадцать лет, прежде чем вырастет тот самый плаун, который кто-нибудь просто так, не задумываясь, сорвет, чтобы принести домой, полюбоваться, а через несколько дней выбросить.

Подумать только! Три десятилетия растет плаун, а уничтожить его можно в три секунды!

И пусть заросли плауна пока встречаются в лесах, пусть кажется, что его еще много, но это только так кажется. На самом деле, плауна с каждым годом становится все меньше и меньше!

Поганки

В нашей стране пять видов этих птиц. Малая и черношейная распространены меньше (хотя и не такие уж редкие птицы), а красношейная, се роще ка я и большая поганки (чемга) встречаются почти на всей территории. Они похожи: у всех тонкий клюв, узкие крылья, длинная шея, вытянутое туловище. Отличаются они величиной — малая действительно меньше остальных (весит от ста десяти до двухсот пятидесяти граммов), большая — самая крупная из всех поганок (вес — более полутора килограммов). Есть некоторые различия в поведении: малая поганка, например, ведет ночной образ жизни, большая предпочитает одиночество. Остальные любят «компании» — селятся и несколькими десятками, и несколькими сотнями пар. Одни птицы питаются в основном рыбой, а у других птиц, наоборот, рыба является лишь дополнением, а главная еда — мелкие беспозвоночные, третьи рыбу вообще не едят. Но в основном образ жизни всех поганок схож.

Относительно лётных способностей этих птиц мнения специалистов расходятся. Во всяком случае, с воды поганки поднимаются тяжело, им нужен большой разбег. Но, поднявшись, летят довольно быстро, часто взмахивая крыльями. На землю сесть не могут, разобьются: не умеют «гасить» скорость. Поэтому садятся только на воду. Да и то не садятся, а, скорее, падают на нее.

Ноги у поганок отнесены далеко назад. Это дает им возможность отлично плавать и в воде и под водой. Ныряют поганки тоже прекрасно, при необходимости могут нырнуть метров на двадцать пять и оставаться под водой несколько минут. А вот на суше птицы совершенно беспомощны. Не только ходить, даже ползать им трудно. Но поганки и не стремятся на сушу. Все, что им нужно, проделывают в воде — и перья чистят, и ноги, если они замерзнут, греют тут же: лягут на бок и вытянут их в сторону, над водой. (Многие водоплавающие птицы для этого выбираются на берег и стоят, поджав то одну ногу, то другую.)

Гнезда поганки устраивают тоже в воде. Яйца немного «подмочены» и вскоре от воды становятся бурыми. Однако это не мешает появляться на свет птенцам. Даже помогает: в мокром гнезде происходит, как говорят физики, «медленное сгорание», то есть влажная растительность, из которой сооружено гнездо или на котором оно сооружено, разлагаясь, окисляется. При этом выделяется тепло. И даже когда птиц в надводной части гнезда нет, температура выше окружающей среды на семь-восемь градусов. Поэтому, когда птица сходит с гнезда, яйца остывают в нем в четыре с половиной раза медленнее, чем в сухом гнезде других птиц.

Конечно, гнездо это очень неприглядное — сырое, неуютное, грязноватое. Да еще запах от гниющих растений... Может быть, поэтому и получила птица свое не очень-то красивое имя. (Возможно, и по другой причине так названа птица: мясо ее очень невкусное.)

В это неприглядное гнездо самка откладывает пять-шесть яиц. Каждое через двое суток, поэтому птенцы у поганок разновозрастные.

Насиживают по очереди оба родителя. И оба примерно в течение двух месяцев выкармливают птенцов. Выкармливают необычно: сначала, как и полагается, передают из клюва в клюв, а потом кладут еду на воду: сами, мол, учитесь брать. И еще необычная деталь: выкармливание происходит не в гнезде, а часто далеко от берега.

Птенцы, едва обсохнув, сразу покидают гнездо и забираются на спины родителям. Сидят, зарывшись в густые перья, только клювики торчат. Так и путешествуют на спине отца или матери.

Обычно птицы с птенцами далеко от берега не отплывают, они должны иметь возможность в случае опасности спрятаться и спрятать свое потомство в прибрежных кустах или камыше. Но поганки не придерживаются этого правила — при опасности не прячутся, а ныряют и плывут под водой метров триста. А птенчики все это время спокойно сидят на спине мамаши.

