Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Библиотека Книга Жизни Гага, гадюка, галка, гвоздика, герань, голуби, голубика, горихвостка, горностай, грачи, гречиха земноводная, грибы, гуси

Гага, гадюка, галка, гвоздика, герань, голуби, голубика, горихвостка, горностай, грачи, гречиха земноводная, грибы, гуси

Гага - птица с трагической судьбой

Трагическая судьба постигла немало птиц. Одних уничтожали ради мяса, других убивали ради прихоти, третьих считали вредными и тоже уничтожали почем зря. Многие птицы, на свою беду, имеют красивое оперение или теплый и легкий пух, что тоже стало причиной их массового уничтожения. Очень характерна в этом отношении история гаги.

Гага гнездится на Севере, яйца откладывает в конце мая, когда в тех краях еще достаточно прохладно. Однако яйцам не страшны холода: заботливая мамаша укутывает их теплым и легким пухом. Пух этот — она выщипывает его с груди и брюшка — особенный: не сваливается в комок, а лежит в гнезде высокой пушистой шапкой. Люди уже давно оценили гагачий пух и давно начали отбирать его у птиц.

Гагачий пух был одним из сокровищ Севера, и за ним, как за семгой и бобровыми шкурками, приплывали иноземные купцы. С открытием Архангельского порта (первого в России) вместе с традиционными русскими товарами — медом и пенькой, воском и лесом, рыбой и пушниной — уплывал за море и гагачий пух. Сейчас неизвестно, сколько в те времена вывозилось всего этого товара, но известно, что еще сто пятьдесят — двести лет назад за границу отправлялось несколько десятков тонн пуха ежегодно. А ведь для того чтобы собрать фунт (четыреста граммов) пуха, надо было разорить не менее десяти — двадцати гнезд. Требуется ли говорить, какой урон наносило это птичьему населению Севера?

В результате варварского промысла (не только собирали пух с гнезд, но и стреляли взрослых птиц круглый год) гаги покинули морские побережья и стали селиться лишь на островах. Но и там не оставляли их люди в покое.

Птицы хорошо приспособлены к суровым условиям жизни. Собственно, почти вся их жизнь проходит на воде — там и спят, там и корм добывают. И только во время гнездования выбираются на сушу.

Три — шесть крупных желтовато-зеленых яиц самка откладывает на пуховую подстилку в гнезде и прочно садится на них. Насиживает дней двадцать пять-двадцать шесть и все это время ничего не ест. Появившиеся птенцы еще день-два сидят в гнезде, а затем отправляются вслед за мамашей в воду. Иногда гаги устраивают гнезда на высоком обрывистом берегу, и море плещется далеко внизу. Но птенцов высота не смущает. Когда приходит время, они храбро прыгают с обрыва и медленно опускаются на воду — густой пух служит им как бы парашютом. И вот уже маленькая флотилия следует за флагманом, который и приводит их в какую-нибудь закрытую бухточку. У малышей много врагов, в первую очередь — чайки. Для безопасности несколько выводков объединяются, и охраняют их, следя за окружающей обстановкой, уже не одна, а две или даже четыре-пять мамаш. Так легче увидеть опасность и дать команду нырять.

Гагачий «детский сад» существует месяца- два.

Все это относится к гаге обыкновенной и к другим видам. Всего четыре вида гаг. Отличаются они друг от друга размерами и окраской. Но по количеству и качеству пуха с гагой обыкновенной не может сравниться никто из птиц.

Гадюка

Единственная ядовитая змея, распространенная в европейской части России,— гадюка обыкновенная. Да, укус ее небезопасен. И в то же время гадюка не так страшна, как это часто представляют. Ведь многие убеждены: змея только тем и живет, что подкарауливает людей, только и ждет случая, чтоб вцепиться в кого-нибудь и впрыснуть ему в ногу или руку хорошую порцию яда. Ей так этого хочется, что она сама готова гоняться за человеком. На самом же деле змеи при встрече с людьми стараются поскорее спрятаться, уползти. И кусают только будучи рассерженными или в случае необходимой обороны. Это было известно давно. Еще в 1780 году русский врач Д. С. Самойлович писал, что змея «сама нагло никогда не нападает, ежели ее наперед не задеть и не растрогать; а ежели когда случится, что она человека или скотину уязвит, то сие должно завсегда в мысли своей всякому иметь, что она была каковым-нибудь случаем задета или раздражена».

Мало того, если гадюке случается встретиться с человеком, то и тогда она нападает далеко не сразу. Сначала шипит, делает ложные выпады — предупреждает и как бы предлагает разойтись мирно. И стоит человеку отступить — гадюка немедленно уползает.

Гадюка обыкновенная может быть и серого, и бурого, и зеленого цвета, но обязательно имеет волнистую или зигзагообразную линию, проходящую вдоль всей спины. Это верный признак, по которому можно отличить ее от других змей. Гадюка обычно малоподвижна, кажется какой-то флегматичной, не любит ни жары, ни холода. Живет в лесах и лесостепях, на зарастающих гарях и по берегам водоемов, на болотах и лугах — в общем, всюду, где влага, где можно укрыться от зноя и холода. У гадюк есть собственная территория площадью от двух до четырех гектаров, на которой, как правило, эти змеи живут парами. Так называемые «змеиные очаги» — скопление змей — встречаются редко. Правда, на зимовку собираются в одной какой-нибудь пустующей норе или яме глубиной как минимум метра в два от нескольких штук до нескольких десятков гадюк. В отличие от других холоднокровных животных, которые часто массами гибнут в суровые зимы, гадюки почти всегда доживают до весны. И не только потому, что, собравшись в клубок, они таким образом в какой-то степени согревают друг друга, и не только потому, что свои зимние убежища они устраивают ниже зоны промерзания, но и потому, что очень хорошо чувствуют приближение холодов. Никогда похолодание, даже временное, не застанет их врасплох.

В зимней спячке гадюки проводят примерно дней сто восемьдесят и вылезают из убежищ ранней весной.

Основная пища молодых гадюк — насекомые. Взрослые питаются главным образом грызунами. Но насекомыми они тоже не пренебрегают. Особенно степные гадюки, в рационе которых шестиногие занимают значительное место.

Степная гадюка обычно не более полуметра в длину, в то время как обыкновенная изредка достигает и метра (средняя же величина обыкновенной — шестьдесят сантиметров). Питаются степные гадюки насекомыми и мелкими грызунами. Как и обыкновенная, степная гадюка не нападает на людей, не преследует их и тем более не прыгает навстречу, хотя об этом иногда рассказывают якобы очевидцы. Гадюки вообще не способны прыгать. Степная гадюка, как и обыкновенная, активна только ночью. Но лишь в первую половину ночи, в это время земля еще не остыла после дневного зноя. Когда температура на поверхности падает, степная гадюка уходит в свое убежище. Но тем не менее днем ее можно увидеть чаще, чем обыкновенную гадюку,— она время от времени любит погреться на солнышке. При виде человека степная гадюка не торопится уйти, а прижимается к земле, рассчитывая на свой маскирующий наряд. Почему она себя ведет именно так, станет ясно, если мы представим себе обстановку, в которой живут обыкновенная и степная гадюки. Обыкновенная чуть отползла — и нет ее, скрылась в траве, под корнями деревьев, под кучей хвороста. А куда деться степной, если вокруг все голо? Да сверху еще высматривают добычу хищные птицы. Единственное спасение — прижаться, замереть и стать невидимой. И это ей хорошо удается.

Люди гадюк не любят, боятся, убивают при каждом удобном случае, а то и объявляют им войну. Известны случаи, когда в определенных районах изводили гадюк чуть ли не полностью. Но вскоре на жителей этих мест обрушивалась «мышиная напасть» — огромное количество неизвестно откуда взявшихся грызунов. И невдомек было людям, что сами они накликали напасть, уничтожая змей. Не знали они, что именно гадюки в значительной степени сдерживают размножение грызунов, которые, выйдя из-под контроля, могут расплодиться в огромных количествах. А это — не только гибель урожая, не только уничтожение запасов в амбарах и хранилищах. Это чума и туляремия, инфекционная желтуха и многие другие опасные заболевания, возбудителей которых разносят грызуны. И там, где становится меньше змей, многократно увеличивается опасность эпидемий.

Есть еще одна гадюка — кавказская. В нашей республике она встречается лишь в Краснодарском крае, да и там настолько редко, что занесена в Красную книгу РСФСР.

Змеи важны не только для сохранения биологического равновесия. Они, в том числе и обыкновенные гадюки,— поставщики ценнейшего лекарственного препарата — яда. Сейчас в наш век всеобщей просвещенности это хорошо известно. В некоторых странах змеи взяты под охрану. Приняты меры для охраны змей и в нашей стране. В Подмосковье, например, постановлением Московского Совета категорически запрещено убивать гадюк.

