Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Библиотека Книга Жизни Бабочки, багульник, бакланы, барсук, бархат амурский, бедренец, белена, белки, белладонна, белокрыльник, береза, бересклет, бобры

Бабочки, багульник, бакланы, барсук, бархат амурский, бедренец, белена, белки, белладонна, белокрыльник, береза, бересклет, бобры

Бабочки

Об адмирале и алоллоие мы уже говорили. О других еще будем говорить. Но, конечно, не обо всех — ведь только на территории нашей страны живет примерно восемь тысяч видов бабочек. А вообще их около ста сорока тысяч видов. Они очень разнообразны по величине и по образу жизни, очень различна их роль и место в природе. Но какой бы величины и облика бабочки ни были, они схожи между собой, у них есть общие очень важные признаки, по которым всегда можно отличить бабочку от другого насекомого.

Первый признак — чешуйки на крыльях (поэтому бабочки называются чешуекрылыми). Чешуйки очень важны для бабочек. Они необходимы для полета. Если чешуйки даже частично будут стерты, бабочка не сможет летать. Окраска чешуек защищает бабочку: либо делает ее незаметной, либо предупреждает, что она ядовита или несъедобна. По окраске многие бабочки узнают друг друга, а это нужно для продолжения рода.

Чешуйки — та самая пыльца, которая остается на пальцах, если неосторожно дотронуться до бабочки, — очень маленькие. При сильном увеличении можно увидеть, что расположены они правильными рядами поперек крыла бабочки и слегка перекрывают одна другую, как черепицы на крыше. Сама чешуйка — что-то вроде крошечного мешочка или сплюснутой коробочки с прозрачными стенками. Внутри находится микроскопическое зернышко красящего вещества — пигмента. От пигмента и зависит цвет крыла: эти крошечные зернышки образуют необыкновенный, фантастический рисунок. Правда, тут большую роль играют и стенки чешуек, они неодинаковые по толщине, а некоторые еще и ребристые. И свет, проходящий через них, преломляется тоже неодинаково. Поэтому яркость красок меняется, они, как говорят, играют. Даже когда красящего вещества нет в чешуйках (существуют бабочки, крылья которых кажутся совсем прозрачными), свет, проходя через стенки чешуек, преломляется под разными углами, и бабочки становятся яркими, сверкающими.

Второй отличительный признак бабочек — мягкий и длинный хоботок. Он может быть коротким у одних и длинным у других, но всегда свернут спирально и разворачивается, когда бабочка ест. Правда, бывают бабочки, у которых отсутствует ротовой аппарат, но это исключение.

Личинки бабочек — это хорошо всем известные гусеницы. Гусеница обычно похожа на червяка. У нее три пары настоящих, расчлененных, и пять пар ложных, нерасчлененных, как бы сросшихся попарно, ножек. Гусеницы в большинстве своем питаются растениями. Многие очень прожорливы. Поэтому у них мощный грызущий ротовой аппарат. На нижней губе большинства гусениц есть железы, выпускающие жидкость. Она быстро затвердевает на воздухе, превращаясь в паутинку. Паутинками гусеницы скрепляют листья, из них ткут коконы, делают паутинные гнезда, спускаются на них с деревьев.

В конце своего развития гусеница превращается в куколку. У разных бабочек куколки разной величины и цвета, но все имеют яйцевидную форму, почти все неподвижны (только могут судорожно вертеть брюшком) и покрыты плотной оболочкой. У дневных бабочек куколки без кокона и висят либо вниз головой (висячие), либо привязаны к ветке или травинке вверх головой, как бы подпоясаны (они так и называются: подпоясанные). Ночные бабочки, за исключением бражников, окукливаются в коконах.

Это основные признаки всех бабочек — и тех, о которых говорится в этой книге, и тех, о которых мы из-за недостатка места не сможем рассказать.

Вообще очень трудно решить, о ком тут говорить, кого лишь упомянуть, кого вообще пропустить. Многие бабочки очень красивы — как не сказать о них? Другие, если уж и не так красивы, то очень характерны для русской природы и стали уже как бы обязательной, неотъемлемой частью пейзажа. И их тоже нельзя пропустить. Среди бабочек есть и такие, которые сильно вредят человеку. И о них тоже надо упомянуть, потому что они занимают важное место в жизни людей, без них представление об окружающем нас мире живой природы будет не полным. Поэтому должны предупредить: как бы мы ни отбирали бабочек, о которых будем говорить, за страницами этой книги останутся еще очень и очень многие.

Начнем краткий обзор чешуекрылых с бабочек, объединенных в большую группу молей.

Когда говорят о молях, чаще всего представляют себе тех самых бабочек, которые иногда летают в наших квартирах и портят вещи. Но сама моль ничего не портит, поскольку всю свою короткую жизнь ничего не ест. У нее нет даже рта. Портят вещи и все прочее не бабочки, а их гусеницы — обладательницы уникальных желудков. В организме этих гусениц имеются бактерии, которые помогают им усваивать такие несъедобные, с нашей точки зрения, «продукты», как перья, волосы, шерсть, рог, кожу. Поэтому наши, домашние моли называются шубная, платяная, мебельная, хотя названия эти условные: шубная моль может вредить мебели, а мебельная может портить различные платья, и наоборот.

Однако есть немало и других молей. Например, грибная. Когда-то она имела узкую специализацию. Ее гусеницы жили только на грибах-трутовиках. Поэтому моль и называли грибной. Но сейчас бабочка «сменила специальность» — переселилась в зернохранилище. И хоть какая-то часть этих бабочек продолжает жить в лесу, теперь все чаще говорят о грибной моли как о серьезном амбарном вредителе.

И другая моль, развивавшаяся на грибах, тоже вошла в число амбарных вредителей, причем настолько прочно, что утратила свое прежнее имя и теперь ее называют зерновой молью. Самка зерновой моли откладывает более ста яичек, из которых через полторы-две недели появляются гусенички. Каждая гусеничка за период своего развития повреждает до тридцати зерен. А сколько гусеничек может быть в одном зернохранилище?

Молей, как мы уже говорили, много. В большинстве это маленькие или, во всяком случае, не крупные, тускло окрашенные и часто малозаметные бабочки. И хотя они широко распространены, видим мы их или обращаем на них внимание далеко не всегда.

А вот других бабочек знаем лучше, хотя часто плохо представляем, какие серьезные неприятности доставляют они людям. Взять хотя бы капустных белянок, или капустниц.

Легкие, будто невесомые, издали кажущиеся совершенно белыми, они вьются над растениями то поодиночке, то парочками. Иногда вместе летают три или четыре бабочки. Кажется — ведут хоровод или затевают какую-то игру. И так, кружась, танцуя, поднимаются высоко вверх, потом опускаются, куда-то улетают, опять возвращаются... Невольно залюбуешься воздушным танцем и забудешь, какие это вредители.

Капустниц можно увидеть и в поле, и на лугу, и на опушке, и на огороде. Лишь в лесу капустниц не встретишь — там нет растений, которые называются крестоцветными. А только на этих растениях выкармливаются гусеницы капустниц.

В природе немало диких крестоцветных. И когда-то гусеницы бабочек, которых мы сейчас называем капустницами, жили на них. И сейчас можно встретить этих гусениц на диких крестоцветных. Но лишь изредка. Потому что бабочка давно оценила капусту — культурное растение, которое человек когда-то вывел из диких крестоцветных, — и переселилась на нее. Вернее, стала на капусту откладывать свои яички. Гусеницы (а из одной кладки может появиться штук двести пятьдесят) начинают соскабливать кожицу и мякоть с листа, потом, подрастая, «просверливают» лист, делая в нем дырки, а став взрослыми, съедают уже весь лист целиком, оставляя лишь толстые жилки.

Живут гусеницы открыто, не прячась. Будто знают: их синевато-зеленая с хорошо заметными желтыми продольными полосами окраска предупреждает, что они несъедобны.

На капустниц очень похожи их близкие родственники: брюквенница и репница. Правда, они поменьше и у репницы не черные, как у капустницы, а серые вершины крыльев и пятна. У брюквенниц пятен нет, зато на задних крыльях внизу имеется темный рисунок. Яйца свои эти бабочки откладывают тоже на капусте, и гусеницы их — опасные вредители.

Нередко там, где летают капустницы, репницы, брюквенницы, можно увидеть еще одну бабочку-белянку — боярышницу. Крылья у нее полупрозрачные с темными прожилками. Гусеницы — черно-голубые с бурыми пятнами — живут не только на боярышнике, как можно было бы заключить из названия бабочки, но и на яблоне, груше, вишне. Летом обгрызают листья, а весной, перезимовав в общем гнезде, сделанном из засохших листьев, принимаются за почки, набрасываются на молодые листики. И если гусениц оказывается много, ущерб от них весьма значителен.

С боярышницей связаны печально знаменитые «кровавые дожди».

В прошлом не раз бывало так: собираются люди на богомолье или какой-то церковный праздник. И тут неожиданно налетает ветер, небо покрывается тучами, и на землю обрушивается ливень. Люди бросаются под деревья, и вдруг крик ужаса перекрывает шум дождя: на одежде спрятавшихся под деревьями людей появляются кровавые пятна. Впечатление бывало настолько сильным, что люди не замечали странного обстоятельства: кровавые пятна появлялись только на тех, кто укрывался под деревьями.

Церковники немедленно объявляли это «божьим знамением», предсказывали надвигающуюся беду, и беда нередко действительно приходила.

Не знали крестьяне, что причиной этих «кровавых дождей» являлась обыкновенная и хорошо всем известная боярышница. Выходя из куколки, эта бабочка выделяет небольшую капельку красной жидкости, которая быстро засыхает на листьях или ветках деревьев. Если бабочек появляется много, а дождей долго не бывает, на листьях скапливается большое количество таких засохших пятен. Дождь смывает эти пятна, и они падают в виде кровавых капель. Что же касается «предзнаменования», то нетрудно сообразить: много красных пятен — значит, много бабочек, значит, через некоторое время появятся полчища прожорливых гусениц. И погибнут сады.

Голые, без листьев, засохшие деревья с черными, безжизненными ветвями — очень грустная картина. Будь то плодовые сады или леса, одинаково тягостно видеть это. Но особенно сильное впечатление производит летом оголенная, словно уже наступила поздняя осень, дубрава. И трудно представить себе, что это «дело рук» небольшой зеленовато- серой бабочки дубовой листовертки, вернее, ее гусеницы.

Гусеницы маленькие, подвижные, умеющие быстро ползать и также быстро «давать задний ход», спускаться с довольно большой высоты на паутинке, а главное (и за это бабочка получила свое название), свертывать листья трубочками, фунтиками, пакетиками.

Бабочки тоже подвижные, они ловко шныряют между ветвями, вьются среди сучьев. И если бабочек много, надо ждать беды. Ведь летают они неспроста, а выбирают подходящие места, чтоб отложить яички.

Беда придет на следующий год: из яичек появятся бледно-зеленые с черными точками гусенички и набросятся на почки. А когда из уцелевших почек появятся листья, гусеницы начнут грызть их, предварительно склеив паутинкой. И скоро вместо сочной, зеленой листвы на дубах останутся лишь бурые, сухо шуршащие на ветру, безжизненные трубочки и фунтики.

Листоверток много разных, но, вопреки названию, свертывают листья не все гусеницы этих бабочек. Например, гусеница яблонной плодожорки не делает никаких трубочек. Она откладывает яички на листья яблонь, а появившиеся гусенички добираются до плодов и вгрызаются в них. Это те самые гусеницы — розоватые с черной головкой,— которые и делают яблоки червивыми. Причем потомство одной бабочки может составить «стадо» из ста — ста пятидесяти гусениц, а каждая гусеница может сделать червивыми несколько яблок.

Не сворачивают листья гусеницы листоверток, живущих в хвойных лесах,— из хвоинок не сделаешь трубочек. И гусеницы концевой, смоляной и почковой листоверток-побего-вьюнов не делают этого, они просто грызут хвоинки. И в годы массового размножения наносят огромный урон хвойным лесам.