Пройдет время, птенцы научатся нырять, а в два с половиной месяца поднимутся на крыло и покинут родителей. Впрочем, возможно, не все: у поганок в каждом выводке есть любимый птенец. Его они и выкармливают дольше, и кормят вроде получше, и дольше не отпускают от себя. Возможно, и сам он не торопится расстаться с родителями.

Но придет время, и он улетит. И больше никогда не встретятся они. А может быть, встретятся во время перелета — поганки летят на зимовку небольшими стайками. Или встретятся на самих зимовках. Но, конечно, не узнают друг друга. Так уж у птиц ведется, не только у поганок, у всех.

Поденки

«Из воды появляется она. Покровы ее лопаются. Она сбрасывает их. Улетает прочь. Порхает по воздуху. Отыскивает себе пару. Откладывает яйца. И все это успевает проделать за короткий срок жизни в два или три часа». Так очень точно и наглядно описал поденок знаменитый нидерландский ученый Ян Сваммердам, живший более трехсот лет назад. Однако это описание нуждается в пояснениях и некоторых уточнениях. Поденки многих видов действительно живут несколько часов. И, будто зная, что век их очень короток, личинки, находящиеся в воде, не дожидаются полного превращения во взрослое насекомое, вылезают на сушу и отправляются в полет.

Крылатая полуличинка линяет на лету и только тогда превращается во взрослое насекомое. Словно чувствуя, что времени ей отпущено мало, поденка проделывает эту операцию очень быстро — в минуту-две. Надо торопиться: ведь еще предстоит найти пару и потанцевать над рекой. Танцуют поденки очень характерно, и по танцу их легко узнать в полете: они быстро машут нежными, прозрачными или беловатыми крылышками, взмывают вверх, застывают на мгновение и медленно опускаются вниз. Почти у самой воды они опять замирают и снова поднимаются вверх, а потом опять медленно спускаются.

Брачные танцы поденок можно наблюдать теплыми летними вечерами. Кажется, только ради них появилась поденка на свет. И это действительно так. Потанцует, отложит яички, и все. За свою короткую жизнь поденка ничего не ест, у нее даже нет рта и кишечника.

Поденок много разных видов. Среди них есть и такие, которые живут по нескольку дней и даже по нескольку недель, но и они ничего не едят. Все взрослые поденки похожи друг на друга. А вот личинки очень разные и по внешности, и по образу жизни: есть растительноядные и хищные, есть живущие в норах и свободно ползающие по дну, зарывающиеся в ил и сидящие под камнями. Два-три года (в зависимости от вида) развивается поденка, ожидая момента, когда в один прекрасный летний день она выберется из подводного сумрака на яркий солнечный свет, исполнит брачный танец, отложит яички и, прожив несколько часов или дней, умрет.

Подорожник

Может такое случиться — в лесу поцарапал руку или натер ногу. А бинта, как назло, не оказалось с собой. И тогда на помощь приходит друг путешественников, растение, которое все видят, все знают, но на которое почти никогда не обращают внимания. Подумаешь, подорожник! Его по обочинам дорог сколько угодно (не зря же так назван). Верно. Но у малохоженых лесных тропинок его не встретишь. Потому что он лишь там, где люди. Люди на него не обращают внимания, а подорожник тянется к ним. Мало того, без людей он уже почти не может расселяться.

Многие растения рассылают свои семена по воздуху, а подорожник ждет, чтобы их кто-нибудь перенес. Его крошечные семена — клейкие и цепляются ко всем, кто проходит, проезжает или пробегает мимо. Ну а люди ходят ведь по дорогам.

У нас подорожник — растение обычное. А в Южной Америке он никогда не рос или, во всяком случае, не рос такой, как наш. И появился он там только с приходом европейцев-завоевателей. Наблюдательные индейцы сразу заметили, что необычное для них растение появляется в том месте, где прошел белый человек. Они так и назвали подорожник — «след белого». А так как завоеватели несли местному населению смерть и горе, индейцы стали бояться и ненавидеть это растение.

Подорожник действительно завезли в Америку европейцы, и вырос он буквально на их следах. Крошечные семена, видно, прилепились к сапогам или одежде европейцев, пересекли вместе с ними океан и, отлепившись где-то, проросли.

Впрочем, свойство подорожника вырастать там, где ступал человек (или проходили животные), люди заметили задолго до того, как европейцы завезли его в Америку,— недаром же научное название подорожника в переводе значит «ступня».