И тем не менее их активно уничтожают или стараются уничтожить при любом удобном случае — очень уж живучи предрассудки. И в единоборстве с природой в данном случае, как, к сожалению, и во многих других, победителем оказывается бессмысленная жестокость. А ведь еще в прошлом веке известный русский герпетолог

А. А. Емельянов на любом собрании обращался к присутствующим с тремя фразами. «Дамы и господа! Змеи — друзья человека. Берегите змей!» Между тем тогда о змеях было известно гораздо меньше, чем сейчас. Так с какими же словами надо обращаться к людям в наши дни, чтобы они, наконец, осознали, как нужны змеи, и чтобы изменили свое отношение к ним?

Галка

Эту птицу знает каждый городской житель. Сейчас их, как и ворон, в городах больше, чем вне города. Но если кто-то не узнает птицу, она сама представится. «Га-ля»,— скажет она, и сразу ясно — это галка.

Да, галки все больше становятся горожанками. И если раньше гнездились на деревьях, колокольнях, водонапорных башнях, то сейчас умудряются устраивать гнезда и за вывесками магазинов, и в вентиляционных люках новых домов, и в других местах, которые прежде, очевидно, казались галкам совершенно неподходящими для жилья. Конечно, галки селятся и в лесах, и по берегам рек, и в старых развалинах. Но, видимо, городская жизнь им сейчас больше по душе. И не смущает их ни шум, ни загрязненность воздуха, ни близость человека. И ведь что любопытно — зимой к человеческому жилью из леса прилетает немало птиц, так как тут легче прокормиться, легче пережить трудное время. Галки же часто на зиму отправляются в теплые края или откочевывают в южные районы, а летом кормятся на окраинах городов или за их пределами. Спрашивается, какой им смысл жить рядом с человеком? Жили бы там, где находят еду. Нет, хотят жить именно в городе и нередко в самом его центре. Конечно, тут тоже можно неплохо прокормиться, к их услугам мусорные бачки, например. И многие пользуются ими. Но другие все-таки предпочитают естественную пищу — насекомых и их личинок. Недаром же со второй половины лета, когда подрастают птенцы, галки часто объединяются с грачами и кочуют вместе с ними. Причем тут и «деревенские», и «городские» жительницы.

Конечно, эти птицы в городах жили издавна, и «стаи галок на крестах», как писал А. С. Пушкин, были всегда типичной картиной для русских городов. Однако сейчас галок из многих городов вытеснили вороны. И жаль.

Хоть галки и не очень приятные соседи, но люди всегда относились к ним доброжелательно: и внешне они симпатичные, и особых проказ за ними не числится, и пользу, уничтожая вредящих насекомых, они приносят немалую.

Гвоздика

Народ всегда давал точные и меткие названия растениям. Но, пожалуй, одно из самых точных он дал гвоздике: «искорки». Действительно, будто искры сверкают ее цветки в зеленой густоте травы. Много ниже это растеньице окружающих его трав, а все- таки всегда заметишь красно-розовые звездочки — пять зазубренных, горизонтально расположенных лепестков гвоздики.

Самые распространенные у нас — гвоздика луговая и травянка. И растут они в одних и тех же местах — на лугах и опушках, по склонам оврагов и в редколесье. И похожи они, хотя специалисты найдут, конечно, у них немало различий. Для неспециалиста же главное отличие в листьях и в цветках: у травянки листья поменьше и цветки не такие яркие.

Общего же у них много. Главное — необыкновенное обаяние и удивительный аромат. И еще то, что пчелы облетают их. Нектар у гвоздики спрятан далеко, пчелам не добраться до него. Зато бабочки очень любят гвоздики, своими длинными хоботками они доберутся, куда им надо.

Скромный цветок гвоздика. Не лезет вверх, не тянется никуда, а среди пышных, ярких красок летнего луга вообще мог бы потеряться. Но нет, не потерялся. Давно заметили гвоздику люди. И почему-то именно ее назвали древние греки «цветком Зевса», именно о гвоздике сложили много легенд и почему-то именно на гвоздику обратили особое внимание цветоводы.

Один из первых русских ученых-естествоиспытателей А. Т. Болотов писал: «Гвоздика есть первая из любимейших цветов у охотников до оных». Действительно, еще четыре века назад занялись люди гвоздикой, и за это время появилось несколько тысяч сортов садовой гвоздики. Но не только среди цветоводов оказалось много «охотников до оных» цветов, гвоздика стала любимым цветком у многих народов, стала талисманом.

Так, во Франции, девушки, провожая парней на войну, дарили им гвоздики как талисман. Талисманом служили гвоздики в Италии. В Бельгии гвоздики были любимыми цветами углекопов, там она была и знаком родительского благословения. В Германии рабочие считали гвоздику символом верности. Но самым главным, международным символом гвоздика стала у тех, кто поднимался на борьбу за свободу.

С гвоздикой в петлице сражались и умирали парижские коммунары, и огненным ковром горит она сейчас на парижском кладбище Пер-Лашез у Стены коммунаров. Она пламенеет на могиле Маркса в Лондоне и на могиле Герцена в Ницце. Австрийские рабочие, отмечая годовщину революции 1848 года, засыпают могилы павших бойцов гвоздиками.

В 1917 году она алела на груди восставших пролетариев в России. В 1952 году фашисты, захватившие тогда власть в Греции, судили замечательного греческого поэта-коммуниста Никоса Белоянниса. Пабло Пикассо запечатлел его на суде трибунала — Белояннис стоит с гордо поднятой головой, держа в руках гвоздику.

В 1974 году, когда в Португалии была свергнута фашистская диктатура, народ вышел на улицы и площади с гвоздиками в руках, а солдаты воткнули цветки гвоздики в стволы винтовок.

Конечно, это были не те гвоздики, которые мы видим на лугу или на опушке. Сейчас символ верности, отваги, эмблема борьбы и революции — яркая, крупная садовая гвоздика. Но и маленькие «искорки» в зеленой траве — далекие предки ярких, пламенных гвоздик — напоминают нам о многом!

Герань (журавельник)

Летом герань встретишь всюду: в лесу — лесную герань, на лугу — луговую, на болоте — болотную. У каждой есть свои особенности, свои отличия, но все эти растения похожи друг на друга в основном, и, главное, все они — неизменное украшение российского пейзажа.

Лиловые и пурпурные цветки герани радуют глаз с июня до начала осени. Потом лепестки опадают, и на месте цветков появляются причудливые «носатые» плодики. Еще древние греки обратили внимание на эти плодики и, найдя в них сходство с птичьими клювами, назвали растение «журавельник». В России это растение тоже часто называют «журавельником». (Но не надо путать с родственником герани — аистником, который называется официально журавельником.)

«Носатый» плодик — характерный признак герани. Но по нему растение узнать можно только после того, как оно отцветает. А во время цветения — по цветку: и по окраске его, и потому, что у всех гераней цветок из пяти свободных лепестков, завязь — пятигнездная, пяти- лопастная, пестик с пятью нитевидными рыльцами. В общем — «пятерочный» цветок!

У герани луговой цветки синие или лиловые, как бы поникшие, у лесной — пурпурные и фиолетовые цветки подняты вверх. Что же касается болотной, то ее светло-фиолетовые или пурпурные цветки могут выглядеть по-разному: если стебель опирается на какое-то растение, имеющееся поблизости, они смотрят вверх, если опоры нет, стелются. Но вот доросла или дотянулась герань до опоры, и поднялось все растение, поднялись и цветочки.

Когда-то герань считалась целебной травой. Сейчас она не числится среди лекарственных растений. Но среди растений, украшающих нашу жизнь, она занимает видное место. Из леса или с луга пришла она к человеку. И люди сейчас любуются красивыми цветами домашней герани, вдыхают ее прекрасный запах. Причем не только летом, но и зимой красуется герань на подоконниках.

Голуби

Когда говорят о голубях, обычно вспоминают домашних декоративных, искусственно выведенных человеком, или других — сизых почтовых, или их предков, которые сейчас бродят по улицам и площадям городов. Именно бродят! Летать, конечно, умеют, но так обленились, что делают это очень неохотно. Голуби вообще ходят хорошо. Пищу они, как правило, собирают на земле. Но и летают прекрасно — быстро, маневренно. Живут голуби стаями, причем иногда очень большими.

Гнезда строят немудреные, и в них по два, а то и по четыре-пять раз в году откладывают яйца. Детишки появляются на свет голенькими, беспомощными, и родители выкармливают их «птичьим молоком». Конечно, никакого отношения к настоящему молоку птичье не имеет, просто в момент появления птенцов у родителей слизистые покровы внутренних стенок зоба набухают и начинают выделять вещество, напоминающее творожную массу. В этой массе размягчаются съеденные птицами семена, получается своего рода питательная смесь, которую можно было бы назвать «птичьим творогом». Но поскольку малышей обычно выкармливают молоком, то и о голубином говорят: «молоко».