Есть бабочки, которые живут только в хвойных лесах или только на полях. Есть и более или менее широко распространенные, но все-таки живущие тоже в определенных местах. Однако есть и такие, которых, кажется, встретишь повсюду. Например, довольно симпатичных, ярко окрашенных бабочек с шелковистыми крыльями — огневок. Трудно назвать место, где бы они, точнее, их гусеницы не жили. Даже в воде приспособились жить гусеницы болотной, телорезной и подводной огневок, даже в масле и сале живут гусеницы жировой огневки, даже в ульях, поедая воск, живут пчелиные огневки. Огневки живут и в лесах, и на лугах, где одни виды «специализируются» на листьях, другие предпочитают стебли и корни, третьи — цветки и плоды. И всюду наносят вред. Но наибольший вред человеку приносят огневки, живущие на полях. Например, луговой мотылек. Потомство одной такой бабочки за лето может уничтожить девять тонн зеленой массы. Причем гусеницы лугового мотылька многоядны, повреждают десятки самых разных растений.

Были годы, когда люди оказывались почти бессильными в борьбе с луговым мотыльком. Бабочки размножались в таком количестве, что из-за гусениц, переползавших железнодорожное полотно, останавливались поезда.

Большой вред приносят плантациям подсолнечника подсолнечниковая метлица; посевам кукурузы и еще примерно пятидесяти других культурных растений — кукурузный мотылек; в амбарах, на складах, элеваторах вредят мучные и мельничные огневки.

На гусениц многих бабочек мы часто не обращаем внимания, разве что увидим очень крупную или очень красивую. А вот мимо этой никто не пройдет, хотя она ни размерами не поражает, ни красотой. Напротив, она довольно невзрачна. Внимание же привлекает ее необычная «походка». Передвигаясь, гусеница эта подтягивает заднюю часть туловища к передней, так что сгибается в дугу, потом выбрасывает по направлению движения переднюю часть, опять подтягивает заднюю и так далее.

В России когда-то существовала мера длины — пядь, равная расстоянию от конца большого пальца до конца указательного. Мерили пядями примерно так, как ходит гусеница, о которой мы начали разговор. Сначала замеряли расстояние от конца одного пальца до другого, затем большой подтягивали к указательному, потом выбрасывали вперед указательный, подтягивали к нему большой и так далее. Поэтому гусеницы, а вместе с ними и бабочки получили название пядениц. И все семейство, к которому принадлежат пяденицы, получило свое научное название — «геометриды», или «землемеры»,— тоже благодаря «походке» гусениц.

Пяденицы — очень распространенные бабочки. В нашей стране, например, двенадцать процентов чешуекрылых — пяденицы. Некоторые из них, такие, как, скажем, сосновая — ее гусеницы объедают хвою,— могут при массовом размножении принести большой вред. За последнее столетие было несколько массовых размножений сосновой пяденицы, каждая вспышка длилась по нескольку лет. Самая сильная была в 1940— 1944 годах, она захватила почти всю территорию европейской части России.

По названию сосновой пяденицы видно, что она специализируется на хвойных деревьях. А вот зимняя пяденица (названа так за то, что бабочка появляется осенью) многоядна, ее гусеницы повреждают около ста пород деревьев.

Поздней осенью можно увидеть на стволах деревьев странных длинноногих, почти бескрылых насекомых, не способных летать. Это — самки зимних пядениц. Они торопятся: им надо до наступления холодов отложить яички в местах, где весной распустятся почки. И вот не успеют деревья порадоваться зеленой листве, как уже начинают чахнуть. Пройдет еще некоторое время, и деревья останутся совсем без листьев. А с голых ветвей будут на тоненьких паутинках свисать гроздья светло-зеленых гусеничек зимней пяденицы. Они спустятся на землю, зароются и окуклятся. Поздней осенью появятся крылатые, хорошо летающие самцы и бескрылые самки. На рисунке слева внизу самец обозначен кружком со стрелкой, а самка—кружком с крестиком. Так в биологии обозначают пол животных.

Бабочки в основном питаются нектаром цветов. Одним надо много еды, хотя на вид они изящные, хрупкие, другим — мало. А вот этим — крупным, тяжелым, с толстыми волосатыми брюшками — надо, видимо, еды очень много, вид у них настоящих обжор. Это — коконопряды. Но внешность, как известно, часто бывает обманчива. И в этом случае тоже. Толстяки-коконопряды, оказывается, вообще ничего не едят, у них нет даже хоботка. Зато их волосатые гусеницы действительно обжоры —едят и за себя, и за взрослых бабочек. Особенно прожорливы гусеницы соснового коконопряда. Каждая за свою жизнь может съесть чуть ли не сорок граммов хвои. Одна! А их в период массового размножения миллионы и миллионы.

Опасный вредитель хвойных деревьев — сибирский коконопряд, похожий и внешне и по образу жизни на соснового. А вот кольчатый, прозванный так за то, что самка откладывает яйца в виде плотной широкой полосы, опоясывающей ветку или сучок, известен как вредитель лиственных, в частности плодовых, деревьев. В годы массового размножения кольчатый шелкопряд уничтожает огромное количество деревьев, особенно в лесостепи. Так, в 1941 —1952 годах на тысячах гектаров — от Белоруссии до Южного Урала — дубовые леса из-за гусениц кольчатого шелкопряда стояли без листьев.

Есть у гусениц этой бабочки любопытная особенность: появившись из яиц, они не расползаются, как большинство гусениц, а строят общее паутинное гнездо и проводят в нем все светлое время суток. С наступлением темноты отправляются на кормежку, а к утру снова собираются вместе.

Непарный шелкопряд — один из самых распространенных вредителей. Его гусеницы питаются более чем тремястами видами растений. Свое название бабочка получила за то, что самцы и самки очень непохожи друг на друга. Самцы хорошо и быстро летают, самки малоподвижны, крупнее, имеют толстое волосатое брюшко, светлее окрашены.

Обычно на нижней части ствола самка откладывает триста — триста пятьдесят (но может и больше, до тысячи) яичек. Откладывает кучно, «бляшкой» и покрывает их волосками со своего брюшка. Такая бляшка может перенести и суровые морозы, и жару, и даже длительное затопление. Гусеницы непарного шелкопряда крупные, покрыты волосками. Волоски защищают их от многих птиц и хищных насекомых, а благодаря крошечным пузырькам на концах этих волосков молодые гусенички могут переноситься ветром на значительные расстояния. Поэтому непарный шелкопряд широко распространен, и почти ежегодно в разных местах наблюдаются вспышки массового размножения этого вредителя. Страдают от него и сады и леса.

А теперь представим себе такую картину. Осень. В саду деревья уже голые, листья давно облетели. Но не все. Кое- где можно увидеть еще пучки сухих, скомканных листьев. Они качаются на ветру, но держатся прочно — привязаны паутинкой.

В таком комке из семи-восьми плотно склеенных сухих листьев находятся двести — триста (но может быть и тысяча и даже две) крохотных гусеничек. Они-то и скрутили листья, оплели их паутинкой — приготовили себе зимнюю квартиру. А ранней весной гусеницы выберутся из гнезда и примутся за еду. Сначала будут обгрызать почки, потом листву. Это гусеницы златогузки — красивой белой бабочки, названной так потому, что на конце брюшка у нее ярко-оранжевый или золотистый пучок волосков. Когда гусениц много, вред они наносят значительный.

Совки — самое крупное семейство бабочек. Большинство совок окрашено тускло, рисунок у них на крыльях, правило, темный, толстое брюшко покрыто густыми волосками, и поэтому полет у этих бабочек, как говорят, мягкий. У бабочек многих видов позади головы есть воротничок из мягких волосков, что придает им некоторое сходство с совами. Поэтому и названы бабочки совками, или совиноголовками.

Некоторые совки приносят пользу, опыляя растения. Но большинство совок, из-за того что способны размножаться в огромных количествах, считаются вредителями. Некоторые — даже очень опасными. Причем нет, пожалуй, растений, которые были бы не по вкусу или не «по зубам» гусеницам совок. Страдают от них и леса, и поля, и сады.

Один из таких активных вредителей — озимая совка. В 1924 году гусеницы этой бабочки уничтожили столько хлеба, что им можно было бы нагрузить железнодорожный состав длиной в сто километров. И это не удивительно: озимые совки очень плодовиты, а гусеницы их чрезвычайно прожорливы. Одна самка может отложить до двух тысяч яиц, а всего десять гусениц способны полностью уничтожить растительность на квадратном метре. Причем находясь в земле, гусеницы уничтожают высеянные семена, а поднимаясь на поверхность, обгрызают листья растений.

Совка-гамма (названная так потому, что у нее на каждом крыле имеется белое пятно, напоминающее греческую букву «гамма») не менее опасный вредитель: ее гусеницы питаются растениями более ста видов, но главным образом повреждают коноплю, лен, сахарную свеклу.

Из других совок особенный ущерб сельскохозяйственным культурам наносит капустная, которая, несмотря на свое название, повреждает не только капусту, но и другие растения; зерновая, вредящая не только на полях, но и в амбарах. Для лесов очень опасна сосновая совка, способная уничтожить большие массивы сосны.

Здесь мы рассказали очень коротко лишь о некоторых бабочках, вредящих человеку. Именно о некоторых. Ведь бабочек, вредящих садам, лесам, полям. сейчас известно примерно пятьдесят видов. Много это или мало? Если учесть, что они способны размножаться в колоссальных количествах и уничтожать при этом миллионы гектаров посевов и лесов,— это, конечно, много. Если посмотреть, какую долю составляют они от общего числа бабочек, окажется чуть больше половины процента. Это, конечно, мало.

Основная масса видов нейтральна или полезна. Полезна тем, что бабочки опыляют растения. Гусеницы часто живут на сорняках и уничтожают их. Есть бабочки, которых вообще мало, и вреда их гусеницы принести не могут. Наконец, есть бабочки, гусеницы которых грызут листву деревьев и делают это довольно активно. Но это тот вред, который перекрывается пользой (прореживание крон, уменьшение количества опадающих листьев, удобрение леса). Так что большинство бабочек заслуживает того, чтоб их охраняли и берегли. Тем более, что даже среди близких родственников опасных вредителей есть совершенно безвредные.

Ранней весной можно увидеть небольшую очень красивую бабочку. Передние крылья у нее наполовину оранжево- красные. Особенно ярки углы крыльев, к середине же яркость сходит на нет. Энтомолог, давший название бабочке, был, очевидно, поэтом — он увидел в сочетании красок на крыльях бабочки сходство с небосводом, постепенно освещаемым восходящим солнцем. И назвал эту бабочку авророй в честь древнеримской богини утренней зари. А в России бабочку называют зорькой.

Крылья окрашены только у самцов зорьки. Самки же белые. Бабочки эти — близкие родственники капустниц, брюквенниц и репниц. Однако человеку не вредят.

А вот еще одна всем хорошо знакомая бабочка: светло-желтая, лимонная. Часто ее так и называют — лимонница. Но это только прозвище. Настоящее имя бабочки — крушинница, ее гусеницы живут в основном на крушине. Крушинница тоже из белянок. И у этой бабочки только самцы такие нарядные — лимонно-желтые, самки же почти белые, с чуть зеленоватым отливом.

В лесу — свои, «собственные» бабочки, без которых и опушка скучной кажется, и полянка не полянка. Порхают бабочки, перелетая с цветка на цветок, складывают и распахивают крылышки, и от этого каждый цветок кажется еще ярче, еще прекраснее.

Вот крупная желто-рыжая с черными пятнами бабочка. Села на цветок, расправила крылышки, будто приглашая полюбоваться ими всех желающих, а потом медленно сложила. И большие белые пятна на нижней стороне крыльев вдруг заиграли перламутром. Чуть повернулась бабочка — и новая игра света, снова, но уже иной блеск. Бабочка так и называется — перламутровка. Некоторые уже стали редкими: это перламутровка зенобия, живущая на юге Приморского края и занесенная в Красную книгу РСФСР, перламутровка Александра и перламутровка нериппе, живущие на Дальнем Востоке, занесенные в Красную книгу СССР. Остальные пока встречаются довольно часто. Но это, конечно, не значит, что их можно и нужно ловить. Ведь и редкие когда-то были обычными...

