Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Библиотека Книга Жизни Немного общей теории или как важна экология. Взаимосвязь животных и растений.

Немного общей теории или как важна экология. Взаимосвязь животных и растений.

Известный ученый, акаде­мик С. С. Шварц говорил: «Любой вид животных или растений биологически уникален. Его вымирание — принципи­ально невосстановимая утрата».

Человек, казалось бы, всемогущ: он может создать удивительные машины и новые сорта растений; может восстано­вить разрушенные землетрясением го­рода; он проник в космос и расщепил атом; он меняет облик планеты. И толь­ко одного он пока сделать не может — создать новый живой организм или вос­становить утраченный. Да, вот так: ист­ребили какое-то животное, уничтожили какое-то растение, и ни один институт, ни одна лаборатория, даже все инсти­туты, все лаборатории, все ученые мира, если бы даже объединили свои усилия, не смогли бы оживить червя или вос­становить жившего некогда на Земле жучка. Не говоря о более сложных ор­ганизмах. Уже одно это заставляет (или должно заставить) нас бережно и вни­мательно относиться ко всему живому.

И тут может возникнуть такой вопрос: допустим, каждый живой организм уни­кален и неповторим, но такая ли, дей­ствительно, будет беда, если какие-то животные или растения исчезнут? Тем более, что среди них, как известно, есть и вредные, даже очень вредные...

Ответить на такой вопрос легко и про­сто. Можно, конечно, сказать: да, важны все животные и растения. Но ответ бу­дет многим непонятен, потому что очень прочно вошло в сознание людей пред­ставление о вредных и полезных пред­ставителях фауны и флоры.

Люди издавна привыкли делить рас­тительный и животный мир на две части. Одни растения — те, которые идут в пи­щу или являются лекарственным сырь­ем, служат строительным материалом или украшают нашу жизнь,— полезные; другие — сорняки, ядовитые — вредные.

С животными та же история: охот­ничьи или домашние животные — по­лезные, полезны и те, что опыляют рас­тения или как-то еще проявляют себя с положительной стороны. Они — нужны. Остальные — нет.

Однако такое деление совершенно не­верно. Конечно, есть растения и живот­ные очень нужные, даже необходимые человеку, есть и такие, к которым он безразличен. Есть и просто мешающие, вредящие ему. Но тут надо обратить внимание на формулировку: мешающие человеку, вредящие человеку, нужные человеку. Поэтому, говоря «вредные» или «полезные», необходимо всегда до­бавлять (или, по крайней мере, пом­нить), что полезны или вредны они именно для человека, а не сами по себе.

Да, человеку некоторые животные (и в особенности насекомые) часто вредят. И человек борется с вредящими жи­вотными всеми доступными ему спо­собами. Тем не менее до сих пор на­секомые и грызуны уничтожают почти одну пятую всех сельскохозяйственных продуктов. Но и эти животные — часть природы. И мы не можем обойти их в книге, хотя главная ее задача — рас­сказать о тех, кто нуждается в защите и охране. Кроме того, не зная вре­дящих человеку животных и расте­ний, мы не сможем по-настоящему оце­нить тех, кто приносит человеку пользу. Ну в самом деле, всем известно, что многие птицы полезны для нас. Но представляем ли мы, насколько? Или почему надо бережно относиться к та­ким, например, насекомым, как жуже­лицы или наездники? Ну, уничтожают они всяких гусениц, каких-то личинок, жуков, но стоит ли уж так заботиться об их благополучии?

Чтоб понять это, необходимо кое-что знать.

Насекомые, как правило, очень не­большие. Поэтому и съесть много не могут. Даже самая крупная тля за сутки выпивает максимум от девяноста до ста пятнадцати миллиграммов сока расте­ний. Такая потеря сока для растений ничего не значит. Но дело тут не в количестве съедаемого одним насеко­мым, а в количестве самих насекомых.