Кормят малышей голубь и голубка по очереди, так же, кстати, как и насиживают яйца. Недели через четыре птенцы улетают, а родители приступают к ремонту старого или постройке нового гнезда. У голубей нередко бывает несколько гнезд. Строят так: самка сидит на выбранном месте, а самец носит «стройматериалы» — веточки, палочки, всякую ветошь. Самка, не сходя с места, подсовывает это все под себя. Гнездо получается рыхлое, но голубей оно устраивает. Тем более, что отделочными работами заниматься некогда — иногда в одном гнезде еще сидят птенцы, а в другом уже лежат яйца, которые требуют насиживания.

Жизнь всех голубей, несмотря на вариации, в основном схожа. Все они — зерноядные, все имеют по нескольку кладок в год, все выкармливают птенцов «молоком», у всех небрежные гнезда, все пьют по-особому, «по-голубиному» — не закидывают голову, набрав в клюв воды, а опустив в нее клюв, сосут. У всех имеется большой, разделенный на две части зоб.

Конечно, сизые голуби (или сизари) живут не только в городах, где превратились в фактических нахлебников человека и почти утратили свои природные качества — быстроту, стремительность полета, жизнестойкость.

Дикие сизые голуби обычно живут на скалах, в ущельях, а там, где нет скал и ущелий,— в глубоких оврагах, на крутых обрывах. Там же живут и их близкие родственники — скалистые голуби, очень похожие на сизарей.

Есть и лесные голуби, значительно отличающиеся от хорошо знакомых нам. Самый крупный из лесных голубей — витютень, или вяхирь. Весит он более шестисот граммов. Эта типичная лесная птица предпочитает густые заросли, держится в кронах деревьев. Она осторожна, но выдает себя криком. Правда, иногда вылетает кормиться на поля, и, если птиц много, ущерб от таких вылетов может быть значительным.

Наступление человека на природу «потревожило» и вяхиря — все меньше остается густых лесов и все чаще приходится мириться этой птице с новыми местами обитания. Сейчас он уже нередко встречается и в парках, и в садах городов Западной Европы. Но в РСФСР вяхирь по-прежнему сугубо лесная птица.

Вяхирь — птица перелетная. Как и другой наш лесной голубь — клинтух. Он меньше вяхиря, тоже живет в лесу, тоже достаточно осторожен и скрытен. Гнезда устраивает не «по-голубиному» — в дуплах.

Обыкновенная горлица — один из самых маленьких наших голубей. Устраивает свои гнезда в постройках, в крайнем случае, на деревьях вблизи построек. Это же можно сказать и о кольчатой горлице. Но в прошлом веке такое об этой птице сказать было невозможно.

Кольчатая горлица жила в лесах Северной Африки, Малой и Южной Азии и являлась настолько типичной для тех мест, что немцы назвали ее «тюркентаубе» — турецкий голубь. И вдруг эта лесная птица ринулась в города, и не только в турецкие.

Что заставило ее так резко изменить поведение и место жительства, до сих пор не ясно, но факт остается фактом. Кольчатая горлица побила все рекорды естественного расселения птиц по нашей планете.

В 20-х годах XX века она стала занимать города (именно города!) на Балканах, в 1932 году появилась в Австрии, затем — в Чехословакии, Германии, во Франции. Перелетев Ла-Манш, она захватила Англию. Передвигаясь на север через Польшу и Данию, она с 1949 года обосновалась в Скандинавии.

В нашей стране кольчатая горлица появилась в 1941 году, продвигаясь с двух сторон — из стран Южной Азии и Западной Европы. В 1944 году, видимо прилетев из Польши, она оказалась в Ужгороде, а затем стала быстро расселяться в европейской части СССР. Сейчас она уже зарегистрирована в северном Заволжье, в Татарской АССР, на Урале и в Москве.

В отличие от наших полудомашних голубей, кольчатая горлица хоть и селится в городах, но предпочитает парки и сады.

Голубика

Где найти такую? Во мшистом хвойном лесу, на торфяном болоте. Там, где растет ветвистый кустарничек с плотными, кожистыми листочками. Заглянешь летом под листок — а там крупная голубая ягода, подернутая легким восковым налетом. Рядом еще и еще... Сотни, тысячи голубых ягод. Их так много, что полянка кажется голубой. Ягода так и называется: голубика.

Голубика не только вкусна. В ее зеленоватой мякоти таится множество полезных веществ. Витаминов в этой ягоде больше, чем в таких прославленных фруктах, как персик и тропический ананас. Чаще всего голубику употребляют в свежем виде. Но она идет и на приготовление компотов, киселей, варенья, заготавливают голубику и впрок — сушат...

Голубика растет и на Севере, и на Дальнем Востоке, и в средней полосе России. В северных районах иногда ее заросли тянутся на несколько километров. К тому же она растет так густо, что с одного гектара можно собрать урожай до четырехсот килограммов. Кажется, только и собирай ее!

Однако многие посматривают с опаской на голубую полянку. За ягодой ут
вердились обидные прозвища: «пьяница», «дурника». Вроде бы и не зря: у сборщиков ягод и впрямь через какое-то время начинает болеть и кружиться голова. Может, голубику и есть не следует?

Стали исследовать, никаких вредных веществ в голубике не нашли. Оказалось, виноват в дурной славе ягоды сосед по торфяному болоту — багульник, о котором мы уже говорили. Это от него начинает болеть и кружиться голова. А голубика тут совершенно ни при чем!

Горихвостка

Увидеть горихвостку не трудно — редкий парк или лес обходится без нее. Да она и не прячется. Часто сидит у всех на виду и громко распевает свою простенькую, чуть грустноватую песенку.

Но может быть и иначе: где-то в кустах среди ветвей вдруг вспыхнет «огонек» — это ярко-рыжий хвостик горихвостки. Весной таким способом самец подает сигнал. Он как бы говорит: «Я здесь». Сигнал видят многие, но понимают его и принимают только те, кому он предназначен.

С зимовки на родину самцы горихвосток прилетают раньше самок. Прилетают рано, когда еще только начинают зеленеть газоны в парках, только распускаются нежные листочки берез. Прилетят, оглядятся и начинают искать подходящие места для гнезд. А подходят им и дупла деревьев, и неглубокие пещерки, и плотные кучки валежника. Найдет такое место горихвост и принимается прыгать вокруг. Далеко не уходит. в лесу с жилплощадью не очень-то благополучно, подходящее место для гнезда найти не легко. И уж если нашел его горихвост, будет охранять. Запоет, сообщая всем, что место занято, и начнет подрагивать, подергивать своим ярким хвостиком. Горихвостки вообще все время подрагивают хвостиками, но в данном случае они это делают по-особенному — птичке надо, чтоб хвост был хорошо виден. А когда подходящее дупло найдено, что делать дальше горих- восту? Отлетит — место займут, а залезет в дупло — самочка и не узнает о его существовании. Некоторые приспособились так: забираются в дупло, а хвост выставляют наружу. Как будто вывешено объявление: «Имеется хорошее место для гнезда и при нем — красивый жених». Самочки видят такие «объявления», прилетают и принимаются за работу — начинают сооружать гнездо.

Самец в эту работу не вмешивается, похоже, что его вообще не интересует, что творится на облюбованном им месте. Сидит он в сторонке и распевает во все горло. Но поет горихвост не для собственного удовольствия и не для того, чтоб развлечь подругу. Он внимательно следит, не появится ли поблизости другой горихвост, не покусится ли пришелец на благополучие хозяина. И если появляется, немедленно прогоняет его. А чтоб таких стычек происходило поменьше, он пением объявляет всем, что место занято.

Занимается охраной гнезда и распевает горихвост и тогда, когда в гнезде появляются шесть-семь яичек. Поет, как и раньше, с рассвета до заката. Поспит
часа три-четыре и снова начинает петь. А вот когда появятся птенцы, будет уж не до песен: семейство надо кормить. И горихвост показывает тут себя с самой лучшей стороны. Птицы раз по пятьсот в день прилетают к гнезду с едой для птенцов, и папаша оказывается более активным кормильцем. И так все две недели, пока птенцы в гнезде, прилетают родители в день по нескольку сот раз. Но вот птенцы вылезли из гнезда. Однако родителям не стало легче: кормить птенцов надо по-прежнему да еще и следить за своими не умеющими летать, но уж очень беспокойными детенышами.

Недели через две птенцы уже перестают нуждаться в опеке, и родители, наверное, смогут отдохнуть... Куда там! Пройдет совсем немного времени, и в гнезде появятся новые яички. Часто бывает и так: птенцы еще не стали окончательно самостоятельными, а мамаша уже покинула их, оставила на попечение отца, сама же срочно принялась за строительство нового гнезда. И опять горихвостки по нескольку сот раз в день будут прилетать к гнезду с кормом, а потом еще какое-то время докармливать своих подросших несмышленышей...

Сколько за лето уничтожают они комаров, жуков-щелкунов, различных листоедов, гусениц и прочих, вредящих растениям и людям шестиногих и их личинок, сосчитать не так-то просто. Но можно и без подсчетов сказать: много, очень много! И разыскивают их всюду — и на земле, и в воздухе, и на кустах, и в кронах деревьев.