И еще одна бабочка. Ей почему-то нравится летать вдоль дорог, но любит и разреженные, светлые лиственные леса Как будто понимает, что на свету она особенно хорошо смотрится. Но вот села бабочка на цветок — и вдруг полыхнуло маленькое ярко-фиолетовое пламя. Повернулась бабочка — и опять полыхнуло пламя, только чуть другого оттенка. Покачала крылышками — и покатилась легкая переливчатая волна цвета. И не сразу догадаешься, что окраска у бабочки меняется, вспыхивая, переливаясь всеми цветами, потому что солнечные лучи под разными углами проходят через ее чешуйки. Недаром же эта бабочка называется переливницей.

Переливниц несколько видов, и некоторые из них уже стали редкими. Еще сравнительно недавно можно было увидеть на опушке или у обочины дороги большую переливницу, типичную когда-то для центральной части России бабочку. Теперь она настолько редка, что занесена в Красную книгу СССР, так же, как переливница Шренка, живущая в Приморье. А вот еще одна бабочка. Называется пестрокрыльницей. Она тоже меняет цвет, только не мгновенно. В начале лета она рыжевато-красная с красивым черным рисунком и белыми пятнышками на передних крыльях. А в середине лета — буровато-черная, пятна желтовато-белые, а на задних крыльях такая же перевязь. Совершенно разные бабочки? Нет, это один и тог же вид. Только у рыжевато-красной куколка появилась в прошлом году и перезимовала, а у буровато-черной куколка появилась этим летом и развивалась в тепле. Из-за того что бабочки весеннего и летнего поколения имеют разную окраску, пестрокрыльница называется изменчивой.

Бабочками можно любоваться, за бабочками можно наблюдать. Они могут подсказать, например, здоров ли луг, полноценен ли он. Только на полноценном лугу увидеть в большом количестве пестрых бабочек, очень точно названных шашечницами. И только на

полноценном лугу водятся голубянки — маленькие бабочки, у которых верхняя сторона крыльев голубая, а нижняя — темно-серая. Увидишь порхающих голубянок — покажется, будто вспыхивают и гаснут над лугом голубые огоньки. Сядет бабочка, сложит крылышки — погаснет огонек, расправит крылья или по- летит — снова вспыхнет.

Голубой цвет не так уж часто встречается у насекомых, поэтому голубянок знают все любители природы. Правда, голубые у этих бабочек только самцы, самки окрашены гораздо скромнее.

Чаще всех встречаются голубянка- Икар и голубянка красивая. А реже всех — голубянка степная угольная, голубянка мелеагр и голубянка Филипьева. Они настолько редки, что занесены в Красную книгу СССР, а голубянка Пугачука и голубянка Рими — в Красную книгу РСФСР.

Багульник, болотная одурь

В зимнее время на улицах городов часто продают тоненькие безлистные веточки. Кажется, что в них? Но вот поставили в воду, и через несколько дней на веточках раскрылись легкие сиреневато-розовые цветки, а потом появились и листочки...

Говорят: багульник расцвел!

А это и не багульник вовсе, а рододендрон даурский. Кто знает, как родилась путаница? А вот прижилась ошибка, хотя багульник и рододендрон очень непохожи друг на друга. Рододендрон растет на склонах сопок, багульник на болотах.

Багульник — небольшое растение, вечнозеленый кустарник, с узкими листьями, покрытыми снизу ржавыми волосками. Пожалуй, и его цветы — белые, собранные в зонтик — красивы, особенно издали. Но никому не придет в голову приносить их в дом: это опасно. Цветы багульника обладают сильным, прямо- таки одуряющим запахом, от которого начинает болеть и кружиться голова. Поэтому багульник называют еще и по-другому: болотная одурь. А само слово «багульник» произошло от старославянского слова «багулить», что означает — отравлять. Он действительно ядовит — и листья его, и кора, и корни, и цветки.

Бакланы

В нашей стране живет несколько видов бакланов. Но места обитания почти всех ограничены. К тому же малый и хохлатый — очень редкие птицы. Малый занесен в Красную книгу РСФСР, а хохлатый — в Красную книгу СССР. А вот большой баклан распространен широко. О нем-то мы и будем говорить. Но поскольку в жизни всех бакланов много общего, значительную часть рассказанного о большом баклане можно отнести и к его родственникам.

Бакланы — отличные рыболовы, если уж погонятся за рыбой, то поймают обязательно.

Охотятся и под водой, и «загоном», устраивая коллективные охоты часто вместе с другими птицами. Правда, время от времени вынуждены делать перерывы, чтобы обсушиться. Перья у бакланов не намокают, но между ними застревают капельки воды, и птицы сидят, широко раскинув крылья, пока солнце и ветер не высушат оперение.

Селятся бакланы колониями (иногда в таких колониях бывает по нескольку тысяч гнезд) лишь в тех местах, где достаточно рыбы. Хотя иногда, по причинам неустановленным, поселяются далеко от воды и тогда ежедневно совершают многокилометровые перелеты от гнезда до водоема и обратно (а во время выкармливания птенцов летают по нескольку раз н день). Гнезда строят на деревьях или в камышовых заломах. Но нередко устраивают и на земле или на камнях. В таких случаях, прежде чем построить гнездо, бакланы возводят «фундамент», часто метровой высоты.

Яйца в гнездах насиживают оба родителя недели три-четыре. Сроки насиживания зависят от того, живут ли птицы в более теплом или более умеренном климате.

Птенцы появляются на свет голые и беспомощные, но месяца через три поднимаются на крыло. А до этого родители очень заботятся о них. Ну, еду приносят — это естественно, но ведь и за водой летают, чтоб напоить птенцов. Принесет папаша или мамаша воду в клюве, вольет в горло птенцу или двум и летит опять. Несколько раз слетает, пока не напоит всех. В жару родители прикрывают птенцов от палящих лучей — приносят мокрые водоросли и кладут их в гнездо. Хорошие родители бакланы. И птенцы вроде бы привязаны к ним больше, чем у других птиц. Конечно, наступает время, и улетают они из родного гнезда. И могут не вернуться в эти места.

Молодые бакланчики начинают гнездоваться не ранее трехлетнего возраста. Но часто молодые прилетают в родные места и тогда, когда еще не пришла пора строить гнезда, и живут в родной колонии, будто взрослые дети с любимыми родителями.

Бакланы — птицы исключительно рыбоядные. За это их не любят, часто разрушают гнезда, уничтожают и взрослых и птенцов, считая, что бакланы снижают количество рыбы.

Ну, если бакланов очень уж много, они, конечно, мешают людям. Но далеко не всегда. Недавно выяснилось, что, во-первых, прожорливость бакланов значительно преувеличена, на самом деле съедают они не так уж и много; во-вторых, что особенно важно, бакланы спасают рыбу! Уничтожая в первую очередь больных, они не дают распространяться заразе, которая ведет к массовой гибели рыб.

Это еще один пример того, как в природе нельзя все раскладывать по полочкам — разделять на белое и черное, на полезных и вредных животных.

Барсук

В густом лесу, где-нибудь на крутом склоне холма или оврага, можно увидеть большое отверстие, отшлифованное по краям до блеска. Это вход в нору барсука. Нора у этих зверей бывает и примитивным сооружением (тогда она состоит из коридора длиной в два-три метра и заканчивается гнездовой камерой), и сооружением очень сложным. Если нора примитивная, значит, тут барсук поселился недавно. А если вокруг несколько выходов (стало быть, и много коридоров, и много подземных ходов), значит, нора старая. Дело в том, что барсуки селятся в одном и том же месте, даже в одной и той же норе, из года в год. И все время расширяют свое жилище, копают новые ходы и отнорки. А так как это повторяется из поколения в поколение в течение многих десятилетий, а то и столетий, то нора превращается в целый город (кстати, старые барсучьи поселения так и называют: городки). Иногда в барсучьем городке до пятидесяти входных отверстий, общая длина коридоров превышает двести метров.

Роют барсуки легко. Кажется, все у них приспособлено для земельных работ: плотное, как бы клинообразное, мускулистое тело, остромордая голова, сильные, «медвежьи», с длинными, крепкими когтями лапы. Когтями они рыхлят землю, роя нору, когтями выкапывают корешки, которые, как и всякую растительную пищу, поедают очень охотно — она в рационе этих зверей занимает такое же место, как и мелкие грызуны, и насекомые. На крупных животных барсук никогда не нападает, хотя силы ему не занимать. Но силой своей он пользуется очень редко, при опасности старается удрать, вступает в сражение лишь в крайнем случае, проявляя при этом незаурядную храбрость и ловкость. Вообще же барсук очень мирное и добродушное животное. Даже лисиц, которые нахально вселяются в его квартиру, он прогоняет редко, разве что доведенный уж до крайности. И если прогоняет, то не из-за «площади» — места в городке достаточно, отдельных выходов хватает. Дело даже не в возне и шуме, которые устраивают лисицы, хотя барсук любит тишину и одиночество. Он стерпел бы и это. Но мириться с нечистоплотностью лис выше его сил.

Сам барсук — пример аккуратности: возле норы у него всегда чисто, нет следов и остатков еды, в нескольких метрах от норы вырыты глубокие ямки — уборные. Когда такая ямка заполняется, барсук зарывает ее и делает новую. Подстилку в гнезде — сухие листья и мох — барсук меняет по нескольку раз за лето. Даже на охоту он не отправится, пока не наведет туалет: очистит шкурку от прилипшей земли, расчешет примятые шерстинки. Лисицы, наоборот, звери неаккуратные, и соседство их очень неприятно. Если же к барсуку относиться с должным уважением, как это делают енотовидные собаки, тоже иногда селящиеся в норах барсуков, он не станет возражать против соседства.

Барсуки ведут спокойную, размеренную жизнь: днем спят, ночью бродят по лесу. Любопытно, что перед выходом из норы барсук долго прислушивается и принюхивается — нет ли опасности? Но, выйдя из норы, скоро забывает об осторожности — шумит, сопит, топает.

Весной размеренная жизнь барсучихи нарушается появлением барсучат. Их бывает от двух до шести. Весят они граммов по пятнадцать, а длина каждого чуть больше десяти сантиметров. (Это при том, что мамаша весит в среднем килограммов десять — пятнадцать, а длина ее — около метра.) Малыши требовательны и капризны: дня три-четыре мать вообще не может оставить их и выйти из норы. Затем выходит очень ненадолго. В ясные дни барсучиха выносит ежедневно своих слепых барсучат (глаза у них откроются только через пять недель после рождения) на солнышко. Примерно в двухмесячном возрасте барсучата сами уже выходят из норы и вскоре начинают совершать вместе с мамашей небольшие экскурсии. Постепенно прогулки становятся все продолжительнее, и в конце лета молодые барсуки уходят так же далеко от норы, как и взрослые.

Осень — пора расставания. Мамаше надо подремонтировать старое жилье, молодым — позаботиться о собственных квартирах (хотя некоторые остаются зимовать с матерью), заготовить запасы на зиму.

К. осени барсуки сильно жиреют. Но одного подкожного жира, чтобы спокойно перенести зиму, им мало. Поэтому барсуки с осени набивают свои кладовые кореньями, семенами, желудями.

Подкожным жиром звери будут питаться во время спячки, запасами из кладовой — когда проснутся; проснувшиеся весною звери очень голодны, а еду в это время найти еще нелегко.

Барсуки уничтожают в большом количестве слизней, гусениц, личинок, вредящих лесу насекомых, мышевидных грызунов. Кроме того, разыскивая еду, барсук постоянно взрыхляет лесную подстилку, что очень важно для растительности. Охота на барсуков сейчас запрещена в большинстве областей нашей страны. Но, к сожалению, их много гибнет от рук браконьеров. И барсуков остается все меньше и меньше. А сведение лесов, пригодных для жизни этого зверя, делает его еще более редким.