Насекомые, и тля в том числе, обла­дают, как говорят ученые, колоссальной энергией размножения. Если записать то количество, которое даст потомство одной обыкновенной тли, появившееся в течение лета (с детьми, внуками, прав­нуками, прапра... и так далее), то цифру можно было бы записать единицей с двадцатью семью нулями. Потомство кровяной тли — единицей с тридцатью нулями, а потомство одной капустной тли, если бы оно все выжило, к концу лета весило бы восемьсот миллионов тонн, примерно в сорок раз больше, чем все люди на Земле. Конечно, такого ко­личества тлей не бывает. Потому что в природе есть силы, сдерживающие энер­гию их размножения.

Тля — классический пример, который любят приводить энтомологи. Второй, тоже классический,— мухи.

Знаменитый шведский ученый Карл Линней как-то сказал, что три мухи мо­гут съесть труп лошади так же быстро, как и лев. Невероятное на первый взгляд утверждение станет понятным, если мы будем знать такие факты и цифры. Ли­чинки некоторых мух развиваются на падали. Самка мухи откладывает до ста двадцати яичек, из которых появляется, естественно, столько же личинок. За лето самка может это проделать пять-шесть раз. Большинство новорож­денных, как правило, самки... Но даже если самок только половина, то через несколько месяцев количество потомков одной мухи достигнет нескольких трил­лионов! А ведь есть мухи, самки кото­рых откладывают до двух тысяч яичек одновременно. Если бы все это по­томство выжило, то земной шар оказался бы под слоем мух толщиной в четыр­надцать с половиной метров.

Есть такая бабочка: луговой мотылек. Крошечная, незаметная, весит она ка­кие-то доли граммов. А потомство одной такой бабочки к концу лета может весить четверть тонны!

Семья одного амбарного долгоносика за лето может составить армию в во­семьсот тысяч жуков.

Итак, тли, мухи, бабочки, жуки — все они очень плодовиты. И можно пред­ставить себе, что произошло бы на на­шей планете, не будь сдерживающих их размножение сил. И мы говорим здесь, в этой книге, о вредящих насекомых для того, чтоб отчетливее было видно, как нужны сдерживающие силы и по­чему надо беречь и охранять хищных насекомых, птиц, несекомоядных зверьков.

Но это лишь частичный ответ на во­прос: почему в этой книге рассказано не только о тех животных и растениях, которых необходимо охранять? Есть и другая сторона этой проблемы.

Известно, что растения — основа жизни на Земле. А большинство расте­ний не могут продолжать свой род, не давая семян. Опыляют очень многие растения насекомые. Без насекомых ис­чезли бы многие растения, и вме­сте с ними — жизнь на Земле. Но шестиногие полезны и в более узком плане, они увеличивают богатство человека: по­вышают урожай, а то и вообще способствуют его появлению. Отсутствие или недостаточное количество насекомых- опылителей снижает на пятьдесят — семьдесят процентов урожай плодов и семян и может принести не меньшую беду, чем нападение вредящих насе­комых.

Ну что ж, это, казалось бы, ничему не противоречит: существуют насекомые- вредители — и с ними, естественно, надо бороться, существуют и насекомые-опы­лители — и их надо беречь. Но дело в том. что такой строгой границы в при­роде нет. Вот, например, те же бабочки. Сама бабочка — хороший опылитель растений, а гусеница ее нередко наносит существенный вред. Как быть? Попро­бовать подсчитать пользу и вред и со­поставить?

Пока сделать такие расчеты невоз­можно. Разве что только очень и очень приблизительно. Зато мы тут столкнем­ся с любопытным парадоксом. Дело в том, что какая-то часть вреда, который приносят насекомые, поедая листья рас­тений, будет зачтена им как... активная польза. Эти враждебные по отношению к растениям действия на самом деле не только полезны, но и просто необходи­мы растениям.

Такая уж она многообразная и мно­голикая, не поддающаяся прямому из­мерению и примитивному учету, наша великая природа. В ней нельзя все раз­ложить по полочкам, нельзя все решать однозначно.

Сейчас установлено, что в лесу нужны гусеницы, объедающие листву на деревь­ях. Подсчитано даже, сколько должно быть таких гусениц: двести — триста ки­лограммов на гектар. Больше — это плохо. Но и меньше — скверно. Гусе­ницы прожорливы. И как всякие живые существа, имеют выделения. Не суще­ственная и отнюдь не занимательная проблема для неспециалиста имеет, ока­зывается, очень существенное значение для жизни леса. Маленькие — до ста миллиграммов в сутки — порции выде­лений за период развития гусеницы пре­вращаются в несколько десятков грам­мов, а в пересчете на гектар — это уже несколько сот килограммов прекрасного и равномерно распределенного удобре­ния.

