Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Библиотека Книга Жизни Облепиха, одуванчики, ольха, оляпка, орденские ленты, орешник, орхидеи, осина, осы

Облепиха, одуванчики, ольха, оляпка, орденские ленты, орешник, орхидеи, осина, осы

Облепиха

В былые времена, едва устанавливался зимний путь, тянулись со всех концов страны в Москву санные обозы. Шли обозы и из Сибири, везли много ценного: пустяки-то в такую даль не повезешь. Среди ценных продуктов, доставляемых из Сибири в столицу, была и «царская ягода» — собирали ее по приказу самого царя и доставляли ко двору. Простой народ в Москве тогда, наверное, даже и не слышал про нее. Зато сибиряки хорошо знали и ценили эту ягоду. И называли облепихой.

Еще в древней тибетской медицине облепиха и всякие лекарства, приготовленные из нее, занимали почетное место. В народной медицине (в тех местах, где облепиха была доступна всем) и она сама, и лекарства из нее тоже славились.

Сейчас установлено, что в облепихе много витаминов, и уже только поэтому ягода очень полезна. Кроме того, масло, содержащееся в ней, помогает залечивать раны и царапины, ожоги и воспаления, его используют при обмораживании и при заболевании кожи в результате лучевого поражения.

Масла в облепихе много. В абрикосах и персиках, в тыкве и некоторых других растениях тоже много масла. Но у них оно содержится лишь в косточках, а у облепихи и в самой мякоти ягод-костянок.

Само по себе растение не очень примечательно: это кустарник или невысокое деревце с узловатыми ветвями и серебристыми листьями, которые появляются весной одновременно с мелкими цветочками. А вот в конце лета и осенью облепиха привлекает внимание всех, кто ее увидит. Ветки кустарника облеплены желтыми или светло-красными ягодами (отсюда и название — облепиха). Причем ягод иногда бывает столько, что ветки не выдерживают и обламываются. Но собирать их нелегко: ягоды сидят на коротеньких плодоножках очень крепко, к тому же плотно прижаты друг к другу. Скорее такую ягоду раздавишь, чем сорвешь. Поэтому часто собирают облепиху зимой, когда ударят приличные морозы. Вот еще одна любопытная особенность облепихи. Для обычных ягод, если они не укрыты снегом, и пятиградусного морозца достаточно, чтоб заледенеть, стать твердыми. Облепихе же и десятиградусный нипочем, она продолжает оставаться мягкой. Промерзнет лишь градусах при пятнадцати.

Когда-то собирали «царскую ягоду» и везли во дворец. Теперь везут на фармацевтические и кондитерские фабрики, делают из облепихи кисели и пастилу, желе и соки, варят варенье — вкусна и ароматна ягода.

Однако не только ягодами славна облепиха. Древесину ее издавна ценили за красивый цвет, делали из нее всякие

безделушки, потом обратили внимание на ее исключительную твердость и стали применять в токарном деле. Листья облепихи используются для дубления кожи, а молодые побеги — для приготовления прочной черной краски.

К сожалению, неумелый сбор ягод, увлечение древесиной и промышленным сбором листьев и побегов привело к тому, что количество облепихи стало уменьшаться. А ведь кроме всего прочего, это растение, благодаря своему мужественному и стойкому «сибирскому характеру», не только хорошо переносит морозы, но не боится засухи и к тому же прекрасно себя чувствует на размытых почвах. А это очень важно: сильные и разветвленные корни облепихи хорошо держат землю, не позволяют образовываться оврагам. Ее часто используют для закрепления почвы на крутых склонах, откосах и даже для «усмирения» подвижных, сыпучих песков.

В нашей стране созданы большие плантации облепихи.

Одуванчик

Массовое цветение одуванчиков как бы знаменует приход летних, по-настоящему теплых дней. Правда, одуванчики появляются и весной, но в начале лета этих цветов особенно много. Будто какой-то гигантский художник разбрызгал по полянкам и опушкам, лугам и косогорам золотисто-желтую краску. И не поскупился.

Одуванчик растет всюду. И наверное, нет человека, который бы с первого взгляда не узнал это растение. Но если такой человек и найдется, ему достаточно просто сорвать цветок, чтобы сразу опознать одуванчик: белый густой сок, горький на вкус, но, кстати, совершенно безвредный, немедленно выступит на сломе стебелька-трубочки или вытянутых, зубчато-резных по краям листьев.

Листья у одуванчика очень характерные, хотя и не у всех растений одинаковой величины: если одуванчик растет на солнцепеке или на сухой почве, они небольшие — сантиметров двадцать в длину; если же вырастает одуванчик на влажных почвах или в тени, то могут быть раза в три длиннее. Стебель у этого растения, будто резиновая трубочка, и такой же гибкий и прочный.

Само растение обладает необычайной жизненной силой — сколько бы ни вытаптывали одуванчик люди, сколько бы ни поедали животные, все равно он будет расти. Листья, прижатые к земле, помогают ему уцелеть, а длинный прочный корень дает возможность очень быстро возродиться, если растение кто-то основательно повредит. Ну, а уж о семенах одуванчика разговор особый.