Животное это считается угрюмым и нелюдимым (в народе его зовут бирюком). На самом же деле барсук легко уживается с людьми, не пугается даже их бурной деятельности. Если, конечно, люди не преследуют барсуков.

Бархат амурский

Когда русские переселенцы начали осваивать берега Амура, они с первых же шагов столкнулись с удивительными растениями, которые никогда раньше не встречали. Таким было и это дерево — красивое, высокое, с пышной, ажурной кроной, яркой изумрудно-зеленой листвой и необыкновенной голубовато-серой мягкой корой.

Люди тогда уже, конечно, знали, что такое бархат. Но чтобы бархатом было покрыто дерево, этого даже представить себе не мог А кора действительно бархатная. Именно из-за нее, кроме своего научного имени «филодендрон», дерево получило второе имя — бархат амурский.

Родина бархата амурского — Дальний Восток, Приморский и Хабаровский края, Амурская область. Дерево любит свет, селится на открытых местах, главным образом по склонам и по берегам рек.

Весной, когда вся уссурийская тайга уже зазеленела, бархат еще выжидает. Листья у него появляются на целый месяц позже, чем у других деревьев. Ученые считают, что это своеобразное защитное приспособление от поздних ве
сенних заморозков, которые здесь бывают. Зато цветение начинается почти сразу после появления листьев. И продолжается всего восемь — десять дней.

Во время цветения из-под кроны бархата амурского слышится неумолчное жужжание пчел — дерево это одно из самых медоносных растений тайги. Каждая пчелиная семья заготавливает на небольших и невзрачных цветках бархата амурского до восьми — двенадцати килограммов меда, который и через двадцать лет сохраняет свой удивительный вкус, аромат и лечебные свойства.

Лечебными свойствами отличаются и плоды — мелкие матово-черные ягоды, висящие пахучими гроздьями до самой зимы. Из них издавна изготовляли лекарства, спасающие от тяжелых болезней.

Как установили ученые, бархат амурский — одно из древнейших растений дальневосточных лесов. Оно ведет свою родословную из далекого доледникового периода, когда в здешних краях шумели тропические леса. Недаром бархат амурский — близкий родственник апельсина, лимона, мандарина.

Кажется, достаточно удивительных свойств: и полезно дерево, и красиво! Но то, что узнали о нем несколько десятилетий назад, изменило судьбу таежного старожила. Оказалось, что его бархатная, эластичная поверхность — это пробка. Она толстым слоем покрывает ствол и все крупные ветви. Созревает пробка на восемнадцатилетнем дереве. В эту пору без вреда для дерева ее можно снимать, она легко отделяется от ствола. Затем дереву дается передышка на несколько лет. За это время пробковый слой полностью восстанавливается. С каждого дерева можно получать несколько урожаев пробки: бархат живет до двухсот, а иногда и до трехсот лет.

Пробковый слой таежного дерева — необходимый, не знающий себе равных материал. Пробка не пропускает ни жидкости, ни газы, не влияет на запах и вкус продуктов, которые соприкасаются с ней. К тому же она обладает прекрасными звуко- и теплоизоляционными свойствами.

Из пробки изготовляют около девяноста различных изделий. Не пропадают даже крошка и пробковая пыль. Их используют для производства линолеума, линкруста и других строительных и отделочных материалов.

Летом 1933 года была получена первая партия пробки из коры — девяносто тонн. С тех пор заготовка пробки ведется постоянно. Начались и попытки расселить единственный отечественный пробконос в других местах страны. Сначала он обосновался в ботанических садах и парках. Затем перекочевал на опытные делянки лесничеств. Теперь на больших площадях лесных насаждений в разных районах страны можно встретить бархат амурский, у которого появилось и третье имя: пробковое дерево.

Бедренец

С мая по сентябрь, словно передавая друг другу эстафету, цветут в средней полосе нашей страны травы, которые ботаники называют зонтичными. Они встречаются всюду, в самых различных местах — на лесных полянах и по берегам водоемов, вдоль дорог и на пустырях, в лугах и на огородах, в глубине оврагов и на травяных болотах.

Типичный представитель этой группы растений — бедренец камнеломка. Зонтик у него довольно крупный, плоский, составленный из нескольких простых зонтичков. На одном растении обычно раскрывается несколько сложных зонтиков. Сначала — на верхушке главного стебля, позже — на боковых веточках. В зонтики собраны мелкие цветки бедренца.

Своеобразны и листья у этого растения. Они у него двух типов. Нижние, те, что поближе к корню,— перистые (так называются листья, состоящие из нескольких пар листочков, сидящих на черешке парами друг против друга). Верхние же листочки, те, что находятся на стебле, либо разделены на узкие, длинные дольки, либо имеют вид зеленых оберток, охватывающих боковые побеги растений.

Бедренец обычен на наших лугах. Но и на полях его встретишь, и на лесных опушках, и в зарослях кустарников, и вдоль дорог. И может быть, не стоило бы тут говорить о нем, если бы не одно обстоятельство. Уже много веков назад люди заметили: отвар из этой травы возвращает силу ослабевшему человеку, дает ему бодрость. И в наши дни бедренец ценят как лекарственное растение, хотя мало кто знает, что название, Данное ему в старину, и происходит, Как полагают, от древнеславянского слова, имеющего смысл: сила, бодрость.

Белена

В Древней Руси растение это было названо в честь бога солнца Ярилы. Богу солнца Беленусу было посвящено оно и у древних племен кельтов, населявших когда-то земли теперешних Англии, Франции и некоторых других европейских государств. Возможно, от Беленуса и пошло название «белена», получившее «право гражданства» в русском языке.

О страшной силе белены черной знали уже много веков назад. Подметили, что человек, пожевавший растение, мечется, буйствует, ему что-то мерещится... Может, тогда и возникли в народе образные выражения: яриться, взъяриться (это — от бога Ярилы), или: взбеленился, белены объелся — о человеке, внезапно приходящем в неистовство или совершающем поступки против всякого здравого смысла.

Теперь уже точно известно, что странное и страшное действие белены связано с ядовитыми веществами, пропитывающими корни, листья, стебли, цветки, семена. Они опасны для человека и для многих животных.

Белена — растение травянистое, двулетнее. Первогодок — всего лишь несколько крупных листьев, собранных розеткой при корне. А вот на второй год белена набирает силу. Тогда ветвистый стебель с опушенными клейкими листьями вымахивает порой до полутора метров. Главное, что привлекает внимание в это время,— крупные цветки и плоды — «кувшинчики». На растении они бывают одновременно: пока в пазухах верхних листьев — еще бутоны и цветут крупные, грязно-белые по краям и зловеще- фиолетовые в глубине цветки, этажом ниже уже буреют созревающие кувшинчики. В каждом таком кувшинчике может быть до пяти сотен семян (но случается и больше). Вот они-то и приводят часто к беде. Найдут ребятишки во время игры на поле или на пустыре растение с необычными цветками и спелыми кувшинчиками, снимут с кувшинчика крышку, и на ладонь высыплется горстка маковых зерен. Так и хочется забросить их в рот и разжевать... Но этого ни в коем случае нельзя делать. Отравление беленой бывает смертельным. А между тем узнать это опасное растение можно не только по внешнему виду, но и по резкому, неприятному запаху. Животные очень хорошо его чувствуют и обходят белену. Люди же, к сожалению, часто не обращают внимания и на запах.

Но зло, таящееся в растении, врачи умеют обратить человеку на пользу: готовят из белены очень нужные лекарства.

Белки

Древние греки называли этих зверьков «скиуридами»: от греческих слов «скиа» — тень и «аура» — хвост. Заметив, что зверек этот часто поднимает хвостик над головой, люди решили: хвостик служит ему чем-то вроде зонтика от солнца.

Хвост, конечно, не служит белке зонтом, но играет в ее жизни большую роль. А для нас этот хвост — своеобразная визитная карточка зверька (как горб у верблюда, хобот у слона, рог у носорога), он придает белке особое обаяние в наших глазах.

Мы называем этого зверька белкой, хотя он не белый, а серый зимой и рыженький летом. Может быть, зверек назван так потому, что зимой он кажется гораздо светлее и резко выделяется на темном фоне ствола деревьев? А может, потому, что зимой и летом у него белое брюшко, или, может быть, потому, что добывали шкурки этого зверька лишь зимой, когда вокруг все побелело? Трудно сказать, откуда такое имя у зверя. Его и раньше на Руси называли «бело», правда, чаще — векша. Добывали векш в огромном количестве и для себя, и для продажи за границу. Там этот зверек официально называется русской белкой, потому что только в России живут белки с таким красивым мехом. Однако красив мех белки лишь зимой. Во всяком случае, с точки зрения специалистов-меховщиков. С нашей же точки зрения, белка, безусловно, красива всегда: и летом — когда она рыжая и кажется немного отощавшей, с жиденьким хвостиком, и зимой — в роскошной шубе, с пышным хвостом. Ведь красота белки не только в ее шкуре. Этот зверек изящен, когда бежит по стволу, грациозен, когда пробегает по тонкой ветке, кажется совершенно невесомым, когда перескакивает с дерева на дерево, и очень забавен, когда, сидя на задних лапках и держа в передних шишку, обрабатывает ее буквально в считанные минуты.

Рыжих белок мы видим, конечно, чаще. Во-первых, потому, что летом чаще бываем в лесу. Во-вторых, потому, что летом белки гораздо хлопотливее и активнее, чем зимой.

Летом у белок много дел и забот. Еды, правда, в это время хватает. Но ведь впереди зима! И белка трудится не покладая рук, запасая по нескольку килограммов орехов и грибов. Но заготовка запасов на зиму — только часть летних беличьих забот, молодым надо позаботиться о собственных гнездах, взрослым подготовить к зиме старые.

Гнезда белки устраивают либо в дуплах, соответственно оборудовав и утеплив их, либо делают «гайно» — сплетенный из веток, проконопаченный мхом и сухой травой, немного приплюснутый шар. В таком гнезде белка проводит большую часть зимних дней и ночей.

Дважды в год — весной и летом — в гнездах появляются три — пять — десять голеньких бельчат. В это время у белок-мамаш трудная жизнь. Детишек надо кормить. Но и сама мамаша не может голодать. А бельчата постоянно требуют внимания, они мерзнут даже в жаркие дни. Поэтому гнездо самка покидает ненадолго и, уходя, тщательно укрывает детишек или даже зарывает их в мягкую подстилку. Но и это не все. В гнездах белок много паразитов-кровососов. Поэтому время от времени мамаша перетаскивает свое потомство в другое заранее приготовленное гнездо, а потом в третье и, может быть, даже в четвертое.

Сначала бельчата смирно сидят в гнезде — боятся высоты. Но месяца через два-три они уже лихо скачут по веткам, хотя и остаются еще типичными детьми — веселыми, шаловливыми, очень доверчивыми. Взрослыми белки становятся лишь в годовалом возрасте.

Сейчас можно любоваться белками и в пригородных лесах, и даже в городских парках. Их много, и им как будто бы не грозит пока исчезновение с лица нашей планеты. И тем не менее зверька этого надо беречь и охранять. Во-первых, потому, что люди нередко ловят особенно молодых, еще не выбравшихся из гнезда, во-вторых (и это гораздо чаще!), разыскивают в лесу беличьи кладовки, забирают запасы и оставляют зверька в очень трудном положении а  ведь у белок, кроме того, еще врагов достаточно: горностаи, лисицы, куницы, ласки. Очень многих белок губят болезни. В общем, как считают специалисты, даже при благоприятных условиях, семьдесят пять — восемьдесят процентов белок погибает в первый год жизни. А ведь условия не всегда благоприятны, бывают и голодные годы.