Потому-то и полезны горихвостки. Потому-то и беречь их надо. Не говоря уж о том, что очень украшают они наши леса и парки.

Горностай

Этот зверек активен круглый год. Жары он не очень боится, хотя и предпочитает климат умеренный, там он чувствует себя, видимо, лучше. Снег и холод ему нипочем, и только в сильные морозы он забирается в нору (чаще всего в чужую). Передние лапки горностая короче задних, поэтому он не ходит, а скачет. Но короткие лапки не мешают ему прекрасно лазать по деревьям, далеко прыгать и хорошо плавать. Много времени проводит горностай и под снегом, охотясь на грызунов. Уничтожая их в больших количествах, горностай приносит огромную пользу.

Весною у самочки появляются крошечные горностайчики. Они очень маленькие (новорожденный весит менее четырех граммов), слепые и беспомощные. Мамаша их выкармливает, а папаша, поселившись поблизости в отдельном гнезде, внимательно присматривается к тому, что происходит с его потомством,— видимо, судьба детишек ему не безразлична.

К концу лета молодые горностаи становятся самостоятельными, ближе к зиме меняют пестрый летний наряд на белоснежный зимний. Именно этим белоснежным мехом и прославился зверек: ведь короли, цари, императоры носили мантии, подбитые горностаевым мехом. Он стал как бы символом власти. И, будто зная это, уверенно и гордо скачет горностай по своему охотничьему участку.

Основная пища горностая — грызуны. Причем ловит горностай не только мелких, но и таких крупных, как водяные крысы. Не брезгует и лягушками, и насекомыми, при бескормице поедает даже ягоды и грибы — что поделаешь, жить-то надо! А жить горностаю нелегко: конкурентов много и врагов достаточно — люди, четвероногие и пернатые хищники. Особенно часто преследует горностая соболь, который не терпит в своем кормовом районе соперников.

Грачи - вестники весны

У этих птиц есть немало достоинств. И люди знают о них. Но радуются, увидев прилетевшую птицу, по другой причине. «Грачи весну расклевали»,— издавна говорили в народе. Да, грачи — вестники весны. Еще во многих местах лежит снег, еще нередки ночные заморозки, но они все-таки прилетели. Не много птиц отважится появиться в это время. А грачи отваживаются.

Первое время после прилета грачи бродяжничают — еды еще мало, и потомство трудно прокормить. Но вот весна полностью вступила в свои права, и грачи принялись за дело. Старые гнезда ремонтируются, надстраиваются, расширяются, новые возводятся тут же — на нескольких деревьях может разместиться целый грачиный городок- колония. Грачи селятся из года в год в одних и тех же местах. Их не смущает ни изменение ландшафта, ни то, что некогда их «загородные имения» с ростом городов оказываются чуть ли не в самом центре большого населенного пункта и на кормежку приходится летать довольно далеко.

О грачиной колонии можно узнать, даже не видя ее,— шум и гам слышны издалека. Кричат самки, сидящие на яйцах, требуя, чтоб самцы их кормили. Самцы стараются, но грачихам все время кажется, что они недостаточно заботливы. Потом появляются грачата. Тут уж шум стоит такой, что хоть уши затыкай,— ведь в каждом гнезде по три — пять, а то и по шесть-семь прожорливых малышей. Да еще мамаша продолжает кричать, поскольку грачата появляются голенькими, она не покидает их, и всю эту ораву кормит один самец.

Дней через десять к самцу подключается и самка, а еще недели через три птенцы покидают гнездо. Первое время они находятся на попечении родителей, затем сбиваются в стаи и отправляются на самостоятельный промысел.

Люди по-разному относятся к грачам. Те, кто непосредственно в своей деятельности не сталкивается с этими птицами, часто видят в них лишь вестников весны. У других грачи нередко вызывают досаду, желание избавиться от этих птиц, даже разрушить их гнезда и погубить птенцов. Действительно, мало приятного, когда поблизости от человеческого жилья располагается грачиная колония. Ведь, помимо шума, и запах неприятный вокруг грачевника. Кроме того, грачи нередко разбойничают на бахчах, на картофельных полях. Весной выклевывают из земли семена посеянных растений, позже лакомятся кукурузой и подсолнечником, иногда нападают на фруктовые сады.

«Но все это и многое другое, в чем еще может быть повинен грач, может и должно быть ему прощено за другие его очень важные заслуги: бродя весной, все лето и большую часть осени многочисленными стаями по полям и лугам, грач уничтожает несметное количество разной мелкой твари, в том числе множество вредной, каковы, например, улитки, разные черви, жуки, гусеницы, личинки и куколки насекомых, мыши,— писал замечательный знаток русской природы Д. Н. Кайгородов.— И тем значительнее польза, приносимая грачом сельскому и лесному хозяйству, что эта птица действует всегда скопом, большим числом, сотенными и даже тысячными стаями». Правда, если грачей очень много (а сейчас такое нередко бывает), они могут буквально опустошать поля. И тут люди должны быть на страже — регулировать численность грачей. Но и в этом случае нельзя забывать о пользе, которую приносят птицы.

Да, трудно даже подсчитать, сколько личинок хрущей, кузек, проволочников, сколько гусениц совок и сколько жуков-долгоносиков, листоедов, черепашек уничтожают грачи за время пребывания на родине. Особенно если учесть, что они не только рано прилетают, но и улетают поздно. А сейчас многие грачи вообще решили не утруждать себя перелетами и на зиму остаются в городах. И зимой вместе с воронами и галками можно видеть солидных черных большеклювых птиц, получивших «постоянную прописку» в наших краях.

Гречиха земноводная

Как-то странно это звучит. Обычно говорят о земноводных животных, которые часть жизни проводят в воде, часть — на суше. Но как же могут быть земноводными растения? Ведь они же не способны самостоятельно выбираться из воды или залезать в воду! Нет, конечно. Но вода и суша сами приходят к ним. И растения приспособились к таким переменам.

Во многих водоемах или около них живут земноводные растения. И люди их часто видят, но как-то не обращают внимания на эти растения. А обратить внимание и даже понаблюдать за ними стоит.

Вот над водой небольшого пруда торчат розовые кисти. Это соцветия земноводной гречихи. Листья ее плавают на воде. Так уж устроена эта гречиха: где бы ни росла — у самого берега или на глубине нескольких метров,— листья всегда у нее на воде, а соцветия — над водой.

Гречихе, растущей на глубоких местах (а она может достигать четырех-, пятиметрового роста), изменения не угрожают — вряд ли такой водоем пересохнет. А растущей на берегу приходится менять свой облик.

На суше надо экономить воду, а значит, надо уменьшаться в размерах. И земноводная гречиха здесь маленькая. Надо, чтобы листья испаряли меньше влаги. И, вместо гладких в воде, на суше вырастают новые — грубые, жесткие, покрытые защитной одеждой — волосками. Волосками покрывается и стебель растения.

Кроме того, стебель обволакивает липкая жидкость — защита от насекомых, которые захотели бы с земли по стеблю подняться к цветку.

И жизнь земноводной гречихи на суше будет вполне сносной.

Пройдет какое-то время, и жару сменит дождливая погода. Дожди наполнят обмелевший водоем, и гречиха вновь окажется в воде. Ну что же, гречиха не растеряется — вытянется так, чтобы кисти оказались над водой, вырастут у нее другие, гладкие листья без волосков. Если начнется жара и водоем обмелеет, гречиха опять изменится и будет спокойно жить на суше.

Все это относится и к стрелолисту, который растет на мелководье. Почему он так назван, гадать не требуется: листья действительно похожи на наконечники больших стрел. Но только те листья, которые торчат из воды. А те, что в воде, похожи на узкие полоски ленточек. Если прудик обмелеет, вместо полосок-ленточек на воздухе сразу же появятся листья-стрелы. И, увидев два стрелолиста, растущие в разных местах — на суше и в воде,— очень трудно поверить, что это одно и то же растение. Но если понаблюдать за ним, оно покажет свои возможности меняться в зависимости от обстановки.

Чудесные превращения могут происходить и с водяным лютиком. Он тоже растет обычно на мелководье, так что верхние листья его находятся над водой, а нижние — в воде. Верхние листья довольно обычные, сплошные, со слегка вырезанными краями. А те, что находятся в воде, рассечены на множество узеньких долек. Так и растет лютик с разными листьями. И это при условии, что уровень воды в водоеме не меняется. А начнет меняться, лютик тут же «примет меры»; если вдруг окажется на суше, выпустит новые листья, и все они будут сплошными, нерассеченными.

А вот растение, о котором сейчас пойдет речь, хоть и не земноводное, но вполне подходит к нашему разговору о земноводных растениях. И не потому, что оно — близкий родственник земноводного лютика. У лютика много родственников, и мы о них еще поговорим. А подходит из-за своего названия: калужница. Речь пойдет о калужнице болотной.