Но ведь от насекомых страдают де­ревья, страдает их листва! Да, листья страдают, точнее, их становится меньше. Но самим деревьям опасность, если, по­вторяем, количество насекомых не пре­вышает нормы, не грозит. Деревья легко переносят потерю части листвы, что, в общем-то, при нормальном развитии со­бытий в лесу, происходит каждое лето.

За многовековой период своего суще­ствования деревья прекрасно приспосо­бились к насекомым. Многие формиру­ют листьев гораздо больше, чем им тре­буется для нормального существования. И это позволяет деревьям безболезнен­но «платить дань» листогрызущим на­секомым.

В течение лета листва частично вос­станавливается, но ее уже становится меньше. Опадая осенью, она создает так называемую подстилку, которую успеш­но перерабатывают почвенные живот­ные. Но если бы листьев оставалось больше, то есть если бы какое-то ко­личество их не уничтожалось, то, есте­ственно, и подстилка была бы толще (по подсчетам некоторых специалистов, в два раза). И кто знает, смогли бы с ней справиться те, кто живет в почве и на почве? Возможно, какая-то часть под­стилки оставалась бы непереработанной и, накапливаясь из года в год, рано или поздно погребла бы лес, и деревья за­дохнулись бы.

По крайней мере, такой точки зрения придерживаются некоторые ученые. К счастью, проверить это мы не можем, потому что лес никогда не задохнется в собственных листьях, а это, в свою оче­редь, не произойдет потому, что почвен­ным животным помогают те насекомые, которые находятся на деревьях. То есть те самые вредные листогрызы! Значит, они полезны? Ни то, ни другое. «В лесу стихийном или девственном нет ни по­лезных, ни вредных животных — там все полезны для леса»,— писал замеча­тельный лесовод Г. Ф. Морозов.

Это лишь отдельные примеры того, как нельзя все раскладывать по полоч­кам в природе.

Мы говорили сейчас в основном о на­секомых, потому что они — самые мно­гочисленные, самые распространенные и самые активные животные. Их гораздо больше, чем всех остальных животных на Земле, и по видовому и по количе­ственному составу. С ними мы сталкиваемся гораздо чаще, чем с другими, их роль к жизни нашей планеты очень многообразна (гораздо многообразнее, чем мы сказали здесь) и наиболее заметна.

Мышевидные грызуны пи­таются в основном семенами злаков и запасают их в своих норках. Лесу, сте­пям, лугам эта биологическая особен­ность грызунов, как правило, большого ущерба не приносит. Но когда речь за­ходит о культурных растениях, отноше­ние к грызунам, естественно, меняется, тут они становится опасными вредите­лями. В природе же эти мелкие грызуны необходимы. Во-первых, потому, что не­которые грызуны-землерои, перелопачи­вая почву, активно участвуют в ее обо­гащении, повышают ее плодородие. Во-вторых, унося в свои убежища или подземные кладовые семена, грызуны- землерои тем самым способствуют рас­селению растений. Например, сейчас ус­тановлено, что в расширении площади лесов Курской области решающую роль сыграла деятельность грызунов.

Однако и это еще далеко не все. Если бы мы уничтожили грызунов, то тем самым погубили бы и горностаев, лис, куниц, хищных птиц. Точнее, они по­гибли бы сами от голода, потому что грызуны — основная пища многих жи­вотных.

Конечно, это вовсе не значит, что с грызунами нельзя бороться. Можно и нужно. Но не доводить до полного унич­тожения животных. Не случайно в науке появился термин «щадящая борьба». Когда грызунов много — плохо, когда мало тоже нехорошо. Впрочем, это относится не только к грызунам, а ко всем животным.

Равновесие — один из основных за­конов природы. И в животном мире это равновесие в огромной степени поддер­живают хищники. Да, те самые хищни­ки, которые испокон веков считались вредными, уничтожающими животных, необходимых человеку.