Белладонна

По берегам рек, вдоль дорог, на лесных опушках изредка встречается высокое, иногда высотой до двух метров, ветвистое, одетое густой темно-зеленой листвой растение, которое в народе называют «волчьей ягодой», «сонной одурью», «бешеной вишней». Названия эти очень меткие. В самом деле, после того как растение отцветает, вместо буро-фиолетовых цветков, похожих на поникшие колокольчики, в зеленых чашечках, остающихся от цветков, появляются темные, сочные ягоды, действительно напоминающие вишню. «Бешеной» же она зовется потому, что даже одна съеденная ягода вызывает у человека отравление — он очень возбуждается, речь становится сбивчивой, возникают слуховые и зрительные галлюцинации, начинается бред. Нередко наступает обморочное состояние, отсюда и второе название — «сонная одурь». Ну, а волчьим на Руси издавна называли все злое, опасное, ядовитое. А уж ягоды этого растения очень ядовиты: несколько штук могут оборвать человеческую жизнь.

Но тогда почему же это ядовитое и опасное растение называют красавкой? Уж не такое оно и красивое. Однако и научное название его — белладонна — в переводе с латинского означает «красивая (или прекрасная) женщина». Оказывается, так названо растение не за собственную красоту, а за то, что помогало людям становиться красивее.

Уже много столетий назад женщины знали: если накапать в глаза сок этого растения, то зрачки расширятся и глаза приобретут особый блеск и красоту. А если соком потереть щеки, они станут румяными и свежими. И женщинам казалось (а может быть, это действительно было так), что они благодаря соку растения становятся красивыми. Отсюда и пошло название растения. А русским вариантом белладонны стала красавка.

Но на этом не кончается история названия. Ведь полное название этого растения — атропа белладонна. Карл Линней, давая имя растению, вспомнил, очевидно, не только прихорашивавшихся с его помощью женщин. Он вспомнил и древнегреческий миф, согласно которому три богини, обитающие в подземном царстве, распоряжаются судьбой человека: младшая, Клото, прядет нить жизни, средняя, Лахесис, проводит эту нить через все превратности судьбы, а старшая, Атропа, может нить в любой момент перерезать. Красавка, подобно Атропе, может в одно мгновение оборвать человеческую жизнь. Но при неосторожном с ней обращении. А при осторожном и умелом это ядовитое растение служит здоровью человека.

Еще в 1833 году из корней белладонны было выделено вещество, которое назвали атропином. Позже выяснилось, что атропин содержится и в листьях, и в стеблях, и в плодах.

Атропин обладает многими лечебными качествами, и в руках врачей белладонна превратилась в очень нужное лекарственное растение. Причем настолько нужное, что его стали специально заготавливать. Но так энергично и в таких количествах, что чуть было совсем не уничтожили.

Сейчас некоторые виды белладонны занесены в Красную книгу СССР, да и остальные собирать запрещено. А для нужд медицины растение выращивают на плантациях.

Белокрыльник

Или, точнее, «хлебница болотная». Так издавна в народе называли белокрыльник. Почему болотная — понятно, хотя растет белокрыльник не только на болотах, нередко просто в сырых, топких болотистых местах. А вот почему хлебница?

Сейчас мало осталось людей, переживших времена, когда голод уносил сотни тысяч жизней. Мы же знаем об этом лишь из книг да из рассказов тех, кто эти страшные времена пережил. Голод охватывал многие губернии России. Но жители мест, где рос в больших количествах белокрыльник, страдали все-таки меньше: растение это в некоторой степени выручало.

Толстое, мясистое корневище белокрыльника богато крахмалом, но ядовито. Оно будто дразнит людей: вот, мол, какое я — сытное, да опасное! Но люди научились обращаться с опасным корнем — вываривали его, высушивали, и он терял свою ядовитость. Тогда его толкли и превращали в муку. И возможно, немало людей выжили благодаря этой хлебнице болотной.

Но давно уже нет у нас необходимости пользоваться белокрыльником. И название «хлебница» почти забыто.

Почти забыто и другое имя этого растения — капелюшник, хотя оно довольно точное. Капелюх — что-то вроде мешка, капюшона. Но все-таки гораздо точнее — белокрыльник. Так назвали это растение за то, что один его лист, действительно похожий немного на птичье крыло, покрыт с внутренней стороны белыми волосками. Но увидишь это белое крыло не всегда. Лист растет

рядом с початком, в который собраны мелкие цветки белокрыльника. Когда белокрыльник еще молод, лист плотно прижат к будущему соцветию и видна лишь его наружная зеленая сторона. Белокрыльник растет, взрослеет, и лист- опекун ему вскоре становится не нужен — появился початок.

Однако лист по-прежнему остается «на страже», и в первые дни после появления цветков он еще плотнее прижимается к ним, будто оберегает от чего-то. Возможно, от слишком сухого воздуха. Но вот где-то собираются тучи, воздух становится влажным, и лист начинает отгибаться. Чем больше влажность воздуха, тем больше отгибается лист. Тогда-то и показывается его шелковисто-белая сторона. Видна она даже издали. И для всякого, кто хоть немного знает природу, это сигнал: приближается ненастная погода.

Белокрыльник — барометр очень надежный и во время прогулок по лесу или во время походов может пригодиться.

Но все-таки главное его достоинство в том, что он очень украшает топкие берега рек, озер, прудов. Во множестве сказок люди отправляются за тридевять земель в тридесятое царство искать чудо чудное, диво дивное... А ведь чудес и вокруг полным-полно! Вот одно из них рядом с домом, или у дороги, или в рощице. Где только не растет красавица-береза!

Береза

Красавица — с этим никто спорить не будет. А вот насчет чуда... Тут, пожалуй, многие усомнятся: не слишком ли громко сказано? Уж очень знакома, примелькалась...

А ведь береза и на самом деле дерево удивительное — можно весь свет обойти, нигде такого растения не встретишь. .У нее — единственной в мире — белая кора. Разве не чудо?

Сначала этому только удивлялись. Потом узнали, что в коре имеется особое, окрашивающее ее вещество. А так как по-латыни береза — «бетула», то и назвали его «бетулин». Плохо пришлось бы березе без этого вещества: кора у нее тонкая, нежная, дерево могло бы получить солнечны ожоги. А так не опасно: белый цвет отражает солнечные лучи. В этом нетрудно убедиться, если в жаркий день прикоснуться к стволу березы — даже на солнце он остается прохладным.

К тому же береза еще и чудо-сеялка. Вслед за первыми опавшими листьями летят неисчислимые эскадрильи березовых* двукрылых семян-самолетиков. Пять тысяч семян можно насчитать только в одном грамме — так они легки. А на одном гектаре березы высевают их от тридцати пяти до ста пятидесяти килограммов. Ветер подхватывает «самолетики» и может унести очень далеко.

Конечно, не все семена попадут в благоприятные условия, большинство их погибнет, прорастут только единичные. Тем не менее весной, едва стает снег, поднимется березовая «озимь». Маленькие, нежные ростки березы с двумя-тремя листочками скорей похожи на травинки, чем на деревца. Но пройдет время, и эти «травинки» превратятся в белоствольных красавиц. Береза — дерево неприхотливое, может расти на любых почвах. И везде хороша. Светел и радостен березовый лес. Недаром в старину березу называли «веселкой».

У самой распространенной пушистой или бородавчатой березы обширная родня — только в нашей стране проживает более пятидесяти ее сестер. Самая маленькая — северная березка, обитательница тундр. Она так и называется — карликовая, ростом всего тридцать — семьдесят сантиметров. Зато мужества ей не занимать: выдерживать северные ветры и трескучие морозы.

Есть даурская береза, жительница Дальнего Востока. Есть береза желтая, у которой кора золотисто-желтого цвета, и круглолистная береза с красно-бурой корой.

На Камчатке, Сахалине, на берегу Охотского моря растет каменная береза, названная так из-за ее на редкость твердой древесины. Древесина железной березы — обитательницы дальневосточной тайги — не только исключительно плотная, но и тяжелая, тонет в воде. Из нее изготовляют детали машин, требующие особой прочности.

А древесина карельской березы прославилась красотой. Такой окраски не встретишь во. всем древесном царстве: нежно-розовая, молочно-белая, коричневатая, желто-мраморная. Ее и называют нередко «древесным мрамором». Из карельской березы издавна делали мебель и всевозможную дорогую утварь.

Впрочем, наше белоствольное чудо чудное тоже радует не только своей красотой. В старину о березе говорили как о дереве «об четыре дела». В давние времена, когда об электричестве и речи не было, крестьянские избы освещали лучиной. А лучину щепали березовую — она хорошо горит, почти без копоти. Вот первое дело.

Кому не знакомо выражение: «Скрипит как немазаное колесо»? Оно осталось от той поры, когда единственным транспортом была повозка, телега. А смазывали колеса дегтем, приготовленным из коры березы. Это второе дело. А больных чем исцеляли? Отваром березовых почек. Они успокаивали боль, заживляли раны. Это третье дело. Ну, а четвертое связано со всегдашней заботой человека о чистоте. Какие банные веники, какие метлы считаются лучшими? Березовые!

Но это только так говорилось: «об четыре дела». В действительности полезным делам, связанным с березой, счета нет.

Русские умельцы вырезали из березы всевозможные игрушки, скульптурки, ложки. Из бересты делали посуду для хранения пищи, воды, молока — они и легки, и влагу не пропускают. Чуть ли не вся кухонная утварь в крестьянских избах делалась из бересты. В Сибири и сейчас в деревнях пользуются туесами — посудой из бересты. Шла она и на изготовление бесчисленных коробов, корзинок, лукошек. Даже дань в старину собирали в берестяные корзины — лукна.

Много столетий назад, когда еще не знали бумагу, ее заменяла береста. При раскопках в древнем русском городе Новгороде нашли множество берестяных грамот. При помощи костяных или медных стержней наши предки писали на бересте письма, счета и даже изготовляли детские книжки с картинками.

А у многих северных народностей — эвенков, ненцев — были берестяные лодки, незаменимые на мелководных речках. Они погружались в воду всего на пять — десять сантиметров, не больше. Да что там! На севере из бересты сооружали и жилища — чумы. И тут березовая кора не подводила.

Но и это еще не все. Иногда на стволе березы или на ее корнях возникают наросты, так называемые «капы». Их издавна использовали как прекрасный поделочный материал для шкатулок, табакерок, портсигаров. Изделия из капа были дороже серебряных. А поделки из особого капа, белого с черным рисунком, который назывался «птичий глаз», стоили столько же, сколько и золотые. К старым «профессиям» березы из года в год прибавляются новые. Когда-то древесина ее не была в ходу. Теперь она используется в строительстве, из нее делают фанеру, прекрасную мебель. Стародавний деготь оказался ценнейшим сырьем для получения многих промышленных продуктов. Береза—это и метиловый спирт, и уксус, и ацетон. Из грибов, селящихся на стволах березы,— чаги — приготовляют лекарства.

А березовый сок? Стоит весной сделать на стволе ранку, капля за каплей начнет сочиться прозрачный сладковатый сок. Но такое «кровопускание» истощает дерево. К тому же через ранку в живые ткани растения могут проникнуть вредные микроорганизмы. Дерево может заболеть, а то и погибнуть...

Нет, уж лучше отказать себе в удовольствии, чем ранить белоствольную красавицу! Не губить, а всюду, где можно, надо сажать березы, чтобы с полным правом повторить вслед за чеховским доктором Астровым: «Когда я сажаю березу и потом вижу, как она зеленеет и качается от ветра, душа моя наполняется гордостью».

Бересклет

Цветущих кустарников весной в лесу немало. Но цветы бересклета трудно спутать с другими. Каждый цветок имеет четыре плоских, коричневатых или зеленоватых лепестка, расположенных крестом. Но главное, цветки кажутся неживыми, будто вылепленными из воска. И, только дотронувшись, поймешь, что цветы настоящие.

Осенью бересклет легко узнать по плодам, напоминающим разноцветные серьги. Окраска их очень пестрая: сочетаются и розовые, и черные, и оранжевые цвета. Такие сережки нельзя не заметить.

Если приглядеться повнимательнее, на плодах бересклета можно увидеть черные пятнышки. Это семена. Их окружает сочная оранжевая мякоть. Каждое семя погружено в свой кусочек мякоти и напоминает крохотный глазок с черным зрачком.