«Калуга», «калюга», «калужа» — так когда-то называли лужи, болота. Растение настолько тесно связано с лужами, болотами, сырыми местами, что даже имя свое получило за это. И действительно, весной, едва схлынет большая вода, по топким, еще не просохшим берегам озер и рек зацветет калужница. Да как буйно! А между прочим, само

растение можно было бы увидеть и раньше — из воды торчали скромные листочки калужницы. Но они были неприметны. А появились крупные, золотисто-желтые цветки, и все увидели ярко-зеленые, будто лакированные листья. Потом придет лето, обмелеют водоемы, подсохнут сырые луга, и снова незаметным станет растение.

Растет иногда калужница и в небольших лужах, и посреди мелких озер. Красивое это зрелище — вода, отражающая небо, и ярко-желтые цветы на голубом фоне. И люди часто, прельстившись этой красотой, стараются сорвать калужницу, не зная, что цветок ее опадает почти в ту же минуту, когда срывают растение.

И к тому же калужница, как и все лютиковые, ядовита. Так что не надо срывать калужницу, пусть растет и украшает весенний лес.

Грибы

Рассказ о грибах можно было бы начать с такой фразы: «Самые знакомые и самые таинственные существа».

Действительно, с грибами люди знакомы давно. Во всяком случае, в Древнем Риме уже прекрасно знали не только о вкусовых достоинствах грибов, но и об их ядовитых свойствах. И немало споров, заговоров кончалось тем, что один из противников угощал другого блюдом, в котором имелись ядовитые грибы. Вообще, кстати, использование ядовитых грибов в прошлом было доведено до высокого уровня — существовали даже специальные вилки и ножи с замаскированными полостями, куда закладывался яд, извлеченный из грибов.

Знали о фибах и простые люди многих стран. Но, конечно, не пользовались ими, чтоб избавиться от своих врагов.

И в то же время грибы — существа таинственные. Ученые издавна интересовались ими. Имеются описания грибов, сделанные в IV веке до нашей эры. Но и тогда, и много позже люди никак не могли понять, что же собой представляют грибы.

Еще в XVIII веке некоторые ученые вполне серьезно доказывали: грибы — дьявольские существа, порожденные нечистыми силами. Другие считали, что грибы божественного происхождения.

Здравомыслящие ученые не очень-то верили в дьявольское или божественное происхождение грибов. Но что они собой представляют, тоже не знали. Одни ученые относили грибы к минералам, другие — к растениям, хотя у растений должны быть и корни, и листья, и цветы. Правда, есть растения, у которых отсутствует какой-либо один из этих признаков. Но зато остальные налицо. А у грибов нет ни корней, ни листьев, ни цветов. Даже такой великий знаток природы, как К. Линней, долго не мог решить, куда отнести грибы — к животным, поскольку он считал их родственниками полипов, или к растениям. Но и после того как Линней решил, что грибы — растения, многие не согласились с ним.

Лет полтораста назад ученые, наконец, окончательно зачислили грибы в растения. А совсем недавно опять пересмотрели этот вопрос. Выяснилось, что по некоторым физиологическим признакам грибы приближаются к животным, но, с другой стороны, по способу питания и другим признакам они близки к растению. Пришлось образовать специальную систематическую группу для грибов. До сих пор существовали два царства: животных и растений. Теперь появилось и царство грибов.

Сейчас известно более ста тысяч видов грибов. Среди них есть и микроскопические, и грибы-великаны. А уж о том, как они отличаются друг от друга по строению и внешнему виду, и говорить нечего.

Мы тут, конечно, не можем разбирать строение и классификацию грибов. Не сможем даже упомянуть и малой части существующих грибов. Но это и не входит в нашу задачу. Наша задача — поговорить о грибах, с которыми более или менее часто сталкиваются люди. Их тоже, конечно, много, и обо всех не расскажешь. Из шляпочных можно выделить съедобные грибы и условно съедобные, или полусъедобные. (Съедобными называют те грибы, которые можно употреблять в пищу без специальной обработки. Грибы, которые надо предварительно вываривать или как-то еще обрабатывать, называются полусъедобными.) А из этих, в свою очередь, выделим основные.

Самая грибная пора — вторая половина лета, осень. Но настоящие грибники отправляются в лес с корзинками и весной. Там их уже поджидают первые грибы — строчки. Они достаточно хорошо видны на почти еще голой земле, но неопытный грибник может пройти мимо, не заметив их,— настолько строчки не похожи на грибы. Будто кто-то смял и бросил в лесу кусочек темно- коричневого бархата, и упал этот кусочек на светлую, коротенькую, неправильной формы ножку. А ведь это — гриб. Очень вкусный, но... ядовитый! Поэтому строчки обычно сушат, и через три-четыре недели яд исчезает. Если же строчки не сушить, а есть свежими, то их надо отваривать в течение десяти — пятнадцати минут (лучше делать это трижды: минут десять поварить, потом слить воду и, налив чистую, проварить, потом слить воду и проварить еще раз).

Одновременно со строчками можно собирать и их родственников — сморчки. Уже само название гриба о многом говорит: шляпка его сморщенная, будто гриб вот-вот чихнет. А может, он и правда простужен? Ведь появляется сморчок, как и строчок, сразу после таяния снега, когда и днем-то прохладно, а ночами тем более.

Сморчки, как и строчки, тоже надо предварительно поварить минут десять — пятнадцать, а воду слить. Есть у этих грибов секрет: в темноте некоторые сморчки начинают светиться. Ночью в лесу непосвященного в эту тайну грибы могут здорово напугать.

А настоящим грибникам это свечение помогает отобрать старые сморчки. Придя домой, грибники разложат в темной комнате весенние грибы и посмотрят: если какие-то светятся, будто подают сигнал: «Осторожно, яд!» — то выбросят их.

Старые сморчки по-настоящему ядовиты.

Но не так уж много охотников найдется собирать сморчки и строчки. Большинство людей отправляются в лес с корзинками в настоящий грибной сезон. И тут, конечно, мечта каждого — отыскать белый гриб. Белые грибы люди очень «уважают». И никогда не говорят: собрал столько-то килограммов. Про другие грибы так говорят. А вот про белые: собрал столько-то штук. Не важно, большие или маленькие, важно — сколько.

Белые грибы не растут в глухомани. Но и в молоденьких посадках их не найдешь: лесу, в котором растут белые грибы, должно быть не меньше шестидесяти — семидесяти лет.

Иногда люди называют летние грибы колосовиками, а появившиеся в самом конце лета или осенью — боровиками. Ну, насчет колосовиков правильно: так их называют потому, что появляются они в то время, когда начинает колоситься рожь. В это время у белых грибов шляпки обычно посветлее, более плоские и ножки потоньше. Но бывают и крепыши с темными выпуклыми шляпками. Все дело в том, где гриб растет. У выросшего среди сосен шляпка вишнево-красноватая, с фиолетовым оттенком, а ножка крепкая, сильно утолщенная у основания. А у растущих под дубами и березами шляпки светло-бурые и ножки потоньше. У тех, что выросли в еловом лесу, шляпки красновато-бурые. Так что дело не в том, когда вырос гриб, а где.

Боровик — это второе название любого белого гриба. А по времени появления они разделяются на колосовиков, жнивьевых (эти появляются в то время, когда начинается жатва) и на листопадников — осенних.

Все они могут быть разной комплекции, у всех могут быть разные шляпки по величине, форме, цвету. Но белых шляпок у белых грибов почти никогда не бывает. Разве что вырос гриб на очень светлом месте. Тогда и шляпка будет хоть и не белая, но очень светлая. Однако там же может вырасти гриб и с темной шляпкой, будто загорел на солнышке. Поэтому белыми они называются не из-за цвета шляпки, а потому что ни на сломе, ни на срезе не темнеют, мякоть их остается постоянно белой. Остается гриб белым и при сушке, и при варке.

Растут белые грибы очень быстро, в тысячу раз быстрее, чем обычные растения. Если гриб, которому «от роду» всего один день, весит два грамма, то на шестой день вес его увеличивается в девяносто пять раз, а то и еще больше. Боровик в первые пять-шесть дней жизни может «поправляться» на сорок граммов в сутки.

Если название белого гриба понятно не сразу, то с подберезовиком все ясно: под березой родился, подберезовиком и называется. Там его и надо искать. Правда, не у самого ствола, а чуть поодаль.

Жизнь у подберезовиков короткая: на шестые сутки гриб обычно уже созрел, еще через день — состарился. Стареют они скорее, чем другие грибы, слизни и грибные мушки портят их чаще. И все-таки среди подберезовиков бывают настоящие красавцы.

Подберезовики тоже очень разные, особенно молодые,— у одного шляпка темно-коричневая, у другого — светлосерая, у третьего — почти черная, а у четвертого — почти белая. У одного ножка тонкая, у другого — крепкая, толстенькая. Поэтому и называются одни - обыкновенные, другие — болотные, третьи — розовые. Но у всех ножки книзу расширяются, а вверху становятся тоньше, и у всех на ножках черные или серые, белые или бурые чешуйки.