А может быть, его назвали так потому, что на растение это постоянно наступают? Растет подорожник ведь не только по обочинам, но часто и прямо на дорогах, а люди не смотрят под ноги. Однако кожистые, почти круглые или овальные блестящие листья подорожника как бы прошиты для крепости толстыми жилками, и прочные ножки соцветия, торчащие между ними, не страшатся ничего. Им даже надо, чтобы кто-то наступил,— авось и приклеится семечко. Семян у каждого растения подорожника много — до шестидесяти тысяч.

Листья у подорожника обычно прижаты к земле, таким образом он и влагу сохраняет, и нежелательного соседства других растений избегает. Правда, если земля влажная, листочки не так уж и прижаты. Но в каком бы положении они ни были, это очень ценные листочки. Медики и фармакологи могут подтвердить: сейчас подорожник тщательно исследован и целебные свойства не только его листьев, но и семян доказаны. Ну, а в народной медицине ценили это растение издавна.

Полынь

Было когда-то в древнем славянском языке слово «поль», означающее: пустой, открытый, свободный. От него пошло «поле» — тоже очень древнее слово. Видимо, от этого же корня, а может быть, от слова «поле» пошла «полынь».

Полынь и поле, полынь и простор сочетаются и по звучанию и по ассоциациям. Полынь действительно растет в поле. Но не только. Ведь полыней двести пятьдесят видов, и распространены они очень широко. Да и полынь, которую мы чаще всего видим, отнюдь не полевая. Называется она полынь обыкновенная, или чернобыльник, и растет иногда прямо на деревенских улицах, у заборов, на пустырях, вдоль дорог. Ее легко отличить по характерному буровато-фиолетовому стеблю. У этой полыни пряный запах, а на вкус она слегка горьковатая. У ее сестры — полыни горькой,— которая растет в тех же местах, что и чернобыльник, запах очень резкий. А уж горька она, как ни одна трава в мире,— если одну ложку отвара, приготовленного из горькой полыни, развести в пятнадцати ведрах воды, то все равно будет ощущаться горечь. В былые времена, наверное, только горькая доля бедной одинокой вдовы могла сравниться с горечью полыни, поэтому и назвали полынь горькую «вдовьей травой».

Но как раз за горечь, точнее, за те вещества, которые делают ее горькой, и ценят люди эту полынь. Правда, и чернобыльник ценился издавна и считался хорошим лекарственным средством против многих болезней. Но с полынью горькой ему не соперничать. С незапамятных времен использовали ее на Руси, а официальная медицина подтвердила народную молву: полынь горькая — очень ценное лекарственное растение. Природа умудрилась собрать в одном растении много веществ, активно помогающих при различных болезнях.

Поскольку полыней много, то и «специализируются» они в разных направлениях: одни идут на приготовление лекарств, другие — в корм скоту, третьи используются как добавки в пищевые продукты.

Все полыни относятся к роду, который называется артемизия, или трава Артемиды. В одном из литературных памятников раннего средневековья о ней было сказано так: «Действие этой травы, говорят, открыла Диана, что у греков звалась Артемидой. Отсюда и название». А ведь Артемида была богиней плодородия, владычицей животного и растительного царства. Ей ли не знать своих «подданных»? И коль скоро полыни назвали ее именем, значит, удостоились травы такой чести не зря.

Поползень

Вроде бы название само за себя говорит: птица, которая ползает. На первый взгляд действительно похоже, что она ползает по стволам. Но только на первый взгляд. Приглядевшись, легко увидеть, что птица не ползает, а бегает, притом очень ловко. Ноги у поползня сильные. Бегает он и вверх головой, может так же быстро, перевернувшись, бежать по стволу и вниз головой. Бегая, птица то и дело засовывает длинный и острый клюв в щелочки, трещинки, отверстия в стволе и вытаскивает оттуда насекомых и их личинки. Иногда он отрывает кусочек коры, иногда даже долбит ствол, как дятел. Но нередко спускается и на землю.

«Пока еще солнце разогреет, а насекомые замерли, и в коре их не скоро найдешь. Вот почему, наверное, поползни по утрам теперь выбегают на дорогу, и их, обычно бегающих по стволам вверх и вниз головой, сразу заметно среди других на дороге, как узнаешь моряка на сухом берегу» (М. М. Пришвин).

Гнезда поползни, как правило, устраивают в дуплах и оштукатуривают вход глиной, размоченной в воде или в собственной слюне. Иногда они оштукатуривают и потолок в дупле, и наружную стенку около летка.