Прежде чем говорить об этом, при­ведем несколько примеров, ставших хре­стоматийными.

В начале нашего века в Норвегии ре­шили уничтожить всех хищных птиц. Они, мол, ловят белых куропаток. И уничтожили. В первые годы действи­тельно количество куропаток сильно увеличилось. Прошло несколько лет, и люди стали замечать: количество птиц начало резко снижаться. А потом они чуть было не исчезли совсем.

Примерно в те же годы в Канаде уничтожили всех хищных зверей в рай­оне, где паслись олени карибу. И оленей стало больше. Потом их стало очень много. А затем численность карибу на­чала резко снижаться. И если бы люди вовремя не спохватились, карибу исчез­ли бы совсем.

Еще один пример. В некоторых во­доемах люди стали уничтожать хищных рыб. Однако рыболовам это «меро­приятие» не доставило радости, после первых удач начались постоянные не­удачи: рыба не клевала, неводы оказы­вались пустыми.

Эти примеры (а привести их можно было бы гораздо больше) — свидетель­ство того, как люди, не зная жизни природы и роли в ней хищников, решили «поправить» ее по своему разумению и в результате...

В случае с куропатками получилось вот что: среди них распространилась ка- кая-то болезнь, которая и погубила этих птиц почти полностью. Раньше распро­странители болезни, то есть заболевшие птицы, сразу же уничтожались: больные, ослабевшие птицы в первую очередь ста­новились добычей хищников. Конечно, не потому, что хищникам больше нра­вятся больные, просто бальные менее подвижны, менее увертливы, менее сильны и поймать их легче. Таким образом, хищные птицы не давали болезням рас­пространяться.

В случае с оленями карибу то же самое. Плюс еще и то, что отсутствие хищников позволило оленям сильно раз­множиться, им стало не хватать еды, и олени, кроме болезней, погибали еще и от голода.

Ну и наконец, хищные рыбы тоже в первую очередь хватают больных и ос­лабленных и не позволяют возникнуть эпидемии среди рыб.

Это относится и к рыбоядным птицам, которых тоже часто нещадно преследо­вали за то, что они якобы поедают в больших количествах рыбу и тем самым вредят, мешают рыболовству. Но и тут выяснилось, что рыбоядные птицы за­частую не мешают, а помогают рыбо­ловам и рыбоводам: они тоже служат санитарами.

Однако все это вовсе не значит, что нельзя бороться с вредящими человеку животными. Но мы уже говорили: борь­ба должна вестись с учетом биологиче­ского равновесия и значения каждого вида в общей цепи природных взаимоот­ношений. Задача эта очень трудная еще и потому, что человек сам нарушил и продолжает нарушать сложившееся рав­новесие в природе. И часто делает это по необходимости. Тем важнее помнить, что за миллионы лет, в течение которых развивалась жизнь на нашей планете, все виды растений, животных, микроор­ганизмов удивительно приспособились, «притерлись» и к условиям неживой природы, и друг к другу, да так, что без преувеличения можно сказать: каждый необходим друг другу, зависит друг от друга, живет за счет или с помощью другого.

Приведем самый простой пример. Ба­бочка и цветок. Бабочка питается нек­таром цветка и тем самым поддерживает свою жизнь. Цветок с помощью бабочки опыляется, и вид, к которому принад­лежит этот цветок, продолжает суще­ствование. Допустим, кто-то вдруг унич­тожил все растения, нектаром которых питались бабочки. И бабочки погибли бы от голода, не оставив потомства.

Если такое произойдет в больших масшта­бах, погибнет целый вид. И наоборот, если исчезнут бабочки, то растения, кото­рые они опыляли, не дадут семян и тоже исчезнут. Это, конечно, очень упрощен­ный пример. В природе же все животные и растения связаны между собой гораз­до более сложной системой взаимоот­ношений. Но как бы ни сложны были эти связи, суть остается: все друг другу нужны, каждый зависит от другого, и выпадение любого звена в цепи этих взаимоотношений, как правило, приво­дит к нарушению биологического рав­новесия в природе. А последствия этого могут быть самые разные и порой очень неприятные для человека. Известны слу­чаи, когда люди, не зная или не при­нимая в расчет эту общую взаимо­связь или взаимозависимость в природе, истребляли вредителей сельского хозяй­ства (конечно, из самых лучших побуж­дений: чтобы сохранить урожай), но тем самым способствовали бурному разви­тию других вредителей. Например, в од­ном районе велась химическая борьба с грызунами. Пострадали и птицы. И тот­час же появилось много гусениц, кото­рые нанесли огромный вред лесам и полям.