Растут подберезовики еще быстрее, чем белые,— за сутки на три — пять сантиметров поднимаются. И если накануне грибник уже собрал в каком-то месте «урожай» или, наоборот, ничего не нашел, он может опять пойти на то же самое место — прошел дождичек или ночью был теплый туман, и вполне вероятно. что грибы появились.

Подберезовик надо искать в березняке, значит, подосиновик, судя по названию,— в осиннике? Но это не так, подосиновик растет и в березняке, и в хвойном лесу. И хорошо растет, старится он гораздо медленнее, чем подберезовик,— на десятый день жизни подберезовик уже старый, а подосиновик еще хоть куда молодец! А свое название он получил, наверное, за то, что в сухое лето, когда в березняке или в хвойном лесу ни одного гриба не встретишь, в осиннике все-таки можно найти этот красноголовый гриб. Впрочем, подосиновики не всегда красноголовые. Эти грибы еще больше отличаются друг от друга, чем подберезовики. Цвет «беретика» зависит от места, где растет гриб. Например, в смешанных лесах попадаются с желто-красными и даже оранжевыми шляпками, а в сырых борах — с бело-розовыми. Среди тополей могут быть подосиновики и с серыми шляпками. Но большей частью шляпки подосиновиков ярко-красные (в светлых местах) и темно-красные, вишневые, коричневые (в местах затененных). И называются эти подосиновики соответственно: белый, желто-бурый, красный, серый.

У подосиновика есть свой секрет, на срезе или на изломе он начинает быстро чернеть или синеть. Так обычно ведут себя поганки. Подосиновик — исключение из правила: хоть и темнеет, но гриб хороший.

Царь грибов, конечно, боровик. Он у всех на первом месте. А вот за второе и третье идет борьба — некоторые ставят на второе место подосиновик, на третье — подберезовик, а некоторые — маслят и рыжиков.

Маслята любят свет, и найти их можно на опушках, полянах, пригорках. Но в светлых лиственных лесах они не живут, предпочитают еловые и сосновые. Правда, есть маслята, которые называются лиственничными. Но не потому, что живут в лиственных лесах, а потому, что селятся рядом с лиственницами. Ну а лиственницы, как мы увидим дальше,— хвойные деревья.

Первые маслята появляются в начале лета (они называются ранними). Поздние растут до осени, а если лето жаркое и земля хорошо прогрелась, то чуть ли не до первого снега их можно собирать.

Поздние маслята появляются из земли со шляпками, затянутыми снизу пленкой. Потом пленка разрывается, и на ножке остается кольцо. По этому кольцу легко узнать поздний масленок. А вот по другому важному признаку, который, собственно, и дал имя грибу, не всегда его узнаешь — ничего масляного в нем нет. Шоколадная, бурая, коричневая или желтоватая и серовато- желтая шляпка сухая и чистая. Но если собирать эти грибы в сырую погоду, все станет ясно: шляпки их блестят, будто смазанные маслом.

В сосновом лесу встречаются желто- оранжевые, в чисто еловом лесу — зеленовато-рыжие грибочки. Это — рыжики. Шляпки у рыжиков почти плоские или вдавленные посередине у молодых грибов и воронкообразные у «взрослых», а на сломе или срезе появляется оранжевый сок — молочко, приятно пахнущее смолой. В ненастную погоду шляпки рыжиков покрываются маслянистым слоем.

Рыжики часто растут большими семьями, и издали кажется, будто разбросаны по зеленой траве старинные монеты из какого-нибудь древнего клада.

Чтоб найти боровик или подосиновик, масленок или подберезовик, надо побродить по лесу, поискать, пошарить в траве, заглянуть под куст или елочку. А лисички — пожалуйста, торчат из травы, и их хорошо видно. К тому же растут они большими семьями. И лес для них подходит любой. Смотрят всюду из травы лисички пуговками-глазками и будто говорят сорви нас, не пожалеешь, мы никогда не бываем червивыми, нас можно носить где угодно, даже в мешке или рюкзаке, мы не ломаемся, не крошимся, как другие грибы. К тому же мы вкусные!

И все это правда, лисички не обманывают.

Лисички—радость начинающего грибника, а грузди — его мечта. Да и не только начинающего. Но ценится не всякий груздь. Крупные грузди попадаются не так уж редко. На вид они хороши — белые, изящные, будто выточенные из кости. Даже в сухую погоду груздь влажен, и на шляпке его видны прозрачные, словно стеклянные, круги.

Но большие грузди не очень ценятся, их часто можно за короткое время набрать целую корзину. В некоторых районах грибники-промысловики собирают в день по сто килограммов. Да, грузди — не белые, их считают не на штуки, а на килограммы. А вот маленькие, молоденькие грузди можно считать и поштучно — много не насчитаешь. Вот они-то и ценятся, их-то и нелегко найти.

Одни люди считают, что название свое грибы получили потому, что часто растут большими массами, как бы грудами. Название «груздь» пошло от старославянского слова «грудие», то есть груда - куча. Другие считают, что груда, куча тут понимаются в другом смысле: молодой гриб не сразу вылезает из-под земли, он сначала своей шляпкой приподнимает слой перегноя, опавшие листья, прелую хвою. И возвышается такая кучка, бугорок, груда. А под этой кучей-грудой — груздь.

Но так или иначе, действительно грузди взрослые растут большими компаниями, молодые — хорошо маскируются.

Грузди, о которых идет речь, называются белыми груздями, или настоящими. А есть груздь, шляпка которого желтая. Если отломить кусочек шляпки, покажется млечный сок. У настоящего груздя он белый и быстро желтеет на воздухе. А этот становится фиолетовым. Такой груздь, в отличие от белого, называется груздь синеющий. Он не ядовит, но сок его едкий, и гриб годится только для засолки.

Есть еще один «не настоящий» груздь, он похож на настоящий, но мякоть его на изломе зеленовато-голубоватого цвета. Он хоть и не опасный для здоровья, но очень едкий на вкус. Называется перечный груздь.

С начинающим грибником может приключиться вот какая история: найдет он грибок с красно-вишневой шляпкой на тонкой ножке, спросит, что это за гриб, и услышит: сыроежка. Потом он найдет другой похожий гриб, но с зеленой шляпкой. И опять ему скажут, что это сыроежка. И с красной шляпкой попадется сыроежка, и с желтой, и с бурой, и с лиловой. Такой уж это разноцветный гриб, более шестидесяти видов сыроежек растут у нас в лесах. И конечно, начинающего грибника они могут запутать. Но могут и обрадовать — сыроежки не прячутся, растут открыто и их всюду много. Но сыроежки не все одинаковые. Грибы с пурпурными, красными и вишневыми шляпками — жгуче- горькие и годятся только на засолку. Остальные можно и варить и жарить. А некоторые грибники любят пожевать сырые грибы. Говорят, они вкусные. Вполне возможно, ведь недаром гриб называется сыроежкой.

Корзинку сыроежек можно набрать довольно быстро. Но если урожай на опят, то корзинку можно заполнить в считанные минуты, только успевай наклоняться. Опята бывают летними — появляются в июне, и осенними, их пора — сентябрь, и зимними — октябрь — ноябрь.

Грибы, как правило, растут на земле. А опята — на стволах деревьев. Если же мы и видим их на земле, то, значит, в земле корни или остатки дерева. Часто облепляют опята сплошь какой-нибудь трухлявый пень. Наверное, поэтому и называются опятами, опенками. Так-то оно так, но только с одной поправкой: опенок поселяется не на трухлявом пне, а пень становится трухлявым оттого, что на нем поселились опята. И не только пень. Поселится опенок на дереве, и дерево пропадет — разрушит его гриб своей грибницей.

Вот ведь, оказывается, какой фиб этот опенок! А на вид такой симпатичный — скромный, серовато-желтый, с аккуратной, шершавой, будто присыпанной сверху перцем, шляпкой и длинной ножкой, на которой аккуратное колечко.

Рассказать обо всех грибах невозможно. Даже о самых распространенных, которые мы постоянно собираем. И тем не менее надо сказать и о тех, которые мы не собираем и не должны собирать ни в коем случае. Потому что среди грибов имеются очень опасные. У человека, съевшего такие грибы, наступает тяжелое отравление, нередки случаи смерти. Этих грибов надо опасаться. И в первую очередь — бледную поганку.

Один из основных признаков этого гриба — чехол. Появляясь из земли, гриб находится как бы в мешочке. Потом мешочек разрывается, и остатки его можно видеть всегда на нижней части ножки, а иногда — на шляпке.

Еще один признак — бахромчатое кольцо на верхней части ножки. Цвет шляпки у бледной поганки белый или зеленоватый, желтоватый или оливково- зеленый.

Бледная поганка — это белый мухомор. Другие мухоморы — их несколько видов — тоже ядовиты. Очень опасен мухомор вонючий. На вид он довольно красив — совершенно белый, без единого пятнышка. Уже по одному этому его легко запомнить. Можно и понюхать гриб. Неприятный, тяжелый запах подскажет: гриб этот надо немедленно выбросить!