Поползни — хорошие родители и дружные супруги. Выкармливают птенцов оба, прилетая с едой раз по триста — четыреста в день, и докармливают уже вылезших из гнезда птенцов тоже оба родителя.

Зимой в лесу за отставшей корой дерева, в дупле или какой-нибудь нише можно иногда найти «склад» — семена, орехи, желуди. Если «помещение» маленькое, продуктов может быть граммов тридцать — пятьдесят. Но если размеры кладовой позволяют, может быть и килограмма два. Это запасы поползня, и они ему очень нужны. Заготавливает их птица с осени, как бы предчувствуя, что зимой будет очень трудно. Тогда отыщет свою кладовую птица, достанет желудь или орех, засунет в какую-нибудь щель, как в тиски, прижмет для верности лапой и разобьет. Съест несколько орехов и будет сыта. Возможно, это спасет ей жизнь: ведь сытой птице и сильный мороз не страшен. А не найдет своих запасов, может погибнуть и от маленького мороза. Поэтому если вы случайно наткнетесь на такую кладовку, не трогайте ee!

Прострел

Прострел раскрытый, или сон-трава,— тоже один из наших подснежников. Уж так он торопится не упустить свое время весной, что бутоны набирает и раскрывает их еще до того, как появятся листья. Кажется, что кто-то сорвал цветок, коротко обломил стебель и воткнул цветок в землю.

Голубовато-лиловые колокольчатые цветочки прострела (на каждом растении распускается единственный цветок) можно встретить и на просыхающих склонах холмов, и в степи, и среди рыжей подстилки светлого соснового бора. Цветки довольно крупные и мохнатые. Да и все растеньице мохнатое: и ножка цветка, и лепестки снаружи, и появляющиеся попозже листья одеты мягким густым серебристым пушком. И от этого прострел напоминает маленькую мохнатую зверушку. А в народе его за это ласково зовут бобриком.

Густые волоски защищают растение по ночам во время весенних заморозков. Потом шуба исчезает. И цветок тоже осыпается. На его месте появляется ершистая шишечка с семенами — будто крохотный ежик притаился среди листвы.

Прострел в народе называют сон-травой. Одно из объяснений этого названия — в склоненных, будто дремлющих или спящих, цветках. Но есть и другие объяснения. Когда-то верили, что цветок этот, если положить его под подушку, навевает сон. А то и предсказывает, что ждет человека — радость или горе.

Рассказывали и такую легенду: однажды охотник подсмотрел, как медведь выкопал траву, съел ее и тут же заснул. Охотник решил проверить, что случилось со зверем, сам попробовал траву и тоже заснул. Сейчас в простреле обнаружены вещества, которые могут служить успокаивающими средствами. А если успокаивающего средства принять много, то потянет в сон. Однако вряд ли недавно открытые свойства сон- травы связаны с легендой о медведе и охотнике.

Но ведь цветок этот называется еще и прострелом. И вот почему. Однажды, как гласит легенда, нечистая сила по
пробовала спрятаться в цветке. Это ей понравилось, и она стала использовать цветок в своих гнусных целях. Но какой-то архангел возмутился и метнул в цветок огненное копье. С тех пор нечистая сила как огня боится цветка, а сам цветок стал называться прострелом.

Есть немало и других легенд и сказок. Но все это фантазия. А мохнатенький цветок-зверушка — реальность. И он так хорош, так необычен, что сам по себе уже маленькая поэтическая лесная сказка.

Пушица

В лесу уже сухо. Даже в хвойном просохла земля. И солнце греет по-настоящему, почти по-летнему. И вдруг — снег. Да не под пологом кустов и деревьев, а на открытом месте. И не застрявшая где-то в низинке, в темной и холодной, уцелевшая случайно глыбка. Снег покрывает большое пространство, лежит хоть и не сплошняком, но его много. И сверкает на солнце ослепительной белизной. Жаркое солнце, а снег не тает!

Конечно, это не снег. Белый пушистый ковер — это множество султанчиков пушицы обычной жительницы наших болот и сырых мест. Если рассмотреть растение внимательно, то можно увидеть на длинном стебле маленькие невзрачные цветочки, короткие пушистые волоски. Придет время, цветки станут плодиками, а волоски вытянутся, еще больше распушатся и превратятся в парашютики. Легкие парашютики свободно переносятся ветром на большие расстояния, и вместе с ними перелетают и семена пушицы.