Это пример быстрой и довольно по­нятной реакции природы на нарушение биологического равновесия. А вот при­мер несколько отдаленной реакции, ко­торую вначале и распознать-то трудно.

Не так давно жители некоторых рай­онов Западной Германии стали страдать от появившихся в большом количестве общественных ос. Осы жалили людей, проникая даже в дома. Не сразу удалось понять, почему появилось так много этих насекомых. Оказалось, виновны ли­сы. Точнее, отсутствие лис. Лисы раз­рушали гнезда ос, находящиеся в земле. И тем самым не давали им возможности размножаться в огромных количествах. Когда лисы исчезли (одних истребили, другие ушли из-за активной деятельно­сти человека), осы размножились на­столько, что стали досаждать людям.

Следующий пример более сложный.

В прошлом веке фермеры одного из английских графств были сильно обеспокоены падежом овец. Овцы не болели, но быстро худели, а затем гибли. Ве­теринары ничем не могли помочь фер­мерам — сами не знали, в чем дело.

Тогда фермеры обратились к Чарлзу Дарвину, известному естествоиспытате­лю, который жил в этом графстве. Дар­вин несколько дней ходил по пастби­щам, а потом посоветовал фермерам за­вести кошек. Фермеры очень удивились: при чем здесь кошки, если гибнут овцы? Уж не стал ли великий натуралист чу­даком на старости лет? Нет, Дарвин не стал чудаком. Обследовав пастбища, он увидел, что с них почти исчез клевер — основная пища овец в этих местах. Причина исчезновения клевера для Дар­вина была ясна: отсутствуют его глав­ные опылители — шмели. А отсутствуют шмели потому, что их гнезда разрушают появившиеся в большом количестве мы­ши. Значит, надо уничтожить или резко сократить количество мышей. Это могут сделать, естественно, кошки. Итак, кош­ки сокращают количество мышей, появ­ляется достаточно шмелей, они опыляют клевер, клевер дает обильный урожай, и овцы обеспечены едой... А ведь, ка­жется, кошки и гибель овец — что тут общего?

А вот еще один пример, очень близкий нам и довольно типичный в тех или иных вариантах.

В районе крупного пионерского лаге­ря появилось большое количество гусе­ниц, которые начали губить лес. Ребята были очень огорчены этим. Но ни они, ни их вожатые не могли себе предста­вить, что сами виноваты в гибели леса. А суть дела была вот в чем. Вокруг лагеря ребята постоянно собирали цве­ты. Собирали и цветущие, и еще не ус­певшие расцвести — в общем, обрывали все. А на цветах жили и питались не­ктаром цветочные мухи — тахины, ли­чинки которых уничтожают гусениц, вредящих лесу. И вот исчезли цветы, значит, исчезли и мухи. Не стало мух, естественно, не появились и личинки. А не появились личинки — некому стало уничтожать гусениц. Они размножились в огромных количествах и атаковали лес. Лес сильно пострадал. А ребята так и не узнали, почему это произошло.

Есть еще множество других примеров того, как элементарная биологическая неграмотность приводила к очень пе­чальным результатам. Ученые зареги­стрировали уже немало последствий не­продуманного вмешательства человека в дела природы. Вот почему так серьезен вывод, к которому они пришли: неизве­стно, что может произойти в будущем, если исчезнет какой-либо вид животных или растений, и неизвестно, чем это обернется для самого человека.

Но можно предвидеть новое возраже­ние: а для чего нам дикая природа? Человечество уже не живет охотой, не собирает коренья, не использует дикие злаки. Может быть, стоит вырубить леса и распахать все залежные земли, чтоб засеять их пшеницей или рожью, унич­тожить всех диких животных и развести только домашних?