Пантерный мухомор узнать можно по шляпке: сначала, когда гриб еще молод, она шарообразная, потом распрямляется. Но в центре шляпки остается бугор, а края обычно рубчатые. Покрыта шляпка клейкой оливково-серой или буроватой кожицей, на которой хорошо видны расположенные кругами белые бородавки. По этой «пантерной» — пятнистой — окраске легко узнать пантерный мухомор.

Красный мухомор встречается, пожалуй, чаще других. А может быть, он просто заметнее остальных — высоко над землей поднимает свою красную шляпку, и ее, как и высокую белую ножку гриба, хорошо видно в траве даже издали.

Красный мухомор менее ядовит, чем остальные, да и спутать его трудно с другими грибами — очень уж хорошо запоминается.

Ученые подтвердили, что у всех мухоморов имеется яд, опасный для насекомых. Но, к сожалению, не только для насекомых.

Говорят, что свое название красный мухомор получил за то, что у старых грибов шляпка загибается по краям вверх, образуя блюдечко. В это блюдечко попадает вода и становится ядовита для мух. Вполне вероятно.

Запах — отличительный признак ядовитых грибов. Но, к сожалению, не у всех. У смертельно-ядовитого гриба говорушки восковатой как раз запах очень приятный. И тем не менее даже брать в руки этот гриб не стоит. Узнать его можно по белому цвету шляпки и водянистым концентрическим кругам на ней. Края шляпки волнистые, отвернутые, иногда разорванные, пушистые.

Есть и другие ядовитые грибы. Поэтому надо твердо помнить: если гриб незнакомый, не брать его ни в коем случае!

Но есть немало несъедобных грибов, которые отличить от съедобных очень нелегко. Они как бы специально рядятся под съедобные. Если даже такой ряженый двойник и не ядовит, то часто бывает горек и способен испортить всю добычу.

Например, ложный белый гриб. Его еще называют желчным грибом. Внешне он очень похож на боровик, но у настоящего боровика губчатый слой с нижней стороны шляпки белый (у молодого) и зеленый (у старого), а у ложного — розовый или грязно-розовый. На изломе мякоть боровика остается белой, а у ложного — розовеет. Если осторожно прикоснуться языком к низу шляпки этого гриба, то можно сразу почувствовать горький вкус.

Еще один двойник белого гриба — сатанинский, или дьявольский, гриб. Некоторые специалисты считают, что он ядовит. Поэтому знать его отличительные признаки особенно важно. А они такие: у гриба нижняя часть шляпки желто-красная или кроваво-красная, а на срезе он сначала синеет или зеленеет, а потом краснеет.

Есть двойники и у опят. Они так и называются: ложные опята. И отличаются от настоящих главным образом яркой окраской. Ложный серо-желтый опенок имеет зеленовато-желтую или серо-желтую окраску шляпки с красно- бурым центром. По цвету шляпки и по неприятному запаху легко отличить этот опенок от настоящего.

Другой ложный опенок — коричнево- красный. У него тоже яркая шляпка и неприятный запах.

И у веселых лисичек есть двойник — ложная лисичка. Всем своим существованием этот двойник пытается разрушить добрую славу настоящих лисичек. Но у ложных лисичек края ровные, а у настоящих — вогнутые и гофрированные, настоящие лисички — желтые, а ложные — красно-оранжевые или медно-красные. И мякоть у ложных лисичек не такая, как у настоящих, а жесткая, деревянистая.

Лисички, как мы говорили, растут повсюду, как и сыроежки. Рыжики и маслята растут в хвойных лесах, подберезовики — вблизи берез. У других грибов тоже часто бывают свои «любимые» деревья. Это люди заметили давно. Но причину установили совсем недавно. А когда установили, оказалось, что сделали замечательное открытие. Но этому открытию предшествовало другое, не менее замечательное.

Всякий, кто собирал грибы, видел длинные тонкие нити, идущие в разные стороны от гриба. Раньше считали, что это — корни. Теперь известно, что тонкие нити вовсе не корни, а грибница — основная часть гриба. А то, что мы собираем, лишь плодовые тела грибницы. На десятки метров протянулась под землей грибница, она ветвится и с каждым днем становится все больше и больше. Тонкие нити растут, пробиваются между комками земли, забираются в щелочки и трещины. А на нитях этих образуются клубеньки. Клубеньки — сморщенные, невидимые, слабенькие. Но прошел дождь, клубеньки набухли и появились на поверхности земли.

Грибы появляются, и мы их видим, собираем. Конечно, собрать все невозможно. Многие достаются зверушкам или погибают от «старости». С момента появления гриба до его «старости» пройдет несколько дней, максимум две недели. А грибница даст новый урожай и будет давать его долгие годы, если кто-нибудь ее не разрушит.

То, что грибница — основа, а сами грибы лишь плодовые тела, было первым замечательным открытием ученых. Другое открытие вытекало в какой-то степени из первого. Оказывается, без грибниц не могли бы жить многие деревья и кустарники. Доказательством тому служат лесные деревья, которые пытались высаживать в степи. Эти деревья никак не хотели расти, пока из лесу не привезли землю, в которой находились частички грибниц или споры грибов.

Но оказывается, и грибница не может существовать сама по себе. Она срастается с тонкими корневыми волосками дерева и образует так называемый грибо-корень, или, как говорят ученые, микоризу. Обнаружив это, люди поначалу решили, что грибница «присосалась» к дереву и «грабит» его. Но потом поняли: не только грибницам не жить без деревьев, но и деревьям не существовать без грибниц. Грибница получает от дерева необходимые питательные вещества. Однако и сама не остается в долгу, она гораздо быстрее деревьев добывает воду из земли и щедро делится ею со своими «побратимами». Вместе с водой она отдает деревьям и кое-какие полезные вещества, которые умеет добывать из земли лучше деревьев. Кроме того, грибницы снабжают деревья «аппетитными каплями» — веществами, которые помогают корням быстрее и лучше усваивать пищу. Не довольствуясь этим, грибницы обеспечивают деревья веществом, которое ускоряет их рост.

Вот почему человек должен быть внимателен к грибам и бережно относиться к ним. Нет, собирать грибы, конечно, можно и нужно. Это — прекрасный пищевой продукт, очень полезный, содержащий много необходимых организму веществ. Но собирать грибы следует аккуратно: трубчатые осторожно выворачивать, выкручивать из земли так, чтоб ни в коем случае не повредить грибницу, а у пластинчатых срезать ножом шляпки.

Не надо брать грибы, которые не знаешь,— это избавит от многих неприятностей. Но и нельзя топтать, мять, уничтожать несъедобные грибы. Ведь некоторые из них (например, красные мухоморы) вполне съедобны для лосей и коров. Даже лекарством для них служат. А главное, многие очень нужны деревьям, лесу.

И еще. Ведь каждый гриб — это маленькое чудо. Мы как-то не задумываемся об этом, не обращаем внимания, привыкли. А если подумать: эти слабенькие и хрупкие существа, любое из которых может раскрошить даже ребенок, вылезают из земли, пробивают слой почвы, лесную подстилку, их не останавливают ни ветки, ни камешки, попадающиеся на пути. Мало того, в городских парках нередки случаи, когда грибы взламывают асфальт, поднимают бетонные перекрытия!

Правда, грибы действуют не самостоятельно, им помогает вода. Вода сильная: разливающиеся реки или бурные горные потоки сметают все на своем пути. Но здесь речь идет о другой воде — о «тихих капельках», которые тем не менее способны взламывать асфальт.

В любом растении много воды, но в грибах — особенно. (Вспомним, как сильно уменьшается грибная добыча после сушки.) Однако вода в грибах имеется не всегда. Пока гриб не начал прорастать — это всего лишь маленький сухой комочек. Он притаился и ждет своего часа. А его час приходит вместе с дождем. Маленький комочек начинает жадно впитывать воду. Он пьет ее, разбухает, а разбухая, раздвигает землю вокруг, пробивает шляпкой верхний слой. За короткое время сухой комочек впитывает воды в десять — двенадцать раз больше собственного веса. При этом благодаря воде сила давления гриба на все окружающее становится колоссальной, она равна семи атмосферам, то есть соответствует давлению в шинах десятитонного самосвала! Понятно, что такой силе не может противостоять не только земля, но и асфальт и бетон.

Так и пробивает себе дорогу гриб. Благодаря воде он сметает на пути все преграды. Нежный и мягкий, он становится крепче любого металла, прочнее асфальта, сильнее парового молота. Разве это не чудо!

Гуси

Они живут парами, и «брачный союз» сохраняется много лет, если не всю жизнь. «Поражает глубина взаимной привязанности птиц,— писал советский ученый С. М. Успенский.— Если из пары пролетавших гусей убита гусыня (она всегда летит впереди и обычно первой попадает под выстрел охотника), гусак, несмотря на явную опасность, долго не покидает убитую подругу, кружит над ней, зовет ее призывными криками, а иногда и опускается на землю, даже если близко находятся люди. Возле гусыни, погибшей от раны не сразу после выстрела и не доставшейся охотникам, убитый горем «супруг» способен провести несколько дней подряд. Он яростно защищает даже окоченевший труп от песцов, чаек, поморников!». Не случайно, видимо, гуси во многих странах стали символом супружеской верности.

