Зеленая энергия - популярно об экологии, химии, технологиях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Испытания разума

Создав первое копье или топор, первое орудие своего производства, человек поместил их между собой и природой, тем самым от нее как бы отделившись. В качественном понятии развития он словно бы вышел за пределы чисто биологической формы движения материи, переступил границы, в которых безоговорочно властвуют лишь биологические законы, выработанные и выверенные эволюцией.

Отгородившись от природы весьма еще примитивной, но — «техникой», человек стал терять постепенно и острое чутье животных, ощущение некоторых жизнесохраняющих биологических законов. Природа уже не могла, как в других живых сообществах, регулировать ни численность популяции человека, ни размеры присвоения человеком ее ресурсов. В существующей, например, в природе пищевой цепи «потребитель — корм» сокращение численности первых всегда опережает угрожающее снижение численности последнего, поскольку питание производится за счет естественного прироста «корма», «основной фонд» которого остается неприкосновенным. Иными словами, природа дает «визу на жизнь» строго определенному количеству «потребителей», которые могут прокормиться без ущерба для естественного восстановления кормов. В противном случае численность потребителей безжалостно сокращается тем или иным образом. В этом — один из основных природных законов, который охраняет многообразие, устойчивость и жизнеспособность биосферы в целом. Далекие же наши предки перестали подчиняться ему, и это не осталось безнаказанным. Хотя первобытных людей насчитывалось немного — около десяти миллионов на всей планете, чувство голода у них было, наверное, более острым. Ведь в поисках пищи надо было проходить, а то и пробегать многие километры. А потом тратить силы на борьбу, скажем, с мамонтом, чтобы превратить его и в жаркое, и в предмет одежды и транспортировать его на себе к домашнему очагу. Так что не таким уж и «золотым веком», как считал Руссо, было то время для человека. Хотя и давала ему природа все необходимое, но какой ценой!

Многим больше работали древние наши предки. И пусть жили они втрое-вчетверо меньше нашего, на восстановление сил своих, на «ремонт» быстро изнашивающегося организма требовалось немало жиров, белков и углеводов. Ведь на каждый килограмм своего веса человек затрачивает калорий в пять-шесть раз больше, чем любое другое млекопитающее. Подобных «затрат» природа еще не знала.

Личные же потребности человека были тогда много более скромными, чем нынешние. Подсчитано, например, что в XVIII в. требования среднестатистического человека к сельскохозяйственному производству были в четыре, если не в пять раз меньшими, чем в наше время. Требования же первобытных людей были, очевидно, скромнее раз в десять. Можно также предположить, что, ведя тогдашнее свое охотничье-собирательское хозяйство, и к природе человек относился более бережливо. Все добытое нелегким трудом — и мясо, и шкуры, и кости, и растения — все употреблялось без остатка. КПД «добывающей» и «перерабатывающей» первобытной «промышленности» был в десятки раз больше современных. Она лучше вписывалась в природу, полнее использовала изъятые ее ресурсы. Если из существующих на Земле 500 тыс. видов растений на пропитание, корма и технические нужды в массовом масштабе мы используем сейчас лишь сотые доли (около 90 видов), то в доземледельческую эпоху человек потреблял почти все содержащие белок съедобные растительные и животные организмы. Все варилось, сушилось, перетиралось, смешивалось и сохранялось в различной таре впрок, на «черный день», которых становилось все больше: число людей росло, а продуктов питания не прибавлялось. Считают даже, что гончарное производство зародилось во времена собирательского хозяйства, суровые условия которого требовали долгого хранения добытых продуктов и соответствующей «тары». Полагают также, что в доисторические времена человек, не ведая того, немало потрудился и в роли селекционера растений. Отбирая наилучшие съедобные плоды, семена, коренья и кочуя с ними на большие расстояния, люди переносили их порой в более благоприятные почвенно-климатические условия, где, попадая в землю случайно или в отходах, зерна и семена способствовали появлению гибридов с новыми свойствами, расширению площадей распространения высокосортных пищевых продуктов. Повторяясь тысячелетиями (а история охотничье-собирательского хозяйства насчитывает около двух миллионов лет, т. е. основную часть известной истории человечества), все это приводило к искусственному отбору наиболее ценных растений, появлению новых их сортов.

Говорят, что охотничье-собирательское хозяйство позволило человеку освоить Землю. Однако, как ни трудился он, «перебороть» вышеозначенный закон природы человек все же не смог. Истребление животных, уничтожение съедобных растений вместе с опережающим их восстановление ростом рода людского привели к нехватке пищи, голоду, смертности и резкому сокращению численности людей. Это был первый в истории человека (не природы) экологический кризис.