У человека с одуванчиком довольно сложные отношения. С одной стороны, растение это захватывает земли, на которых могли бы поселиться другие растения, даже зачастую вытесняет их. И благодаря своей жизнестойкости распространяется все шире и шире. С другой стороны, немалая польза от него человеку.

Во-первых, одуванчик — медонос. Не ахти какой, но ведь часто одуванчики зацветают тогда, когда вообще цветущих
растений мало. И изголодавшиеся за зиму насекомые радуются им, особенно пчелы. Весной, собирая дань с одного гектара цветущих одуванчиков, они могут изготовить килограммов до пятидесяти меда. Не так уж много, конечно, но тем не менее...

Во-вторых, одуванчик съедобен. Из специально обработанных листьев готовят салаты, компоты, желе. Это не только вкусно, но и очень полезно — листья одуванчиков богаты витаминами. А из корней готовят заменитель кофе. В нашей стране, правда, одуванчики, как пищевые продукты, не очень популярны, но во Франции, например, их даже специально выращивают на плантациях.

В-третьих, одуванчик издавна известен как целебное растение. О его лечебных свойствах знал еще один из «отцов медицины» знаменитый Авиценна, а древние греки и римляне даже узаконили лечебные свойства растений в названии, ставшем научным именем одуванчика — «тараксакум официнале». Первое слово (греческое) означает «успокаивающий», второе (латинское) — «лекарственный».

Золотые брызги одуванчиков на лугах и полянах можно видеть примерно месяц. Потом невидимый художник сотрет золотую краску и разбрызгает на той же поляне или косогоре белую: вместо золотисто-желтых корзинок цветков появятся белые пушистые шарики. В сырую погоду шарики сжимаются — им не нравится влага, которая может испортить пушинки. Кстати, и цветущий одуванчик не любит сырости — бережет пыльцу. В ненастные дни не раскрывается по-настоящему, а в хорошую погоду «просыпается» рано, часов в шесть, и «отходит ко сну» — закрывает корзинку — часа в три дня.

Но вот пришло настоящее тепло, и шарики начали облетать. Даже легкий ветерок поднимает над поляной облако легких пушинок. Если же ветер посильней, то после каждого порыва многие шарики исчезают, и на резиновых трубочках-цветоножках остаются маленькие «лысые» головки — все сдул ветер. За это и прозван цветок одуванчиком.

За это же в народе зовут еще и дуваном, и одуваном, и дуванчиком, и ветродуйкой, и пустодуйкой. Есть и другие имена у него: за то, что цветоножка внутри пустая (действительно трубочка), одуванчик зовут еще и полой травой, а за то, что часто селится он вдоль дорог — придорожью.

Если поймать пушинку одуванчика и рассмотреть ее, то можно увидеть длинную ножку (ботаники называют ее носиком), а на самом конце крошечное семечко. Все ясно с первого взгляда: легкая пушинка помогает путешествовать семени, помогает одуванчику расселяться. Но вот что любопытно: семечко на своем парашютике не просто летит, а будто плывет по тихой воде — плавно, спокойно, почти не качается.

Все знают, что такое парашют, знают, что парашют состоит из купола, от которого отходят стропы, поддерживающие парашютиста. Стропы определенной длины. Будь они длиннее или короче, парашютист не имел бы устойчи
вости, болтался бы из стороны в сторону или мог бы даже перевернуться. Не сразу люди нашли необходимую длину строп. Одуванчик тоже не сразу нашел необходимую длину своего носика — тысячелетиями примерял, проверял, экспериментировал он, пока, наконец, не определилась длина, позволяющая семечку спокойно путешествовать по воздуху.

Вообще-то одуванчик не единственный «парашютист». Знакомый нам уже «зеленый пожар полей» — бодяк — тоже рассылает свои семена с помощью «парашютов». «Парашюты» у него не из простых волосков, а из перистых. И у семян валерианы есть «парашютики» — закрученные вниз волоски. У нашего доброго знакомого цветка кипрея пушинки упругие, серебристые, собранные кисточкой. Есть немало и других растений, рассылающих семена подобным же образом. И у всех хорошие «парашюты». Но у одуванчика, пожалуй, самые лучшие: они не только далеко летают, но и опускаются очень четко, строго вертикально, так что семена сразу втыкаются в почву заостренными кончиками.

«Парашютики» у всех одуванчиков примерно одинаковые. А вот окраска соцветий-корзинок разная. Мы привыкли к золотисто-желтому, наиболее распространенному одуванчику лекарственному. Но одуванчиков в нашей стране более двухсот пятидесяти видов. Среди них есть беловатые и мясно-красные (это их научное название), есть пурпурные и даже лиловые.

Ольха

Если обнажить красновато-оранжевый лубяной слой ольхи, он тут же изменит окраску на буро-коричневую. А потом станет темно-фиолетовым. Таким же свойством отличается и древесина ольхи. Только что срубленная, она белая, через несколько мгновений начинает краснеть, а когда подсохнет, приобретет нежно-розовый цвет. Кстати, благодаря этому свойству древесина ольхи служит прекрасной имитацией ценных пород деревьев, например, красного или черного дерева.