Весной и летом листья кустарника ничем особым не отличаются, а в осеннюю пору преображаются. Они переливаются множеством ярких оттенков: розовым, красным, пурпурным.

Ну а нет ли такой приметы, чтобы в любое время года сразу сказать: это бересклет. Есть.

Ветви кустарника покрыты множеством крохотных бугорков, точно усеяны бесчисленными маленькими бородавочками. Они служат своеобразными отдушниками в тонком опробковевшем «панцире», которым покрыты ветви. Через них дышат живые ткани растений. Таких бородавчатых ветвей не встретишь у других кустарников. По этому признаку дано и полное название кустарника — бересклет бородавчатый.

Бересклет — растение ядовитое. Правда, некоторые птицы охотно поедают его плодики, не боятся яда. Особенно малиновка любит их. Она даже считается самой активной распространительницей этого растения. Съест плодик, а его косточка-семечко рано или поздно окажется в земле. И очень возможно,на том месте когда-нибудь появится красивый кустарник.

Бересклет бородавчатый, как и бересклет европейский — наиболее распространенные. А вообще в нашей республике примерно двадцать видов бересклета. Среди них есть и редкие — карликовый, бархатистый, Коопмана, внесенные в Красную книгу.

Бессмертник

Растет эта трава в степях и на косогорах, хорошо прогреваемых солнцем, на опушках и в сухих изреженных борах. Другие растения уже повянут, пожухнут от зноя, а это стоит как ни в чем не бывало, гордо подняв свои не очень пышные, но яркие золотисто-солнечные цветочки. И будет так стоять, что бы ни происходило.

Помогают растению выжить его «телосложение» и «одежда» — растение сухощаво, поджаро и одето в «шубу» — покрыто густыми волосками, спасающими его от излишнего испарения влаги.

Не меняются, сохраняют свою окраску цветы даже когда их срезают. За свой золотисто-солнечный цвет растение получило научное имя (оно так и переводится — «золотое солнце»), а за то, что сохраняется этот цвет очень долго.

народ назвал растение бессмертником.

Когда-то в России был обычай класть между двойными рамами в домах цветы бессмертника. Может быть, для того, чтоб они напоминали о лете. На дворе снег, вьюга, мороз, а цветы такие же, как летом. Оказывается, не только жары, и мороза бессмертник не боится. Оттого и прозвали это растение еще и «мороз-травой».

Конечно, бессмертник не красавец. (Да и до красоты ли в таких условиях, лишь бы выжить!) Но в народе его любят. И за стойкость, и за то, что напоминает в морозы теплые летние дни, а главное, за то, что он — прекрасный целитель. Издавна использовали бессмертник в народно медицине, а затем признала его и наука. Сейчас из его цветов готовят лекарства, помогающие от многих серьезных болезней.

Бобры

Рассказ о бобрах обычно начинают с того, что всегда поражало людей, благодаря чему бобров уважали и даже поклонялись им,— с их работоспособности и строительного искусства.

Жизнь бобров прочно связана с водой. Именно в воде они чувствуют себя свободно и находятся в гораздо большей безопасности, чем на суше. Поэтому жилища свои они строят у самой воды. Бывают эти жилища двух видов: на крутом берегу бобры роют норы, длина которых вместе с отнорками достигает восьми — десяти метров; на пологом — из веток и сучков, цементируя их глиной и илом, строят хатки высотой обычно полтора и диаметром два с половиной метра.

Ход идет наклонно вверх и заканчивается просторным помещением, где бобры проводят большую часть времени. Там тепло, сухо, а главное — безопасно. Стоит такой домик не один год — бобры не склонны менять квартиры. Лишь регулярно ремонтируют они свои хатки, подновляют, а если надо и надстраивают — многоэтажные жилища бобров, до трех в высоту и до десяти — двенадцати метров в диаметре, не редкость.

Когда жилище готово, бобры приступают к сооружению плотины. Материал для строительства плотины используется тот же, что и на строительство домиков, но более разнообразный: тут и толстые ветки, и тоненькие прутики, и крепкие колья, и даже стволы деревьев. Вчерне заложив плотину — а она бывает от одного-двух до сотен метров в длину,— бобры еще надстраивают ее, затем начинают заделывать все щелочки, будто знают, что даже маленькая течь может рано или поздно стать причиной гибели сооружения.

Плотина для бобров очень важна. Во-первых, благодаря плотине поднимается уровень воды, надежно закрывает входы в жилище, во-вторых, плотина дает животным «жизненное пространство»: одно дело плавать в маленькой и мелкой речушке, другое — в глубоком и просторном пруду. Бобры — звери «солидные»: длина их больше метра, а вес достигает тридцати килограммов.

Бобры тщательно следят за состоянием плотин и, если требуется, в любое время дня или ночи бросаются чинить ее.

Каждая семья занимает собственную хатку или нору и имеет определенную территорию, границу которой другие бобры не нарушают. Лишь во время сильной жары, когда водоемы мелеют, или во время весеннего половодья, когда вода заливает норы и хатки, бобры перестают соблюдать границы территории и могут собираться все вместе. В остальное время члены одной семьи с членами другой семьи общаются редко.

Пары бобры образуют прочные, не распадающиеся многие годы.

Весной появляются на свет три — пять зрячих, покрытых шерсткой и даже имеющих зубки бобренка. Уже через два дня после рождения они стремятся выбраться из гнезда. Поэтому, зная беспокойный нрав отпрысков, бобриха, уходя из дому, тщательно закупоривает выход, чтобы бобрята не могли выбраться наружу.

Малыши растут быстро и недели через три вместе с родителями отправляются на кормежку. Бобры — животные растительноядные, и пищей им служат, как недавно подсчитали ученые, более трехсот видов растений.

Летом бобры часто живут поодиночке, устраивая себе временное жилье, и кормятся каждый на своем кормовом участке, не мешая друг другу. Ближе к осени семья снова собирается вместе. Тут и взрослые, и детишки нынешнего года рождения, и бобрята, родившиеся в прошлом году. Бобры — хорошие родители и детенышей от себя долго не отпускают. Поэтому у бобров бывает шесть — восемь, а то и четырнадцать — шестнадцать членов семьи. Бобры не впадают в зимнюю спячку, поэтому, чтобы зимой не голодать, они, в зависимости от величины семьи, заготавливают кубометров двадцать — тридцать или шестьдесят — семьдесят древесины. Заготовить столько древесины бобрам не так уж трудно. Дерево толщиной в пять — семь сантиметров они «спиливают» за две минуты, толщиной в тридцать — сорок сантиметров — за пятнадцать минут. При необходимости бобр может свалить дерево толщиной в метр. Поваленное дерево бобр аккуратно разделывает — распиливает на чурбаки, обгрызает ветки. Часть коры обгладывает тут же, остальное оставляет про запас. Если заготовки ведутся в сотне-другой метров от берега, бобры строят каналы для того, чтобы по ним сплавлять запасы на зиму. В заготовках принимают участие все члены семьи, каждый по своим возможностям.

Бобры прекрасно приспособлены для жизни в воде и у воды. Они умеют глубоко нырять и способны долго не показываться на поверхности. У этих животных так устроены губы, что позволяют грызть в воде и не захлебываться. Нос и уши, чтоб в них не попала вода, прочно запираются особыми мускулами. Между пальцами задних ног у бобра имеются перепонки, помогающие плавать, а плоский и широкий (до двенадцати сантиметров) хвост — вообще универсальный инструмент. Это и руль, это и сигнальное приспособление — при опасности бобры хлопают хвостом по воде, как бы предупреждая этим звуком остальных; хвост служит бобру и «стулом»: подгрызая дерево, бобр упирается в ствол передними ногами, а сидит на задних и на хвосте. Недавно стало известно, что хвост у бобра еще и терморегулятор: он голый и снабжен большим количеством кровеносных сосудов, которые в жару расширяются и, легко пропуская кровь, охлаждают одетого в теплую шкурку зверька.

Да, бобры прекрасно приспособлены к жизни. Но что стоят все приспособления, если человек долгое время шел войной на этого зверя?

Издавна люди охотились на бобров: ценились не только шкурки животных, но и их мясо. Охотились активно, но в то же время и очень разумно. Еще при первобытнообщинном строе бобров не промышляли, а вели своеобразное бобровое хозяйство: найдя поселение бобров, люди ни в коем случае не истребляли их поголовно. Мало того, убийство взрослой самки считалось преступлением. Добывали только самцов или молодых. Поэтому число бобров на Руси не уменьшалось, и еще в XV веке существовали так называемые «бобровые ло- вы» — места, где добывали этих животных, и «бобровые гоны» — места, где велось «бобровое хозяйство». И так продолжалось очень долго.

Но последние два-три столетия оказались роковыми для бобров. И не только потому, что уменьшались площади лесов, преобразовывались реки. Главной причиной исчезновения бобров стали огромные деньги, которые платили за шкуры и за так называемую «бобровую струю» — выделение мускусных желез. Она считалась волшебным лекарством и ценилась даже значительно дороже, чем шкурка бобра. Впрочем, целебные свойства приписывались не только этой «бобровой струе». В XVII веке появилось несколько книг, состоящих почти целиком из рецептов, как приготовлять лекарства и снадобья из кожи и жира, крови и шерсти, зубов и когтей бобров.

Бобры представляли очень удобный объект для охоты — селились в определенных местах, поэтому найти их было очень легко. И конечно, никто уже не соблюдал никаких правил охоты — звери истреблялись поголовно.

Примерно сто лет назад бобры практически перестали существовать в Европе. Но и тех немногих, сохранившихся на глухих речках, упорно преследовали браконьеры.

К 1917 году на территории России оставалось не более семисот — девятисот бобров. Причем жили они маленькими группами в пятнадцати местах нашей страны. Самая крупная находилась в Зауралье, на реках Конда и Сосьва. Другая относительно большая — на берегу рек Усмань и Ивница, неподалеку от Воронежа. В первые же годы Советской власти там были организованы заповедники. Сначала в Воронежском заповеднике жило лишь тридцать — сорок бобров. Но уже через пять лет их насчитывалось сто двадцать пять. А еще через несколько лет бобров в заповеднике стало столько, что их уже можно было отлавливать и переселять в другие области. Сейчас можно сказать, что зверь этот спасен. Спасен людьми.

Бодяк полевой

Что такое сорняки, знают все. Но далеко не все знают, что в природе сорняков нет.

Сейчас уже доказано — в природе не существует вредных и полезных животных, есть полезные для человека или вредящие ему. Кроме того, все зависит от обстоятельств. В одних случаях даже те животные, которых мы считаем полезными, могут вредить, в других — полезными оказываются те, кого мы относим к вредителям.

Примерно то же можно сказать и о сорных растениях, то есть растениях, засоряющих поля или огороды, мешающих человеку. Эти сорняки занимают площади, отбирают у нужных человеку растений пищу и воду и тем самым понижают урожай. Но ведь в естественных условиях, где нет возделываемых полей, им засорять-то нечего! Значит, они не могут быть сорняками. Не было их и до того, как человек стал возделывать землю. Сорняки появились вместе с появлением культурных растений.

Итак, сорняк — понятие условное. Одно и то же растение на поле — вредитель, сорняк, а на лугу или в лесу — естественный и законный член растительного сообщества. При каких-то обстоятельствах и вполне полезные, культурные растения могут оказаться сорня- ками-вредителями. Агрономы знают, что, например, подсолнечник или просо (кто усомнится в их необходимости?) вдруг начинают выступать в несвойственных им ролях сорняков. И наоборот. Многие так называемые сорняки — сырье для очень важных и нужных человеку лекарств. И если они не предпринимают атаку на поля и огороды, человек относится к ним с уважением (или, по крайней мере, должен так относиться). Но это не все. Есть немало вредных для полей или огородов растений, которые человек стал разводить на специальных плантациях, чтобы получить необходимое химическое или фармацевтическое сырье. Многие так называемые сорняки — пища диких зверей и птиц, в зарослях сорняков они укрываются. И наконец, сорняки часто просто спасают животных зимой.