Не будем повторять уже сказанное о биологическом равновесии, о роли птиц или иных животных в защите рас­тений (как дикорастущих, так и куль­турных). Скажем о другом.

Почти все животные и растения, ко­торых сейчас использует человек, при­ручены, окультурены, одомашнены еще в доисторические времена. Потом человек выводил лишь новые сорта, породы, улучшал их, делал более продуктивны­ми, жизнестойкими. Но человечество идет вперед, жизнь выдвигает новые тре­бования, в том числе и создание иных форм и пород культурных растений и животных.

Современные культурные растения и домашние животные, естественно, имели диких предков. Это был, как говорят ученые, «исходный материал». Для вы­ведения новых форм животных, воз­можно принципиально отличающихся от уже существующих, понадобится и но­вый исходный материал. Фауна и флора нашей планеты очень богаты. Известно, например, что в нашей стране сущест­вует свыше шестисот видов диких ра­стений — родственников сельскохозяй­ственных культур. Многие из них, по мнению специалистов,— потенциальные культурные растения или, во всяком случае, материал для выведения новых сортов. Но для этого необходимо со­хранить дикие виды.

Сейчас ученые условно разделили всех представителей фауны и флоры на несколько групп. В одну группу входят животные и растения, представляющие ценность для человека сегодня. В дру­гую — те, что окажутся необходимы в будущем (это уже известно). Это те, которые станут исходным материалом для выведения новых пород и сортов или станут поставщиками медицинского и промышленного сырья. И наконец, третья группа — животные и растения, ценность которых мы сегодня еще не в состоянии определить, не в состоянии предвидеть, какую роль сыграют они в будущем. Однако уже сейчас ясно: люди никогда не смогут обойтись без живот­ных и растений, без естественных про­дуктов питания, никогда, несмотря на все свои успехи, химия не заменит мно­гие необходимые человеку лекарства, никогда человек не сможет полностью перейти на синтетические ткани или ис­кусственный мех. Человек сможет нор­мально существовать только тогда, когда будет получать естественные продукты, естественное сырье, естественные мате­риалы (искусственные — лишь как до­бавку).

Но человечество не сможет существо­вать без животных и растений и по дру­гой причине: многие ученые считают, что научно-техническая мысль уже не в со­стоянии дальше развиваться без «под­сказки» животных.

Люди много и упорно трудились над созданием сложных аппаратов и прибо­ров. И не знали, что подобные аппа­раты и приборы уже давно созданы природой. Природа — гениальный кон­структор. Она создает такие «аппараты» и «приборы», о которых люди могут по­ка только мечтать. И люди мечтают. Но не сложа руки — они изучают животных и растения, пытаются проникнуть в их тайны, использовать «патенты природы». И многое уже сделано. Но это лишь первые шаги. Для того чтобы эта работа шла успешно, должны жить на Земле все ее представители — и те, в тайны которых люди уже проникли, и те, о тайнах которых люди еще не знают.

Много, очень много загадок у живой природы! Есть свои секреты у всех жи­вотных и растений, которые тебя окру­жают, к которым ты привык, на которых ты часто не обращаешь внимания и, воз­можно, несправедлив к ним.

И наконец, еще одна причина, по ко­торой мы должны беречь окружающий нас мир природы.

Во все времена природа вдохновляла поэтов и художников, композиторов и писателей. Без нее не было бы самых лучших картин и симфоний, стихов и песен. А без музыки, без стихов, без живописи люди жить не могут. О неко­торых художниках, воспевающих рус­скую природу, ты сможешь прочитать в последнем разделе этой книги. Автор этих рассказов — В. Порудоминский.

Природа прекрасна, конечно, не толь­ко в произведениях искусства, она сама делает жизнь тех, кто ее любит, кто умеет смотреть на нее добрыми глазами, пре­красней, ярче, богаче.

Конечно, есть и другие причины, по которым мы должны беречь животный и растительный мир нашей планеты. Причин много. Но спасти животных и растения можно, только зная и любя их.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

mobil atf 220 mobil atf lt
 
фара купить запчасть 6K0941723A Skoda Audi Volkswagen Seat
 
bitcoin tor
 
https://myfreemp3.click