Это лишь одна из многих особенностей ольхи, которую из-за темной коры у старых деревьев называют черной. Или липкой: у нее действительно и почки, и побеги, и молодые листочки липкие.

Еще одна особенность ольхи — «любовь к тесноте»; ни одна порода деревьев не образует таких густых и темных зарослей. К тому же располагаются они часто на топких местах. Ольха — влаголюбивое дерево. В ее владениях только и смотри под ноги, а не на хозяйку, поднявшую на тридцатиметровую высоту свою изящную крону,— иначе попадешь в трясину.

Листья держатся на ольхе до поздней осени и опадают зелеными, им не свойственно золотиться, подобно листьям осин и берез.

Такова ольха — важное и ценное дерево, хотя, казалось бы, что в ней, жительнице сырых мест и болот, проку? А вот прок есть: один гектар ольхи в возрасте пятидесяти лет может дать триста — пятьсот кубометров легкой, ровной, хорошо обрабатывающейся и прекрасно окрашенной древесины. Кроме того, древесина ольхи обладает так называемой высокой водостойкостью, что особенно ценно при изготовлении бочек, колодезных срубов, деревянных частей подземных сооружений, шахтных крепей. Идет она и на изготовление музыкальных инструментов.

Но и это еще не все. Ольха обладает редким и ценным качеством обогащать почвы. На ее корнях развиваются клубеньки, в которых поселяются так называемые лучистые грибы — микроорганизмы.

Эти микроорганизмы усваивают азот из воздуха и обогащают почву. Ольхе это, конечно, выгодно. Она сама себе создает почву, поэтому может жить где угодно. Грибам, получившим надежное убежище, тоже удобно жить на корнях дерева.

Ольха — дерево раздельнополое. Ранней весной на одних деревьях появляются рыжевато-золотистые «колбаски», похожие на сережки. Они так официально и называются — сережки. Это — соцветия мелких цветочков, на одной такой сережке их до трехсот. Сережки созревают и начинают «пылить», даже маленький ветерок поднимает облачка пыльцы.

Сережки — на мужских деревьях. На других, женских, появляются красненькие мелкие колоски. После опыления на месте колосков образуются маленькие, чуть больше горошины, шишечки. Они постепенно твердеют, и к зиме это уже — деревянистые шарики. Следующей весной шишечки рассыплются сотнями тысяч семян-орешков. Каждый размером около двух миллиметров, а весом... Две сотни таких орешков весят не более грамма.

С этими шишечками связана еще одна особенность ольхи: шишечки выпускают семена «на волю» в половодье. Ольха никогда не опаздывает и не торопится, будто деревьям кто-то сообщает о начале паводка. Семена-орешки хорошо держатся на воде и, как крохотные кораблики, пускаются в плавание, пока не «сядут на мель». А где «сядут», там могут прорасти. Если, конечно, до этого шишечки не соберут люди. А собирают их потому, что издавна пользовались эти шишечки в народной медицине доброй славой. Современная наука подтвердила целебные свойства семян ольхи.

У черной ольхи около пятидесяти родственников, девять из них живут в нашей стране. Наиболее распространенная — ольха серая — менее влаголюбивая, поэтому живет она даже в сухих районах. И все-таки самой ценной считают ольху черную.

Оляпка

Ну что за чудо такое: сидит маленькая птичка на берегу, сидит спокойно и вдруг ни с того ни с сего бросается в воду. Кажется, поток мгновенно подхватит ее, понесет, ударит о камень, и погибнет птичка. Ничего подобного!

Вода в реке прозрачная, и видно, как птичка бежит по дну, крепко цепляясь коготками за камешки. Вид у нее при этом очень озабоченный. И понятно. Не ради удовольствия прыгает птичка в воду. Там, на дне реки, она отыскивает себе еду — насекомых и их личинок. Пробежит несколько метров, вынырнет,
усядется на берегу и запоет во весь голос. Попоет немного, отдохнет — и опять в воду.

Так ведет себя птичка, которую в народе прозвали «водяным воробьем». Она и правда чуть больше воробья, окрашена неброско, такая же веселая и шустрая. Настоящее имя ее — оляпка.

Оляпка — отважная птичка. Не боится сильного течения, не страшится холода: если зимой река не замерзает, всю зиму прыгает в воду, а потом весело распевает.

Конечно, оляпки находят еду не только на дне реки. Собирают насекомых и на берегу. Но больше им нравится охотиться в воде. Поэтому и живут оляпки у воды постоянно. Летают они хорошо, но опять-таки в основном над водой или поблизости от нее.

Гнезда — большие шары с боковым выходом — тоже делают у воды.

Орденские ленты

Этих очень красивых бабочек чаще называют ленточницами. Они относятся к многочисленному отряду совок, но, в отличие от своих сестер, никакого вреда не приносят.

Сидящую на стволе ленточницу увидеть очень трудно: ее верхние крылья со множеством волнистых полосочек, образующих сложный рисунок, удивительно похожи по цвету на кору дерева. Но вот бабочка шевельнулась, и мелькнуло что-то яркое. Взлетела — и яркой стала вся бабочка. Села на соседнее дерево, быстро сложила верхние крылышки «домиком», и опять стала незаметна.