Давая определение понятию экологического кризиса, академик С. С. Шварц писал, что он «...заключается не в том, что в результате непродуманных действий человека гибнут биологические природные ресурсы, а в том, что подрывается способность природных комплексов к саморегуляции или система саморегуляции «работает» против человека и человечества». Экологический кризис можно рассматривать и как конфликт во взаимоотношениях биовида или рода с природой. Он вызывается несоответствием развития этого вида природным возможностям. Кризисом природа как бы напоминает о нерушимости основных своих законов, будто «преподает урок» нарушителям, а не усвоивших это выводит в небытие. Так проходило качественное обновление живых существ на Земле, такой «урок» задала природа и первым людям. Не реши они его — конец был бы печальным. Но людей спасли догадка, ум, сознание — то, чего лишены были другие их сожители по планете. Все те живые существа, формы поведения которых направленные на приспособление, «вписывание» в условия среды, были жестко закреплены генетическими программами. Особенность же человеческого мозга, высокая степень свобод организации 50 млрд его нейронов (материальной базы сознания) дают практически бесконечное число возможностей форм поведения, не ограниченных генетическим кодом.

Писатель Александр Горбовский как-то отметил: «...мы знаем так же мало о механизме сознания, как наши предки об атмосферном электричестве». Это так — о сознании своем мы знаем еще немного. Но известно то, что возникло оно в результате обществен иых отношений. Именно в этих условиях биологическая эволюция принимает новую, надбиологическую форму и человек становится единением двух различных взаимодействующих начал. Вполне очевидно и то, что надбиологическая сфера сознания развивается под влиянием практической деятельности человека, его производства, появившегося с первыми орудиями труда. Существует даже мнение о том, что с их появлением биологическая эволюция человека практически закончилась. Основные биологические его черты, сформировавшиеся в ходе эволюции и закрепленные генетически, за сорок тысяч лет истории вида Homo sapiens не изменились. Изменились лишь орудия труда, общественные отношения, и дальнейшую эволюцию человека нередко определяют как техническую, социальную, как эволюцию надбиологическую, достижения которой, по мнению ряда ученых, в генах не «записываются», не передаются механизмом биологической наследственности.

К теме сознания мы еще вернемся, а сейчас приведем бытующее мнение о том, что разум оценивается его способностью к выживанию и если люди на планете терпят неудачи, то они по существу терпят неудачи в испытании разума, неудачи из-за неверного его использования. Если это так, то наши древнейшие предки, очутившись впервые перед угрозой вымирания, вплотную подойдя к проблеме «быть или не быть», с честью выдержали испытания своего разума. Проявив гениальную сообразительность, они обезвредили главную опасность своего существования — традиционные формы добывания пищи: охоту, рыбную ловлю, собирание растений — они заменили производством продуктов питания.

Может быть, из пойманных на охоте животных излишки оставляли сначала «про запас» и потом уж перешли к намеренному их разведению, а заметив, как прорастают просыпанные ненароком зерна, затем стали выращивать их специально, — быть может, первые опыты земледелия и животноводства были случайными, но, очевидно, вскоре они стали осознанными, приобрели характер массовой производственной деятельности. Так первый в человеческой истории экологический кризис завершился примерно десять тысяч лет назад победой человека, сумевшего в корне изменить прежние привычные формы своей жизнедеятельности, совершившего первую экологическую революцию, называемую иногда «сельскохозяйственной».

Экологическую революцию можно рассматривать как ответную реакцию человека на кризис, как своеобразную форму борьбы за свое существование. Вызванная необходимостью, она изменяет систему человеческого мышления, его психологию, рушит традиции и формы хозяйственной деятельности, изменяет формы природопользования и взаимоотношения с природой. Изменяет, конечно, не сразу. Первые экологические революции длились тысячелетиями, более. поздние — веками, а современная, по мнению ученых, займет около пятидесяти лет.

 

Интересно знать

Департамент энергетики США отобрал 37 исследовательских проектов в области хранения энергии, энергии биомассы, захвата диоксида углерода и ряда других направлений. Среди них - новые металловоздушные батареи на основе ионных жидкостей с плотностью энергии превышающей в 6-20 раз плотность энергии обычных литиевых аккумуляторов, а так же проект по получению бензина непосредственно из солнечного света и CO2 используя симбиоз двух микроорганизмов.

масло мобил 10w60 отзывы mobil 1 10w60 отзывы
 
Бампер купить запчасть 6L0807217DRGRU Skoda Audi Volkswagen Seat
 
bitcoin hide funds
 
fimi mpr