Мы здесь будем говорить о разных растениях, которые являются неотъемлемой частью нашей флоры, но в определенных обстоятельствах становятся сорняками.

Есть немало растений — постоянных спутников человека,— которые действительно очень мешают ему. Как правило, сорняки эти активны и стойки, и, если бы человек и его верные друзья — птицы не уничтожали семена этих сорняков, «зеленый пожар полей», как называют сорняки, давно бы «сжег» все культурные растения.

Один из типичных и очень активных, даже агрессивных сорняков — бодяк полевой (иногда его называют будяк).

Вообще-то бодяк относится к так называемым мусорным сорнякам, которые живут часто рядом с человеком на задворках, на всяких мусорных местах. За многие века жизни рядом с человеком мусорные сорняки приспособились защищаться от животных, а заодно и от людей. Так, белена, например, ядовита и имеет дурной запах, у крапивы — жгучие волоски, а бодяк обзавелся колючками и шипами. Поэтому он, в отличие от многих других сорных растений, даже в корм скоту не годится.

Но мусорные сорняки часто растут не только в мусорных местах. Родственники полевого — бодяк обыкновенный и бодяк разнолистный растут и на лугах, и на опушках, вдоль дорог и на берегах водоемов или склонах оврагов. А полевой — предпочитает поле. Тут, на просторе, он чувствует себя особенно привольно. И если дать волю бодяку, он в короткий срок захватит большие пространства: разошлет свои легкие, снабженные летучками семена (их у бодяка до тридцати пяти тысяч), угнездится мощным корнем (он проникает в глубь земли на два-три метра), и от него пойдут боковые корни. А от них, в свою очередь, пойдут новые бодяки. Короче говоря, несколько растений, если не принять меры, в первый же год могут захватить до пятидесяти гектаров земли. А ведь бодяк способен еще и на другое: кусочек корня, оторванный от основного, попав в благоприятные условия, приживается, и через год появится молодой, но очень активный и агрессивный бодяк. А сколько таких кусочков случайно зацепит плуг или культиватор и перетащит на другой конец поля?

Бодяк — растение жесткое, колючее (хотя есть бодяки и без колючек) и не вызывает особой симпатии даже у людей, не осведомленных о его вредной «деятельности». Но ведь часто сорняки очень милы на вид. И люди нередко относятся к ним снисходительно. Тем не менее в определенных условиях они тоже могут быть «зеленым пожаром полей». Как пример возьмем вьюнок полевой.

Он многим нравится. Действительно; красивые листья, похожие на наконечники стрел, длинный тонкий стебель, похожий на необычную проволоку, и белые или бледно-розовые цветки, напоминающие миниатюрные граммофонные трубы (поэтому в быту часто вьюнки называют граммофончиками). Но это симпатичное растение, попав на поле, может натворить столько бед, что сразу пропадает его очарование: он способен на некоторых участках снизить урожай наполовину! Каким образом, станет ясно, если знать, что одно растение, благодаря своему длинному (до двух метров) ветвящемуся корню, может дать двести побегов. Сколько же они обовьют и положат хлебных злаков! И это только одно растение. А ведь их может быть на поле огромное количество.

С вьюнком борются на полях, хотя это очень нелегко: скрученные, переплетенные между собой корни проникают часто на глубину пяти-шести метров. Если же такой корень перерубить, он начинает расти еще быстрее.

Но если на полях вьюнок — враг, то на лугах он служит иногда кормом многим домашним и диким животным. А вблизи своего жилья люди часто даже ухаживают за вьюнками, делают для них специальные опоры, протягивают веревочки.

«Над перилами балкона по веревочкам к крыше — крутые спирали полевых вьюнков; от белых и розовых чашечек шел нежный миндалевидный запах» (В. В. Вересаев).

Божья коровка

Жучка этого люди приметили, видимо, давно. Во всяком случае, уже у древних славян он олицетворял богиню Солнца, дарующую людям свет, урожай, жизнь. А племена, жившие на территории теперешней Германии, считали жучков детьми солнца, дождя и плодородия. Чехи верили: найденный жучок принесет удачу, а французы были убеждены, что жучок может охранять детей от несчастий. Жучок этот — божья коровка.

Божьи коровки бывают разные. Самая распространенная и самая известная — с красными надкрыльями и семью точками на них — семиточечная. Но есть и черные с красными пятнышками божьи коровки (четырехпятнистая и широколобая), и желтые с черными точками или пятнами (четырнадцатиточечная), есть желто-бурые с желтыми пятнами (крапчатая), есть и другие. Но какого бы цвета жучки ни были, их всегда можно узнать по «фигуре». Сверху они сильно выпуклые, снизу — плоские. Еще их легко узнать по капелькам жидкости, которые появляются на сгибах ножек у испуганных или почувствовавших опасность жучков. В народе эту жидкость называют «молочком», поэтому и прозвали жучков «коровками». А «божьими» называли в старину добрых, безобидных людей.

Жучок действительно добродушный, никому он не опасен, кроме тлей. Их-то он съедает за день от десяти до пятидесяти штук, а за всю жизнь, значит, не одну тысячу.

Еще страшнее для тлей личинки божьих коровок — синие, голубоватые или черные «пиявочки». Они без устали снуют среди колонии — скопления тлей — и все время работают. За период своего развития, то есть за тридцать — сорок дней, каждая личинка уничтожает не менее трех тысяч тлей. Неудивительно, что ученые отводят очень важную роль божьим коровкам в деле защиты растений. Уничтожают божьи коровки не только тлей, но и клещей, листобло- шек и других опасных вредителей.

К осени божьи коровки собираются большими стаями и отправляются на зимовки. Иногда улетают в дальние края, причем часто и не такие уж теплые. Почему жучки улетают, чем места их новых зимовок лучше тех мест, где они проводят лето, пока неизвестно.

Однако не все божьи коровки объединяются в стаи и не все улетают. Иногда осенью залетит такая одинокая коровка в форточку и останется зимовать в квартире. А едва пригреет солнышко — глядишь, она уже ползет по оконному стеклу. И может быть, за это, может быть, потому, что сам жучок кругленький и яркий, называют его в народе ласково: «солнышко». «СТРЕЛЯЮЩИЙ» ЖУК. Он знаменит. Многие люди если и не видели самого жука, то наверняка слышали о нем или читали. Не зря жук так прославлен — он, единственный из всех насекомых, живущих в нашей стране, умеет «стрелять». Разные способы защиты есть у насекомых, но стреляет только этот жук. Правда, при опасности он сначала пытается удрать или спрятаться, но если уж нет выхода, прибегает к крайней мере. И тогда раздается легкий треск, а в воздухе появляется маленькое облачко «дыма». Будто и правда разорвался крошечный снаряд или бомбочка. Жук может разрядить целую «обойму» — произвести три — пять выстрелов подряд. Если это не поможет, через некоторое время он снова откроет «стрельбу», «поражая» противника на расстоянии более четверти метра. Нет, недаром он назван бомбардиром.

Долгое время предполагали, что у бомбардира имеется какой-то снаряд, который он использует в момент опасности. И только сравнительно недавно стало известно: никаких снарядов и никаких зарядов у жука нет. Зато есть в брюшке две пары особых желез. Когда жук пугается или чувствует, что ему грозит опасность, одна пара начинает быстро вырабатывать органическую кислоту — гидрохинон, другая — перекись водорода. Оба химических вещества в специальной камере смешиваются, затем поступает еще одно вещество — «взрыватель». Происходит бурная реакция. Одновременно открывается особый мускульный клапан, и смесь с силой выбрасывается наружу. На воздухе она немедленно превращается в пар, производя при этом щелкающий звук.

На вид этот знаменитый «стрелок» неказист: он небольшой, примерно в сантиметр длиной, у него обычно синие (но могут быть и черные, и бурые, и зеленые) надкрылья, на которых хорошо видны светлые пятнышки. Надкрылья как бы усечены или укорочены — во всяком случае, они не полностью закрывают брюшко. По этим приметам легко узнать бомбардира — хищного жука, истребляющего многих вредящих насекомых, а значит, очень полезного для человека.

Бомбардир

Небольшая птичка спешила к гнезду кормить птенцов. Вдруг над ней появилась зловещая тень. Пеночка метнулась в одну сторону, в другую — ив кусты. Камнем упал рядом пернатый хищник. Но в кусты сунуться не рискнул.

Да и как проникнешь в заросли боярышника? У него колючки крепче ястребиных когтей — длинные, острые. Крупной птице через кустарник не пробраться. А маленькая пичуга ловко шныряет между колючками. Вот почему пеночки, зарянки, коноплянки любят гнездиться в зарослях этого кустарника.

Боярышник можно встретить повсюду: на опушках лиственных лесов, по берегам рек, на склонах гор. Он не требователен к почве, морозоустойчив, не боится жары, ему не страшна загрязненность воздуха. К тому же он долгожитель: встречаются кусты боярышника двухсот-трехсотлетнего возраста. Поэтому его часто сажают в городских парках и скверах. Там он служит и украшением, и ограждением, и пристанищем для мелких птиц.

В мае — июле кустарник щедро осыпан цветами, чаще всего белыми. В августе созревают мясистые с мучнистой мякотью плоды. В зависимости от вида боярышника — а их в нашей стране свыше восьмидесяти,— плоды могу быть оранжевыми и красными, коричневыми и черными.

Из плодов боярышника варят варенье из сушеных плодов делают муку и пекут пирожки. А настой из плодов и вкусен и целебен.

Боярышник — лекарственное растение. Особенно ценят медики боярышник кроваво-красный — так его называют из-за цвета плодов. Кстати, это их поздней осенью можно увидеть в лесу или на опушке даже издали: листья опали, а яркие ягоды, обсыпавшие куст, горят даже в сумраке леса.

Целебны не только плоды, но и цветы, и бутоны, и листья боярышника — все они используются для приготовления различных лекарств.

Бражник

Выходит, и людям много добра приносит «птичья крепость». «СФИНКСЫ». Их много разных: вьюнковый, сиреневый, сосновый, липовый, тополевый, подмаренниковый. Эти бабочки названы так по растениям, на которых в основном живут их гусеницы. Другие получили название за окраску, например, розовый, или винный. (В его окраске преобладают темно-красные, «винные» тона.) Глазчатый назван так за два крупных пятна — глаза — на задних крыльях, шмелевидка получила имя за полупрозрачные крылья и полосатое брюшко, придающее ей некоторое сходство со шмелем.

Гусеницы бражников тоже разнообразны и по величине, и по окраске. Но у всех имеется характерная черта поведения: при опасности гусеницы принимают позу знаменитых египетских скульптур — сфинксов. Поэтому бражников иногда называют сфинксами.

Слово «сфинкс» имеет и другое, образное значение: какая-то тайна, загадка. И действительно, в жизни этих бабочек есть много таинственного, непонятного. Например, непонятно, почему гусеницы бражников — единственные из всех ночных бабочек — окукливаются не в коконах. Еще большей загадкой остается для людей скорость полета бражников и мощность их «моторов»: бражники способны пролетать большие расстояния, причем в короткий срок. Известны, например, случаи залета олеандрового бражника с берегов Среди земного моря в Ленинград и Эстонию, с Кавказа в Подмосковье. И эти расстояния бабочки пролетали в очень короткий. просто рекордный срок.

Бражники подолгу держатся в воздухе и не совершая многокилометровых перелетов. Дело в том, что они из-за своей тяжести не могут садиться на цветы. соком которых питаются. Поэтому бражники зависают над ними, опуская в чашечки свои длинные хоботки. В такие минуты они превращаются из «реактивных самолетов» в «вертолеты».

Бражники — ночные и сумеречные насекомые. Но некоторых (обыкновенного хоботника и шмелевидку жимолостную) можно увидеть и днем.

Летают бражники обычно в первой половине лета (май — июль), а некоторые еще и в конце лета. Лишь хоботник, которого так называют за то, что у него очень длинный, даже по сравнению с другими бражниками, хоботок, летает с весны и до осени.

Бражники — прекрасные опылители цветов. И все очень красивы. К сожалению, некоторые из них стали уже редкими и нуждаются в охране.