Верхние крылышки бабочки — тусклые, хорошо маскирующие, а нижние — яркие. Они-то и выдают бабочку, когда она взлетает. Но на самом деле часто помогают спасаться. Бывает так: птица погналась за яркой бабочкой, а та вдруг исчезла. И сколько бы птица ни искала ее, не найдет. А бабочка, возможно, совсем рядом сидит на стволе, надежно прикрыв нижние крылышки верхними,— пусть птица ищет яркую!

Нижние крылья бабочек могут быть и красными, и желтыми, и голубыми. Но обязательно их перечеркивает темная полоса — лента. Отсюда и название — ленточница. Основное же название — орденская лента — бабочка получила за то, что общий тон и «выработка» нижних крыльев несколько напоминает муар — ткань для орденских лент.

Если нижние крылья у бабочки красные, она называется красной (малиновой) ленточницей, если желтые или голубые, соответственно: желтой и голубой ленточницей.

Голубая — одна из самых крупных наших бабочек и одна из самых красивых. К сожалению, ленточниц становится мало, поэтому малиновая и голубая внесены в Красную книгу России.

Ленточницы — бабочки ночные, днем взлетают, если их вспугнуть. Летают плохо, и поймать бабочку нетрудно. Но делать этого, конечно же, не надо.

Время лёта ленточниц — с середины лета до осени. Если осень не очень холодная, голубых ленточниц можно увидеть даже в октябре. Гусеницы встречаются в мае — июне на тополе, вязе, иве, клене. Но поскольку гусениц всегда мало, вреда ленточницы принести не могут.

Орешник

Замечательный советский садовод И. В. Мичурин, говоря о возможностях растений, которые пока еще остаются неиспользованными, образно назвал «хлебом будущего» орехи и продукты их переработки.

Что ж, орехи действительно кладезь питательных веществ. Но какие же орехи имел в виду ученый?

Ведь далеко не все то, что мы привыкли называть орехами, является ими с точки зрения ботаников. Специалисты утверждают, что настоящим орехом можно называть лишь плод без мягкой оболочки. Оболочка должна быть деревянистой. Кедровый орех, например, только семя, буковый — только орешек...

А настоящие орехи, считают ботаники, дает неказистый на вид, но хорошо всем известный кустарник — лещина, или орешник обыкновенный.

Заросли орешника у нас не в диковинку. Лещина занимает в нашей стране территорию в миллион гектаров, главным образом, в средней полосе России. Одна из первых примет весны — как раз пробуждение лещины. Большинство растений еще только готовится к весне, а на орешнике уже висят отяжелевшие сережки, рассыпая облачка золотистой пыльцы. Опыляется орешник, как и ольха, ветром. И происходит это ранней весной, пока еще на деревьях нет листьев и они не мешают опылению. Недаром в старину у некоторых народов лещина была символом весны, жизни.

В конце лета наступает пора сбора орехов. Охотников до них хоть отбавляй. Орехи вкусны, к тому же ядра их очень полезны: богаты маслом, белками,
сахаром. Орехи в восемь раз питательнее молока.

Но, к сожалению, любители орехов часто варварски относятся к самому орешнику: ломают ветки, а то и стволы, которые не очень прочны. Ломают и по неосторожности, и из желания как можно поскорее и побольше набрать орехов. А ведь и на следующий год захочется прийти за орехами. А куда пойдешь, если орешник губится из года в год, и его остается все меньше и все меньше кустов плодоносит? Нет, настоящий любитель природы не станет так поступать. Он и к деревцу отнесется бережно, и орехи не все соберет, не пожадничает, оставит на верхних ветвях для белок.

Орхидеи

Лет двести пятьдесят назад, может быть, чуть больше, люди открыли цветы необыкновенной красоты. Росли они в почти непроходимых лесах Центральной и Южной Америки. Эти цветы так поразили любителей, что начался настоящий «орхидейный бум», особенно в Европе.

Но доставить орхидеи в Европу было очень трудно. Охотники за орхидеями гибли в непроходимой сельве от голода и укусов ядовитых змей, губили их болезни и хищные звери. Но если даже экспедиции и возвращались благополучно, то цветы не всегда удавалось довезти. Если же растения не погибали в пути, они часто вяли на клумбах и в оранжереях — садоводам и цветоводам никак не удавалось «приручить» цветы тропиков. Успех был достигнут лишь через сто с лишним лет после открытия орхидей. Да и то неполный.

Об орхидеях написано множество книг — и о самих цветах, и о приключениях охотников за этими растениями, им посвящены научные трактаты и исследования. Великий натуралист Ч. Дарвин на основании своих исследований и наблюдений за орхидеями написал о них большую книгу.

Но во всех книгах и исследованиях описаны экзотические орхидеи — жительницы тропиков. Южная природа любит крупные размеры, яркие краски, причудливые формы. Но, оказывается, не все орхидеи такие причудливые, потому что не все они жители тропиков. Орхидей очень много, сейчас уже известно свыше двадцати тысяч видов. (А известны, очевидно, еще далеко не все.)