Древние греки называли пушицу «несущая шерсть», и далеко не все были убеждены, что это растение. Ведь шерсть может быть только у животных. Так не животное ли это? А почему бы и нет? Ведь считали же люди когда-то, что хлопок не растение, а что-то вроде барана или овцы.

Нет, пушица, конечно, растение, и очень распространенное. Еще не так давно люди широко использовали пушицу. Ее волосками набивали матрацы и подушки, применяли в мануфактурной промышленности в качестве добавки при изготовлении хлопчатобумажных и даже шерстяных тканей. И пушица не подводила, не портила материал.

Теперь этого не делают, но и сейчас пушицу ценят. Например, оленеводы. На севере пушица чуть ли не главный корм оленей ранней весной.

Важную роль пушица играет в образовании торфа на болотах. И еще любопытная деталь из «биографии» пушицы: часто на топких, вроде бы непроходимых местах на болоте появляются кочки. Это собранные в плотные пучки стебли пушицы.

Так что пушица не только красива. Даже когда «растает» ее «снег», она кое на что пригодна.

Пчелы

Трудно, просто невозможно, наверное, представить себе луг, поляну, опушку без цветов. А там, где цветы, там и насекомые. Вьются над растениями, перелетают с одного растения на другое бабочки, мухи, бегают и ползают по листочкам, стебелькам разные жучки. И у всех какой-то веселый, беззаботный вид. Только одно насекомое среди этого кажущегося безделья серьезно и будто чем-то озабочено. И сразу видно: перелетая с цветка на цветок, оно работает.

Ну, конечно же, речь идет о пчеле. У насекомых главная забота — поесть- попить на цветах. Другие, кроме того, в определенное время откладывают тут яички. Конечно, это очень важное, но кратковременное дело. А вот пчела трудится постоянно — каждодневно и ежеминутно. И не только для себя, а для всего улья. А попутно и нам, людям, приносит огромную пользу.

Пчел люди знают давно. И уже достаточно давно изучают их. Но до сих пор это насекомое не перестает занимать и удивлять человека.

Медоносная пчела живет четыре-пять недель, а сколько успевает она за это время, сколькими профессиями овладевает! Первые дни своей жизни пчела «работает» чистильщицей ячеек, через четыре дня становится нянькой, на восьмой — кормилицей личинок. В это время у нее уже хорошо развиты железы, вырабатывающие так называемое маточкино молочко. Затем у нее развиваются восковые железы, и она становится строительницей — строит соты, а попутно принимает от сборщиц нектар, перерабатывает и заполняет им ячейки. Одновременно она служит дворником — убирает и вентилирует улей, чистит прилетевших в улей подруг. А вот с двадцатого дня своей жизни и до смерти пчела на самой почетной должности - сборщица пыльцы и нектара. Она уже не опускается до прочих мелких дел, даже когда плохая погода и сборщица сидит дома, и тогда не принимает участия в хозяйственных делах улья, которых всегда много. Зато в хорошую погоду работает на совесть: за день прилетает в улей до шестидесяти раз, принося в зобике нектар. Чтоб собрать килограмм меда, пчелы-сборщицы должны сделать сто двадцать — сто пятьдесят тысяч вылетов, посетив примерно пять миллионов цветков.

Принцип сбора нектара — основы будущего меда — таков: в венчик цветка опускается хоботок, действующий как насос, и зобик (временное хранилище нектара) заполняется. Зобик снабжен особым клапаном, который препятствует попаданию нектара в желудок. Правда, на какое-то время можно открыть этот клапан. Но пчела никогда не позволит себе этого сделать.

Пока одни пчелы добывают нектар, другие заняты сбором пыльцы. Это занятие потруднее, но у пчел имеются прекрасные приспособления: корзиночки и особые щеточки на задних ногах. Быстро скатав шарик из пыльцы, пчелы транспортируют их в улей, где из этого сырья будет изготовлена «перга» — тесто для выкармливания личинок.

Долгое время пчел ценили за воск и особенно за мед — безусловно нужные продукты. Особенно мед, который люди знали очень и очень давно, еще первобытный человек разыскивал гнезда диких пчел и лакомился медом. Мед, конечно, мед! Это главное, так считали люди с древних времен и почти до наших дней. Недаром же наша «домашняя» пчела называется медоносной. И только недавно поняли люди: главная заслуга пчел в том, что они опыляют растения. Считается, что восемьдесят — восемьдесят пять процентов растений на земле существуют во многом благодаря пчелам. Совсем недавно люди выяснили: польза, которую приносят пчелы, опыляя растения, если ее пересчитать на деньги, в пятьдесят раз больше, чем доход от воска и меда.