Бразения Шребера

В неповторимой коллекции трав, которую природа разместила на Дальнем Востоке, есть подлинная жемчужина — бразения Шребера. Это дальняя родственница известной всем кувшинки белой, обитающая, подобно ей, в стоячих и медленно текущих водах. Роднит эти растения и печальное обстоятельство — оба они нуждаются в охране. Но положение бразении Шребера намного сложнее, и она уже попала в Красную книгу СССР как редкий вид, нуждающийся в особенно бережном отношении.

И в лучшие для нее времена бразения Шребера встречалась далеко не во всех дальневосточных водоемах. Растение это древнее, реликтовое, то есть доставшееся нам в наследство от растительного мира давних геологических эпох. И, как всякому реликту, ему уже само по себе трудно жить в современных условиях. А в наши дни меняются и эти Условия.

Время потребовало от человека освоения мест, в которых поселилась некогда современница первых на Земле цветковых растений. Осушаются болота, используются в разных целях мелиорированные земли, меняется по разным причинам уровень рек. И все это потеснило бразению из исконных мест обитания. Но все же она еще встречается по старицам рек или по берегам озер с илистым дном. Она сохранилась в нижнем течении рек Бурей и Зеи, в районе реки Уссури, в протоках, на болотцах и озерцах близ Ханки и еще кое-где в Амурской области, в Хабаровском и Приморском краях. Тому, кто доберется в эти места во второй половине лета, откроется чарующая картина цветущей бра- зении: заросли некрупных темно-пур- пурных цветков, поднявшихся из воды среди зеленых, с пурпурным подбоем листьев, напоминающих овальные плоские щиты.

Бразения Шребера в нашей стране не растет больше нигде, кроме тех мест, о которых мы говорили. Именно поэтому местонахождения бразении строго охраняются в нескольких дальневосточных заповедниках, именно поэтому советскими учеными разработаны и рекомендованы специальные меры охраны бразении за пределами заповедников. Проведение охранных мероприятий — дело специалистов. Но внести свою лепту в охрану растения (да и не только бразении Шребера!) может и должен каждый, кому оно встретится на пути.

Тем более, что это несложно. Всего-то нужно остановить руку, занесенную над цветком. Вспомнить самому или сказать тому, кто не знает: миллионы лет украшает бразения Шребера нашу Землю. Так пусть и дальше живет.

В одной сказке рассказывалось о бедной девочке, которой помыкала злая мачеха. Ни минуты отдыха не давала ей и издевалась как хотела. А однажды зимой приказала пойти в лес и принести оттуда свежих ягод.

Плохо пришлось бы девочке, если бы не встретился ей добрый волшебник. Он привел девочку на поляну, разгреб снег, а под ним оказались яркие ягоды.

Но на самом деле, чтоб найти зимой в лесу свежие ягоды, не требуется никакого волшебства. Надо только заранее приметить место, где растет брусника. Ее сразу узнаешь по овальным блестящим кожистым листьям, маленьким ро- зовато-белым цветочкам весной и по ярким красным ягодам в конце лета.

Во многих народных говорах слово «брусн» означало красный цвет или румянец. Значит, брусника — «румяная ягода». Правда, в этом названии могут быть «повинны» и листья растения: иногда поздней осенью или ранней весной они бывают ярко-красными. Дело в том, что листья брусники несколько раз зимуют под снегом и, перед тем как опасть, становятся такими, что издали их можно принять за яркие цветы или зрелые ягоды.

Даже неботанику ясно: травой бруснику не назовешь. Ствол у растения брусники не травянистый, а древесный, как у дерева или кустарника. И ветки не такие, как у травы. Листья — как у кустарников. Вот только корни не похожи на корни настоящих деревьев или кустарников. Так ведь брусника, как и черника, голубика, клюква, все-таки не настоящий кустарник. Это полукустарниковое растение, или, как еще называют такие растения, кустарнички.

Брусника была известна давно и повсюду. Даже древние греки знали о ней и считали, что растет она на горе, где родился Зевс. Издавна были известны и ее добрые свойства — она не только вкусна, но и полезна. Издревле ее заготавливали впрок: сушили и мочили, варили из нее варенье. Румяные ягоды шли и на пироги, и на всевозможные приправы. А настой брусничных листьев служил лекарством.

Когда в 1741 году экспедиция Витуса Беринга впервые высадилась на далеких островах, названных Командорскими, моряки познакомились с любимым напитком местных жителей. Они употребляли его повседневно как чай. Это оказался отвар брусничных листьев.

Современная наука увеличила список добродетелей брусники. Оказывается, вещество, выделенное из кожицы этой ягоды, очень помогает при обморожении, а семена брусники содержат столько полезных человеку веществ, что из них готовят особые лекарства.

Брусника — ягода неприхотливая и, хоть предпочитает сухие солнечные поляны в хвойных и смешанных лесах, может расти и на севере, и в тундре, и в тайге. Недаром же среди ягодных запасов нашей страны она на первом месте (только в лесах Сибири и Дальнего Востока ежегодно созревает более трех миллионов тонн брусники). Может жить эта ягода и на очень сухих почвах. Тут ей помогают листья, точнее, особые устройства на листьях.

Всякий, кто видел брусничный лист, замечал темные точечки на его нижней стороне. Оказывается, это специальные приспособления для всасывания воды.

Вот пошел маленький дождичек. Капли стукаются о гладкую, полированную поверхность листа и быстро скатываются к краю. А край круто загнут вниз. Покатилась капелька, повисла на краю и тут же оказалась пойманной крошечными «насосиками». То же произойдет со второй, третьей каплей. И вроде бы не надо больше воды бруснике, а она все-таки впитывает ее — запасает впрок.

Об этом люди узнали сравнительно недавно, а вот сколько живет брусника, ДО сих пор не могут понять. Говорили, 4X0 она, как и дуб, долгожитель. Считали, что триста лет — не предел для нее. Ведь кустик брусники, который мы видим,— лишь малая часть самого растения. Основная часть — мощное корневище. Оно находится под землей лет пять-шесть, пока появятся зеленые побеги на поверхности. Но и после этого корневище будет расти, может вырасти метров на шесть. И на нем постоянно одни кустики отмирают, другие появляются. Такое корневище живет лет двадцать — тридцать. Но за это время от него успевает ответвиться новое, которое берет на себя заботу о продолжении рода. И непонятно, сколько лет живет брусника — годы или века? Но известно зато, что кустик начинает плодоносить лишь на десятый, а то и на пятнадцатый год жизни.

Отправляются собирать бруснику, как советует народная примета, когда на березах появляется первый желтый лист. И собирают ее до снега. А то и зимой раскопают снег в примеченном заранее месте и собирают свежие ягоды. Совсем как в сказке.

Бузина

Есть на Востоке старинный народный музыкальный инструмент. Склеен он из множества тоненьких дощечек. Делают его из бузины. И только из нее. И возможно, благодаря музыкальному инструменту ученые дали этому растению имя самбукус.

В мире насчитывается около сорока видов оузины. И в некоторых странах этот кустарник считается священным. В нашей стране растет одиннадцать видов бузины. Но наиболее распространены красная и черная. Бузине у нас не поклонялись никогда, но издавна ценили и использовали в быту и в народной медицине.

Черная бузина — неженка, боится стужи. Поэтому растет в южных и юго- западных районах республики. Она с давних пор служит лекарственным растением, и сейчас наука подтвердила ее целебные свойства.

Ягоды черной бузины содержат много полезных веществ, они съедобны и в сыром виде, и варенье из них варят, и мармелад делают, и пастилу.

Впрочем, свойства черной бузины достаточно разнообразны. Отваром ее плодов красят ткани, а гибкая, прочная, хорошо полирующаяся древесина используется для различных поделок.

Плоды красной бузины тоже выручали людей при некоторых заболеваниях. Но все-таки они обладают куда меньшими лечебными свойствами, чем плоды ее сестрицы — бузины черной. Зато из сока плодов красной бузины изготовляли чернила, которыми пользовались в старину, ее плоды — хороший заменитель мыла, из них также давили масло, пригодное для технических целей.

А вот в пищу плоды красной бузины не годятся. Вернее, не годятся людям. Птиц же эти ягоды очень выручают. Особенно зимой.

Выручают и людей, когда они хотя г защитить урожай от нашествия мышей и крыс. Бузину даже специально высаживают около зерновых амбаров и сараев. Грызуны не переносят запаха бузины. Не переносят его тараканы и мухи. Поэтому когда-то в избах расставляли по углам бузинные веники, как верное средство от докучливых насекомых. И в садах использовали да и сейчас используют бузину: замечено давно, что на крыжовнике, растущем поблизости от бузины, не бывает гусениц бабочек-огневок.

Таковы сестры — красная и черная. Обе хороши, обе нужны.

Этот изящный, веселый и красивый зверек очень оживляет своим присутствием сибирские и дальневосточные леса. На спине у него продольные полоски, хорошо видные на светло-сером или рыжем фоне. Он — обладатель пушистого хвостика и живых блестящих глазок. Называется он — бурундук. Увидеть в тайге бурундука нетрудно — он не особенно пуглив и очень любопытен. А весной можно услышать и «пение» бурундука. Подыскивая себе парочку, он тоненько и нежно посвистывает, как бы говоря: «Вот он я, а где ты?» В другое время бурундук не свистит, но кричит часто.

Нору бурундук устраивает на земле, она довольно длинная с отнорками, уборными, с комнатами разного назначения. Иногда, правда, жилище может быть и в дупле. Но все-таки большей частью он поселяется под корнями деревьев или под поваленным стволом. Там в начале лета у бурундучихи появляется четыре — шесть крошечных бурундучков. Мамаша нянчится с ними долго. Продолжает опекать их и тогда, когда бурундучата уже подрастают, самостоятельно отыскивают пищу. В это время родительница очень озабочена безопасностью своих чад — она постоянно начеку, все время внимательно поглядывает вокруг и характерным цыканьем предупреждает об опасности. Тогда вся семейка быстро скрывается в норе. Мамаша, конечно, последней.

В середине лета семья распадается: каждый устраивает себе собственное зимнее гнездо и начинает запасать продукты на зиму. Упорно и неутомимо таскает бурундучок в своих защечных мешках орешки, предварительно очистив их от скорлупок (в каждом защечном мешочке помещается до двадцати кедровых или по два лесных ореха). Съев мякоть ягоды шиповника или смородины, бурундук аккуратно собирает семена и тоже несет в кладовую. Носит семена липы, семена различных злаков, желуди. За два-три месяца трудолюбивый бурундучок соберет килограммов пять, а то и все десять. Однако он не просто сваливает в кучу свои запасы, все аккуратно сортирует, раскладывает по какому-то, понятному лишь бурундуку, принципу.

Большую часть зимы бурундук проводит в спячке. В это время частота дыхания его сокращается до двух вдохов в минуту, а температура понижается до трех — восьми градусов. Увидишь такого зверька и подумаешь: окоченел бедняга! А он всего-навсего спит. Однако такой крепкий сон не мешает зверьку время от времени просыпаться. Проснувшись, бурундук отправляется на свой склад, хотя, похоже, идет он не подкрепиться после сна, а проверить запасы. Убедившись, что с ними все в порядке, и съев несколько орешков, бурундучок опять отправляется на боковую. Поэтому запасы его остаются до весны. Весной бурундук просушит их на солнышке и доест.

Запасы для бурундука важны не столько зимой, сколько именно весной. Во-первых, весной голодно в лесу, а во-вторых, бурундукам некогда искать еду; в это время они обзаводятся семьями и носятся по лесу, оглашая его звонким свистом, будто сообщая всем: вот, мол, наконец пришла долгожданная весна!

Нельзя закончить рассказ о бурундучке, не упомянув об одной его удивительной особенности: он служит прекрасным барометром. За несколько часов до дождя, сидя на задних лапках где-нибудь на пенечке, бурундуки издают совершенно особые звуки. Грустно кричит бурундучок, видно, очень не любит он ненастную погоду.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.