В нашей стране распространено более ста двадцати видов этих цветов. Но если многие знают о существовании тропических орхидей, то о существовании отечественных часто и представления не имеют.

Большинство наших орхидей теплолюбивы — живут на Кавказе, в Крыму. Но есть и северные орхидеи. Одна из самых распространенных — любка двулистная. Вернее, была одной из самых распространенных. Еще сравнительно недавно она в изобилии росла даже в ближайшем Подмосковье. Сейчас и в малохоженых местах это растение стало редким.

Любку двулистную часто называют ночной фиалкой. Ночной потому, что именно ночью особенно сильно пахнет она. А вот почему фиалкой, непонятно. В родстве с анютиными глазками или другими фиалками она не состоит. Цветы ее белые, а не фиалковые (некоторые ученые считают, что название фиолетового цвета произошло от окраски цветков фиалок). И если кому-нибудь посчастливится встретить в лесу любку двулистную, он убедится в этом: немного растрепанные «свечки» цветущей любки, торчащие из травы, бело-серебристые.

Любкой это растение прозвали, видимо, потому, что когда-то верили: напиток, приготовленный из ее корней, обладает «привораживающей любовной силой». Двулистной же она зовется потому, что имеет два листа, несколько похожие на листья ландыша. А между листами тоненькая ножка, вверх, по которой взбегают душистые цветки — белые изящные — снежинки. Конечно, этим цветочкам далеко до экзотических. Но если присмотреться, и они очень хороши. А главное, они так же замысловато устроены, как цветы всех орхидей. Основное, что бросается в глаза,— нижний лепесток. У всех орхидей он самый яркий и самый крупный и всегда вздут — у одних больше, у других меньше. Называется этот лепесток губой. Губа и длинный изогнутый шло- nia позади цветка — типичные признаки всех орхидей. Есть эти признаки и у любки, есть и у другой орхидеи наших лесов, с которой любка часто селится рядом,— у ятрышника пятнистого.

Говорят, когда-то кукушка из-за чего-то очень расстроилась или на кого-то очень обиделась. И от горя или обиды стала плакать. Слезы падали на листья ятрышника и оставляли на них красновато-ржавые пятна. С тех пор это растение с пятнистыми листьями стали называть «кукушкины слезки».

Цветки у ятрышника не белые, а лиловые или светло-красные, исчерченные (в особенности губа) темными полосками, которые как бы указывают насекомым путь к нектару.

Формой у одного из ятрышников цветки напоминают шлем воина. Поэтому научное название растения — ятрышник шлемоносный.

Любке не нужен ни яркий цвет, ни другие подобные «ухищрения»; путеводной нитью для насекомых служит белый цвет — он хорошо виден в темноте — и, главное, запах, который становится особенно сильным ночью. Ятрышник же не пахнет так сильно, и насекомые находят его по ярким цветкам.

Еще одна северная орхидея — венерин башмачок. Из-за своей губы (а у этого растения она особенно вздута) цветок действительно напоминает крошечную туфельку. В народе поэтому называли ее «марьин башмачок», «кукушкин башмачок», «богородицыны сапожки». (Любопытно, что в Америке этот цветок называют «мокасинами», в Англии — «дамскими туфельками».) А ботаники дали этому растению имя кипридин (венерин) башмачок. Венера особенно почиталась на острове Кипр, где называлась Кипридой.

Венериных башмачков несколько видов. Все они редкие, но чаще других все-таки встречается башмачок настоящий. Растет он в сырых местах, и, если повезет, в начале лета можно увидеть его пурпурно-желтые цветы. Когда-то, не так уж давно, настоящий венерин башмачок был совсем не редкостью: рос в изобилии на Воробьевых горах, в Лефортове.

Самая крупная орхидея умеренной зоны — башмачок крупноцветковый. Ее фиолетово-розовые цветки достигают чуть ли не десяти сантиметров. Растет в более сухих местах: на лесных опушках и полянах, в сосновых и лиственных лесах.

А самая морозоустойчивая орхидея — калипсо, она доходит до лесотундры.

Ну, если калипсо — самая морозоустойчивая, то офрис — самая оригинальная.

На цветках этой орхидеи всегда много насекомых — ос и пчел. Но странное дело, насекомые сидят на цветках и утром, и вечером, и даже ночью никуда не деваются. Да и куда они могут деться, если эти насекомые и есть сами цветки! Очень здорово подделываются они под ос и пчел. А нужна им такая подделка для рекламы — вот, мол, сколько тут насекомых, значит, хороши цветки! И реклама действует безотказно — настоящие осы и пчелы охотно летят к офрису.