Таковы все гуси. Таков и серый гусь, от далеких предков которого пошли все домашние.

Серые гуси — птицы крупные, весят от двух с половиной до пяти килограммов, а бывает, правда редко, и шесть. Они прекрасно летают, хорошо бегают, отлично плавают и ныряют. Конечно, серые гуси гораздо энергичнее и сильнее домашних. И понятно: домашние — под опекой человека, им бояться некого и спешить некуда. У диких же проблем множество и врагов достаточно. Поэтому гуси чутки и осторожны, а при необходимости отлично защищаются, нанося крыльями могучие удары. Весной гуси прилетают рано: надо на берегу озера или мокрого луга выбрать тихое, безлюдное, поросшее мелким кустарником или тростником место для гнезда. Затем надо отыскивать материал для строительства, а его требуется немало — гнезда серых гусей иногда до метра в ширину и более метра в высоту.

И за потомство дикие гуси беспокоятся очень: самка сидит на гнезде все время, если уходит покормиться ненадолго, то никогда не забывает перед уходом укрыть яйца теплым «одеялом» — пухом, выщипанным со своего

брюшка. И самец постоянно на страже своего гнезда. Детишки, едва обсохнув под крыльями матери, становятся активными и независимыми. А это требует особого внимания родителей. И родители не спускают глаз со своих потомков, которых может быть и четыре-пять и десять. Водят птенцов на луг кормиться, приводят обратно в гнездо, самка постоянно греет их, а самец все время следит за обстановкой — не грозит ли откуда-нибудь опасность? Самоотверженность родителей в это время беспредельна, они готовы защищать свои пушистые черноносенькие «комочки» от любого врага. И при необходимости сражаются не на жизнь, а на смерть.

Месяца через два птенцы становятся уже величиной с родителей, начинают летать, но «стариков» своих не покидают и сами не расстаются друг с другом. Все вместе летят на зимовку. Иногда только семьями, а иногда собираются в стаи в несколько сот птиц.

Другой типичный для русской природы гусь — сухонос, живущий в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Он тоже крупный — весит килограмма три, но может достигать и пяти. Однако хоть он и меньше серого, в полете кажется более неуклюжим и тяжелым. Зато плавает и ныряет отлично, может, в случае опасности, плыть и под водой довольно долго.

Сухонос, как и все гуси,— растительноядная птица. И образ жизни его похож на образ жизни других гусей, вариации не очень существенны.

Гуси, как уже нам хорошо известно,— птицы водоплавающие. Но одни проводят в воде много времени, другие — мало. К последним, в частности, относится гусь-гуменник — житель тундровых районов Европы и Азии. Он селится по соседству с водоемами, время от времени плавает и ныряет, но большую часть жизни все же проводит на суше. Прекрасно ходит и даже довольно быстро бегает.

Гнезда гуменники делают на земле, делают аккуратно, работают на строительстве самец и самка дружно. Сидит на яйцах только самка, но самец не оставляет ее, все время находится рядом. А когда появляются птенцы, папаша немедленно подключается к их воспитанию. Дружную семейку из трех- четырех малышей (но бывает и до десяти) в сопровождении заботливых родителей можно увидеть на воде, но чаще — в зарослях кустарника, куда родители уводят птенцов, едва те обсохнут после появления из яиц.

По образу жизни похож на гуменника и белолобый гусь, который тоже гнездится в тундре по побережью Северного Ледовитого океана. А на белолобого гуся похож гусь-пискулька, прозванный так за характерный писклявый крик. Он меньше белолобого (весит немногим более двух килограммов, белолобый же — до трех с половиной). Живет он главным образом в лесотундре.

Белолобым гусь прозван за белое пятно на лбу. Другой гусь назван белым за то, что у него снежно-белые с черной отделкой крылья. Удивительное по красоте оперение этого гуся стало причиной его истребления. Когда-то белый гусь был широко распространен, сейчас последнее его прибежище — остров Врангеля. В отличие от других гусей, белый гнездится колониями, иногда очень большими, иногда всего в несколько пар. Но какова бы колония ни была, птицы ведут себя в них одинаково: не боятся людей, «доверяют» им свои гнезда, не проявляют беспокойства, когда к ним подходят, даже если в гнездах яйца или птенцы. Но, к сожалению, люди часто не оправдывают доверия прекрасных птиц.

Один из самых редких гусей — белошей. Селятся они только на берегах Берингова моря. Раньше его называли голубым гусем, канадским гусем. Белошеем прозвали его русские охотники (это стало и научным названием птицы). А чукчи называют его «ихлихлеут», что значит «большеклювый».

Горный гусь, в отличие от своих собратьев, хорошо бегает. Летает тоже хорошо. Гнезда свои птица устраивает на островах среди озер или на деревьях, если они находятся вблизи горного озеpa. Именно горного, ведь гусь недаром так назван: может селиться даже на высоте шести тысяч метров над уровнем моря.

Горный гусь — редкая птица, занесенная в Красные книги СССР и РСФСР. И ведь не только он — и белый в Красной книге РСФСР, и белошей в Красной книге. В общем, из восьми видов гусей пять требуют активной защиты человека. И защиты немедленной, иначе эти прекрасные птицы будут вычеркнуты из списка животных, обитающих в нашей стране, а то и вообще на планете.

Это же относится и к казаркам. В Красную книгу РСФСР внесены все три вида, обитающие в нашей стране. Это черная, краснозобая и белощекая казарки. А две последние еще и в Красной книге.

Краснозобая казарка живет только в пределах России — в тундре и лесотундре. Там, на склонах оврагов, в долинах рек, часто, кстати, вблизи гнезд хищных птиц, под их покровительством, селятся иногда небольшими (по пять пар), иногда довольно крупными (до тридцати пар) колониями.

«Колониальная жизнь» продолжается и после выведения птенцов — все птицы держатся стайками.

Птенцы растут быстро, и это понятно: пребывание казарок на родине короткое — девяносто, в лучшем случае — сто двадцать дней. Дело в том, что питаются казарки исключительно травянистой растительностью. В тундре и лесотундре весна наступает поздно, осень — рано. Вот и прилетают казарки поздно и улетают рано.

Краснозобые казарки почему-то издавна интересовали людей. Еще в 1723 году по императорскому указу был послан в Сибирь некто Иван Толстоухов, которому поручалось «у всякого чина людей русских и иноземцев проведывать и купить разных родов зверей и птиц живых, которые во удивление человека...», в том числе «...казарки — крылья черные, зоб коричневый». С поручением собирать "куриозных птичек и зверьков", и в частности «красных гусков», в Сибирь в 1721 и 1724 годах отправляется и другой царский посланец — Каземиров. Охота на этих птиц продолжалась до наших дней.

Черная казарка похожа на краснозо- бую, отличается лишь цветом, она действительно гораздо темнее. Краснозобая весит более двух килограммов, черная — несколько меньше. Распространена эта птица была на островах и побережье Ледовитого океана. Сейчас численность ее значительно сократилась. А на севере Европы и Америки, где эта казарка жила еще недавно, сейчас ее уже нет. Истребили.

Птицам отряда гусеобразных очень не повезло. Природа наделила их прекрасными перьями, у них замечательный пух (во всяком случае, у многих), человек уже давно по достоинству оценил их вкусное мясо. И бесчисленное количество этих птиц ежегодно становилось и становится объектом охоты, а зачастую и просто хищнического промысла. Можно понять людей, для которых охота — источник существования или хотя бы важное дополнение к основному источнику. Можно в какой-то степени понять спортивную охоту. Но уж никак нельзя понять и оправдать целенаправленное истребление животных. А ведь оно существует и сейчас. От него страдают многие звери и птицы, в том числе и гуси. Птиц этих становится все меньше и меньше. Положение усугубляется тем, что, осваивая новые пространства, человек вторгается и в места исконных гнездований птиц, лишает их привычной среды обитания. Некоторые гуси, правда, быстро приспосабливаются к новым условиям, привыкают к близости людей. Но далеко не все. Сейчас принимаются меры (надо думать, что это только начало) для спасения птиц. Создаются заповедники, охраняются пути пролетов и места зимовок птиц. Но всего этого мало. Необходимо главное: люди должны перестать бессмысленно убивать наших соседей по планете, должны понять, что нельзя просто так, ради азарта и своего удовольствия, стрелять в беззащитных, часто доверчивых и красивых существ. Нельзя обманывать доверие, нельзя убивать красоту!

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

купить mobil super fe special 5w 30 mobil super fe special 5w 30 интернет магазин автомасел
 
грати купить запчасть 6K5853665AC04 Skoda Audi Volkswagen Seat
 
best bitcoin mixer
 
myfreemp3.click