Вот небольшой пример. Одна пчела обычно за хороший рабочий день посещает около семи тысяч цветков. Это семь тысяч опыленных растений в день. В саду в течение пяти-шести минут она опыляет сорок бутонов яблони. Если учесть, что рабочий день пчелы может длиться пятнадцать часов, то нетрудно подсчитать, появлению скольких яблок способствует одна пчела.

Теперь люди это знают. Знают и многое другое. Например, то, что пчелы способны подавать сигналы, указывать друг другу путь к цветкам, сообщать, сколько можно взять с них нектара и пыльцы, знают об удивительных пчелиных «разговорах» и танцах, необыкновенных способностях пчел определять направление по солнцу, даже если все небо покрыто тучами и солнца не видно. И все-таки люди еще далеко не все знают о пчелах. Даже о тех, которые живут в ульях и которые стали почти домашними животными. А ведь в природе есть немало других пчел, в частности одиночных. Пчелы эти тоже прекрасные опылители и заботливые родители, обеспечивающие свое потомство и едой, и жильем. Например, пчела коллетес роет глубокую норку, отводит отнорок, делает в нем камеру, смазывает слюной, которая, застывая, становится похожей на целлофан, заполняет камеру едой — смесью пыльцы и нектара, а потом подвешивает к потолку отнорка яичко. Покончив с одной камерой, она делает следующий отнорок, потом еще и еще. Затем роет новое гнездо, и там происходит то же самое. Сколько труда надо потратить пчеле, чтоб заполнить все норки едой! И сколько растений должна она облететь для этого?

В земле делают гнезда и андрены. Ранней весной их можно видеть на цветущих ивах. Они уже вырыли норки, сделали множество отнорков и тщательно отполировали стенки в них. Сейчас андрены трудятся, заполняя жилище будущего потомства медовым тестом. В каждом отнорке откладывает андрена по одному яичку и тщательно запечатывает это хранилище. Есть еще пчелы осмии. Наиболее распространенная —- трехрогая трехзубая осмия — старательно выгрызает в ветках ежевики сердцевину, заполняет ее медовым тестом и помещает туда яички. Каждое яичко находится в отдельном секторе, где потолок одного отделения служит полом другого. Получается что-то вроде узкого и длинного многоэтажного (до пятнадцати этажей) дома.

Осмии делают «высотные» дома, а пчелы-каменщики — каменные в буквальном смысле слова — слепливают из цемента, укрепляя его для прочности маленькими камешками. Вначале они строят отдельную однокомнатную квартиру, имеющую форму кувшинчика, наполняют ее медом и закрывают крышечкой. Сделав штук десять — пятнадцать таких квартирок, пчела возводит над ними общую крышу, и получается настоящий многоквартирный дом.

Есть немало и других пчел, устраивающих удивительные квартиры. Например, шерстобиты делают их в пустых полостях тростника и используют вату или войлок. Причем вата изготовляется разного качества: для того, чтоб затыкать отверстия — более грубая, для подстилки личинкам — более нежная и тонкая. Материал для производства ваты пчелы добывают очень своеобразно: острыми челюстями сбривают пушок со стеблей высохших растений, причем для грубой сбривают с одних, для тонкой — с других. Принеся комочек домой, пчела долго и тщательно расчесывает его лапками и челюстями, потом уплотняет, действуя головой, превращая пушинки в тонкий войлок. Все стенки ячеек, где будут жить личинки, обтягиваются этим войлоком.

Пчелы-плотники (ставшие уже редкими и внесенные в Красную книгу России) устраивают свои гнезда в древесине, проделывая в ней сначала длинный горизонтальный, потом глубокий вертикальный ходы. Работает пчела челюстями; каждой челюстью в отдельности пользуется как долотом или стамеской, а обеими — как щипцами. Когда надо — долбит, когда надо — отщипывает кусочки древесины.

Есть еще немало пчел (в России их четыре тысячи видов). Многие из них устраивают довольно сложные жилища, почти все выкармливают свое потомство пыльцой и нектаром цветов. И хоть некоторые, в отличие от медоносной пчелы, связаны лишь с определенными растениями, они все равно приносят большую пользу и заслуживают бережного отношения к себе.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

Емблема купить запчасть 6K5853679Z30 Skoda Audi Volkswagen Seat
 
bitcoin mixer
 
https://myfreemp3.click