Впрочем, все орхидеи как-то изощряются, чтоб приманивать насекомых. У одних очень удобная «посадочная площадка» — широкая губа, у других она еще и покрыта расписным ковром, у третьих — точные указатели, где брать нектар. И вход в цветки всегда свободен — тоже приманка для насекомых. А вот выход из цветка не всегда есть. То есть он имеется, но насекомому трудно им воспользоваться: назад нельзя — края цветка загибаются внутрь и не позволяют выбраться, а впереди лишь узкая щель в конце шпорца. Пробраться через нее можно лишь с трудом. Конечно, насекомые протискиваются сквозь эту щель, что им остается делать? И пока возятся, к ним прилипают «пакетики», в которые упакована пыльца цветка. Когда насекомое перелетит на другой цветок, «пакетики» там отлепятся, и пыльца попадет по назначению — произойдет опыление. Но для того чтоб пыльца попала по назначению, то есть на рыльце другого цветка, необходима большая точность. А как рассчитать? Насекомые не рассчитывают, им это ни к чему. Рассчитало само растение: в течение многих тысячелетий оно подбирало опылителей по величине, весу, длине хоботка. В конце концов, каждое подобрало себе таких «помощников», которые, получив «пакетик» на одном цветке, оставят его совершенно точно в определенном месте на другом.

Однако не всегда подобные операции проходят успешно. И хотя у орхидей большое количество семян (у венериного башмачка, например, каждый цветок дает их не менее десяти тысяч), далеко не все они прорастают. Дело в том, что у орхидей, в отличие от других цветковых растений, семена не имеют запаса питательных веществ. Поэтому прорасти они могут только с помощью специальных грибов. А грибы не всегда оказываются там, куда падают семена.

Но даже при самых благоприятных обстоятельствах любка двулистная, например, зацветает только на шестой- седьмой год, а венерин башмачок — на пятнадцатый — восемнадцатый. Ну, а дальше где гарантия, что они долго просуществуют и не сорвет их чья-то бездумная рука? А именно так и происходит повсеместно — орхидеи постоянно становятся жертвами любителей лесных цветов. И исчезают безвозвратно эти скромные красавицы наших лесов.

Но ведь есть и другие причины исчезновения орхидей, которые мы не можем предотвратить: осушаются болота, вырубаются леса — меняется привычная для орхидей обстановка, и «встречи» с необходимыми грибами, без которых орхидеи не могут расти, становятся от этого менее вероятными. Вот почему все орхидеи повсеместно взяты под охрану, их запрещено рвать, выкапывать. А более тридцати пяти видов, ставших особенно редкими, внесены в Красную книгу России.

Осина

Не повезло осине. Невесть с каких пор пошла о ней дурная молва: никчемное дерево! Так прямо и говорили: «Осина — не древесина». А ведь вроде и красива, и показать себя умеет. Вот только что была

в серовато-серебристом наряде, а налетел ветерок, и дерево «переоделось», стало зеленовато-бурым. Опять подул ветер — осина оказалась снова в серебристо-сером наряде...

Конечно, никакого чуда нет. Просто листья осины с одной стороны серебристо-сероватые, с другой — зеленовато- бурые. А длинные тонкие черешки у них не цилиндрические, как у листьев других деревьев, а в верхней части сплюснутые. Поэтому при любом ветерке они поворачиваются то вправо, то влево, а с ними и листья колеблются, дрожат, поворачиваются, показывая то одну сторону, то другую. За это дрожание и за то, что листья молодых осинок очень похожи на тополиные, получила осина научное название — «тополь дрожащий», а в народе очень давно появилась поговорка: «Дрожит как осиновый лист».

Осине и в самом деле приходится дрожать за свое будущее: семена ее слишком ненадежны. И не потому, что очень малы — простым глазом едва их разглядишь,— а потому, что могут прижиться они, только если сразу попадут на открытую влажную почву. А где в лесу найдешь такую? Почти всюду мох, лишайники или опавшая листва.

И осина, не надеясь на семена, уповает на хитрости: от корня взрослого дерева, расположенного неглубоко в земле, появляются молодые осинки. На одном родительском корне таких отпрысков может быть до десятка. Причем часто на значительном расстоянии от материнского дерева: метров за тридцать — тридцать пять.

Молодые осинки быстро набирают силу, за лето дают метровый побег. Казалось бы, расти им да расти. Но они слишком нежные и слабые — боятся жаркого солнца и безводья. И очень часто погибают.

К тому же многие обитатели леса норовят полакомиться осиновой корой. И зайцам она по вкусу, и косулям, и лесным великанам лосям. А бобры, хоть и ставят иногда свои домики среди ивняка или черной ольхи, предпочитают селиться на реках, по берегам которых растет их любимый корм — осина.

Но есть у осины и достоинства. Первое: растет быстро — к тридцати годам она способна дать столько древесины, сколько ель и сосна дают к столетнему возрасту. Выходит, пока «поспеет» хвойный лес, можно получить три урожая осины. Древесина осины используется в бумажной, деревообрабатывающей, химической промышленности, годится она и для производства мебели и строительных материалов.

Другое достоинство осины: стойко выдерживает она натиск дождей и снегопадов. Дома, построенные из осиновых бревен, хотя и не так красивы, как сосновые, но служат нисколько не меньше. Сто лет простоят, и хоть бы что!

В старину осиновой щепой крыли крыши. Они и служили долго, и выглядели привлекательно. Такие крыши и сейчас можно увидеть на старинных постройках в Ростове — Ярославском, в Суздале. Осиновым лемехом крыты легендарные деревянные храмы в Кижах.

Интересно, что чем больше служит осиновое бревно, тем оно становится крепче, как бы каменеет. Столетнее бревно и топором не всегда возьмешь, а древесина свежесрубленного дерева, наоборот, мягкая, легко обрабатывается, красится в любые цвета, словно хлопчатобумажная ткань. Поэтому осина — основной материал для производства спичек: легко обрабатывается, хорошо впитывает влагу (спичечную соломку пропитывают особым составом, чтоб не тлела), горит без копоти и угара.

Древесина этого дерева в прежние времена не раз выручала людей в нужде. Фактически осина становилась кормилицей. Крестьяне многих районов, в частности Заволжья, где часто случались неурожаи, жили производством ложек из осины (а они ценились выше березовых), вытачивали столбики — балясины — для балконов, вырезали чашки и плошки. А из тонких, мягких, шелковистых стружек осины плели корзинки, делали шляпы.

Издавна использовалась осина и в народной медицине. Конечно, были и суеверия, связанные с этим деревом. С одной стороны, суеверные люди объявляли осину «проклятым деревом»: во-первых, оно дрожит, значит, боится чего-то; во-вторых, почти не дает тени, хотя крона у него пышная; в-третьих, горит хоть и ярко, а тепла и жару мало от осиновых дров. Все это, конечно, неспроста. Но с другой стороны, лечили корой и почками, листьями и даже поленьями осины от разных болезней.

Наука доказала абсурдность суеверий, связанных с этим деревом, подтвердила целебные свойства его.

И получается, что у осины не так уж мало достоинств. Так почему же осину считали никчемным, ненадежным деревом? Оказывается, при всех ее достоинствах имеется у осины очень серьезный недостаток: не встречается почти ни одного взрослого дерева, не пораженного гнилью.

Осину с «детства» поражает гриб — поселяется внутри ствола и постепенно превращает древесину в труху. С виду будто хорошее дерево, а спилишь — гниль!

И вдруг в 1948 году сначала в лесах Костромской, затем в Калининской и некоторых других областях были обнаружены «островки» невиданных зеленокорых осин. Стволы у них ровные, чистые, без единого сучка, кора светло- зеленая, гладкая. Ростом осины намного превосходили соседние ели и сосны — зеленым шатром возвышались над ними. А главное — ни одна не была поражена грибом. Сколько стволов ни исследовали, все здоровы.

Сначала решили, что это какая-то неизвестная разновидность осины. Но потом поняли: именно такой осина и должна быть. А в ее бедах во многом повинны люди. В течение долгих лет вырубали они в первую очередь здоровые деревья, а пораженные грибом оставляли в лесу. Эти деревья давали потомство, предрасположенное к болезни. Так, в конце концов, и вышло, что в лесах росли главным образом осины, пораженные грибом. Вот потому-то на осину и махнули рукой: чего, мол, ждать от этого дерева, все равно гниль!

Оставалось одно: исправить ошибку, вернуть осине ее былое здоровье.

Ученые взяли в союзники немногие сохранившиеся осинники, которые не боятся нашествия гриба, нашли способ быстро размножать этот сорт. Тут-то осина и показала себя: и ростом стала выше (до пятидесяти метров вытягивается), и вширь раздалась (метровой толщины достигают теперь ее стволы). А если прибавить к этому быстрый рост, то станет ясно, какого союзника получили лесоводы. Теперь уже никто не ругает осину — на нее надеются, верят в ее большое будущее, словно подтверждая суждение И. С. Тургенева: «Хлопотливая, неугомонная хозяйка среди русских дерев».

Осы

Ос, наверное, знают все. Знают, что они обычно живут большими семьями в круглых гнездах и что с ними лучше не иметь дело. Да, верно, оса больно жалит. Мало того, стоит осе ужалить человека, как тут же появляются другие. Оказывается, нападающая оса не только жалит, она выбрызгивает крошечную капельку особой жидкости, запах которой чувствуют другие осы даже на значительном расстоянии. Для них это сигнал: «в атаку». И осы атакуют всем обществом.

Гнезда свои осы не прячут, часто устраивают их поблизости от человеческого жилья. В поисках еды насекомые эти не страшась залетают в комнаты.

Взрослые осы — лакомки, питаются нектаром, сладким сиропом, соком. Личинок же выкармливают гусеницами, мухами, муравьями — в общем, любыми насекомыми, с которыми могут справиться. В человеческом жилье и близ него ос привлекают фрукты, ягоды, мед, варенье. Но если они увидят мясо, охотно начнут отщипывать от него кусочки, правда, не для себя, а для личинок.

Насекомые, о которых идет рассказ, называются общественными осами. Достаточно хотя бы издали посмотреть на гнездо, где они живут большими семьями, «обществами», чтобы понять, почему они так названы. А почему они еще называются бумажными, станет ясно, если осенью взять в руки опустевшее гнездо: оно действительно бумажное.

Бумагу, как известно, делают из древесины, которую обрабатывают на специальных фабриках. Оса сама себе и заготовитель, и фабрика. Сначала она соскабливает крошечные кусочки древесины — заготавливает сырье. Потом перетирает их во рту, пережевывает, смачивая слюной, добавляет воду, прессует. Образуется комочек, с которого оса снимает тоненькую стружку — полоски еще сырой, но уже настоящей бумаги. Из этой бумаги и строят осы дом.

Конечно, бумажное строение хоть и многослойно, но очень непрочно. Однако вряд ли найдутся желающие разрушить это гнездо: осы немедленно станут на защиту своего жилища. А вот от колебаний температуры бумажные стены прекрасно защищают.

Зимуют только самки, а самцы и рабочие осы осенью гибнут. Появившись весной, перезимовавшая где-то в укрытии самка строит примитивное маленькое гнездо, откладывает яички и выкармливает личинок. Из личинок появляются рабочие осы, которые тут же принимаются надстраивать, увеличивать гнездо, а самка начинает откладывать новые яйца. Дальше все делают рабочие осы — и расширяют по мере надобности гнездо, и ухаживают за самкой и личинками, и кормят их пойманными и размельченными насекомыми. Самка почитается у ос так же, как и у всяких общественных насекомых. Но в случае ее гибели трагедии не происходит — яйца начинают откладывать рабочие осы, отличающиеся от самки лишь величиной.

Общественные осы похожи друг на друга, но, приглядевшись, можно убедиться, что у них разная окраска. Да и гнезда они делают в разных местах. Например, лесная оса подвешивает свое гнездо на ветках или на чердаках, германская рыжая и обыкновенная строят гнезда в земле, в норах грызунов.

Особняком стоят шершни — самые крупные из общественных ос. Они устраивают гнезда в дуплах, заброшенных скворечниках, обклеивая его «обоями» — бумагой собственного изготовления. Часто поселяются шершни около пасек, ловят пчел и этим сильно вредят пчеловодству. Да и вообще насекомое это неприятное — укол его болезнен и может вызвать у человека сильное повышение температуры.

Но не все осы живут «обществами». Немало ос живет одиночно. Они так и называются — одиночными. Убежища для потомства эти осы устраивают повсюду. Причем у некоторых убежища бывают очень сложными. Например, стенная оса выгрызает в глинобитных стенах ход, служащий ее личинкам основным укрытием, а вынутую глину размачивает и из нее делает иногда довольно длинный «коридор». Пилюльная оса делает «пилюльки» — глиняные кувшинчики, которые прячет под камни или подвешивает на травинках. Эти кувшинчики она, отложив в них яйца, наполняет гусеничками и запечатывает. Но самое интересное гнездо у пелопея — настоящая крепость из глины. Снаружи это сооружение не очень-то приглядно, но зато внутри находятся отполированные до блеска трубочки, в которых находятся личинки и заготовленные для них пауки. Личинки там и окукливаются, а появившийся взрослый пелопей прогрызает стенку и вылетает наружу.

И все-таки большинство одиночных ос роют норки в земле. За это их называют еще и роющими. Рытье нор — работа очень нелегкая, особенно если учесть, что норки осы делают нередко в твердом грунте. Долгое время люди не могли понять, как им это удается, пока не открыли у ос удивительную особенность.

Наблюдатели замечали, что, роя норку, оса усиленно машет крылышками. Казалось бы, какой непроизводительный расход энергии: ведь крылья не участвуют в землестроительных работах. Нет, оказывается, участвуют! Как выяснилось сравнительно недавно, на груди у осы, между мышцами, управляющими работой крыльев, имеются специальные воздушные мешочки. Крылья работают, мышцы с огромной скоростью сокращаются и сжимают эти мешочки. Воздух из мешочков быстрыми сериями импульсов по специальным каналам идет к челюстям осы, заставляя их вибрировать. Вибрируют челюсти осы с огромной частотой, и одного их прикосновения достаточно, чтобы даже в твердой почве образовалось углубление. Неудивительно, что в короткий срок с помощью такого «отбойного молотка» она роет глубокую норку.

Норка — это только часть дела. Когда норка готова, оса отправляется на охоту, разыскивает паука или какое-нибудь насекомое, очень точно втыкает жало в нервный узел жертвы и парализует ее. Однако сейчас существует другая точка зрения: жертва парализуется не уколом в нервный узел, а особым ядом. Но так или иначе, жертва обездвижена, доставлена в норку, и там оса откладывает яйца. Дело сделано, но не закончено. Оса зарывает норку, заравнивает поверхность, даже утрамбовывает, пользуясь для этого специально подобранным камешком. Появившиеся из яиц личинки быстро съедают первоначальные запасы, поэтому родительнице приходится их постоянно пополнять. Если учесть, что у некоторых роющих ос не одна норка, то можно представить, сколько за время развития личинок оса переловит и перетаскает своему потомству насекомых, в том числе и вредящих, таких опасных, как тли и листоблошки, личинки долгоносиков и листоверток. Осе, которую называют носатый бембекс, чтоб выкормить только одну личинку, нужно шестьдесят мух или двадцать пять слепней.

Все осы — истребители вредящих насекомых и заслуживают того, чтоб к ним хорошо относились. А сколия-гигант и степная сколия заслуживают этого еще и потому, что стали редкими и занесены в Красную книгу России.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

mobil atf 220 атф 220
 
фара купить запчасть 6K5941701A Skoda Audi Volkswagen Seat
 
bitcoin mixing service
 
https://myfreemp3.click